USD/RUB 64.38
EUR/RUB 72.98
EUR/USD 1.1336
25.02.2019, понедельник, 17:55
 

23 февраля: как красные у белых праздник отобрали

Все знают, кого надо поздравлять в День защитника Отечества. Но ответ на вопрос, откуда пошел этот праздник, не так прост. 23 февраля исполняется 100 лет началу празднования Дня Красной Армии и флота (с 1946 был переименован в День советской армии и Военно-морского флота). Хотя тут пойдут споры: праздник был учрежден в 1918 году, значит, 100-летие было год назад. Действительно, разговор о необходимости организации Красной армии зашел еще в январе 1918 года, и 28 числа того же месяца было принято решение о создании регулярных вооруженных сил советской республики. Указ Совнаркома о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии был опубликован 2-го февраля. Эти дни и могли бы стать точкой отсчета в истории "непобедимой и легендарной". Но "днем рождения" они все же не стали. Владимир Свержин рассказывает, почему праздник выпал на 23 февраля и что все-таки отмечают в этот день.
Грустный праздник
Не до праздников в тот момент было новой власти. И уж точно не до празднеств в честь побед новорожденной армии. Саму идею отметить годовщину создания армии лишь в феврале 1919 года высказал председатель Высшей военной инспекции РККА Николай Подвойский. Сначала думали привязать к 17 февраля — Дню Красного подарка (был на заре Республики Советов такой праздник), но в том году 17-е выпадало на понедельник, и День красной армии сдвинули на воскресенье — 23-е число.
А что же происходило непосредственно 23 февраля?
Тяжело найти в истории России время более трагичное и противоречивое, чем Гражданская война. Даже Великая Отечественная во многом несет кровавый отпечаток уже давно отгремевших к тому времени событий 1918 –1922 годов. Показательно, что среди тех, кто был осужден и казнен по ее окончанию, были столь одиозные фигуры прошлой войны, как атаман Семенов, генералы Краснов и Шкуро. Победа красных в Гражданской войне закончила острое военное противостояние, но разлом в обществе не исчез, и в наши дни вопрос "ты за красных или за белых" остается актуальным. В неявной, ползучей форме, как тлеющий глубоко под землей торфяной пожар, гражданская война продолжается.
Альтернативная реальность: Красная армия была создана 23 февраля 1918 года. Днем ее создания традиционно считается победа над немцами под Нарвой и Псковом.
Генерал Макс Гофман
Первый "узаконенный" рассказ об этих громких победах был опубликован в большевистском "ветхом завете" — сталинском "Кратком курсе истории ВКП(б)" в 1938 году. К этому времени праздник уже прочно вошел в обиход, как-то его нужно было обосновывать. Еще живы были свидетели и участники тех печальных событий, но это не имело значения. Но что же все-таки происходило под Нарвой и Псковом, откуда взялись эти названия городов в истории побед Красной армии?!
Кризисная ситуация на Северо-Западном фронте досталась большевикам еще от Временного правительства. То есть и до февральского переворота положение было непростым, однако разложение армии, организованное "временщиками", создало просто катастрофическую ситуацию. Как писал начальник штаба Восточного фронта генерал Макс Гофман:
Мне еще не приходилось видеть такой неуклюжей войны. Мы вели ее практически поездами и автомобилями. Садишь на поезд горсть пехоты с пулеметом и одной пушкой и едешь к следующей станции. Берешь вокзал, арестовываешь большевиков, сажаешь на поезд еще солдат и едешь дальше.
Ситуация на фронте складывалась хуже не придумаешь. Нарушив ранее достигнутое перемирие, Германия двинула войска к Петрограду. Перед ней, грабя и убивая всех неугодных, двигалась обозленная толпа дезертиров. На пути у них были Псков и Нарва. Оба города не так давно рассматривались российским Генеральным штабом как вероятные узлы обороны, здесь имелись войска, склады, да и сами они были хоть и старыми, но все же крепостями (через реку от Нарвы стояла еще одна крепость — Ивангород). При необходимости удерживать этот рубеж можно было прочно. Отсутствовало главное — желание остановить врага.
Псковская эпопея
Псков в годы Первой мировой
Солдаты, будь то царской армии или же красногвардейцы, совсем не жаждали лезть под пули. Вот что вспоминал участник обороны Пскова И.В. Иванов:
Часов в 11-12 дня на площади около Совдепа был убит председатель Псковского исполнительного комитета РКС и к. депутатов Совдепа. Убили его деморализованные солдаты царской армии. Клейнемехерт выступил перед ними и только сказал: Отечество в опасности, а вы все распродаете военное, кому попало. Это убийство стало известно всему городу, царская армия начала заниматься грабежом. Вечером, т.е. часов в 17, 23 февраля в театре им. А.С. Пушкина был собран актив всех большевиков и сочувствующих советской власти, на котором присутствовало не больше 250-300 человек. Вопрос стоял один: какими силами войск располагает Военно-революционный комитет. Докладчиком был тов. Позерн Б.П., который сказал, что царскую армию никакими уговорами не привлечь на защиту Отечества, а одна авторота под руководством А. Иванова не в силах сдержать врага, а из Петрограда помощи пока нет никакой. Когда они прибудут? Далее выступил М.П. Ушарнов, который сказал, что проведенные митинги на заводах, предприятиях и фабриках нам ничего дать не могут, никто не изъявил желания защищать завоевания Октябрьской революции, а что касается железнодорожников, то они все саботируют, все против советской власти, так как начальник станции – немец по национальности, а железнодорожные все службы наводнены эсерами и им сочувствующими.
Боевые столкновения начались действительно 23 февраля в 15 верстах от города. Назвать их сражением нельзя даже при сильном желании: идущие маршем немцы за околицей города наткнулись на собранных с бору по сосенке ополченцев, сохранивших дисциплину воинских частей, и небольшой отряд местной Красной гвардии. Всего 709 человек с несколькими пулеметами. Не втягиваясь в бой, немцы обошли позиции городской самообороны и вошли в Псков. Вялые очаговые перестрелки длились до 28 февраля. Помощь из Петрограда, на которую надеялись защитники Пскова, так и не подошла.
В конце концов, заняв этот стратегически важный центр с обширными военными складами, немцы двинулись вперед, но, встретив очередной занятый войсками рубеж, остановились у станции Торошино. Обороной этой "завесы" по приказу Совнаркома руководил бывший полковник генерального штаба Иордан Пехливанов. Сбить его с занимаемой позиции немцам не удалось.
Полковник Генерального штаба Иордан Пехливанов с дочерью
И все же именно в Пскове 24 февраля в 20:55 произошло событие, с военной точки зрения единственное, достойное упоминания в этом "эпохальном сражении". В момент занятия немцами псковских складов с боеприпасами здесь были уничтожены два вагона со взрывчаткой, снарядами и дымовыми шашками. Взрыв разнес ближайшие складские здания, разрушил подъездные пути и уничтожил около 270 солдат и офицеров врага. Так что если нужно будет объявлять День диверсанта, то этот исторический факт стоит вспомнить. Однако, несмотря на то, что за весь марш на Псков это были самые крупные потери германцев, назвать описанные боевые действия "победой" язык не поворачивается.
Нарвская эпопея
Генерал Парский, дворянин на службе советской армии
С Нарвой дело обстояло еще хуже. Для укрепления революционного духа оборонять древнюю крепость был отправлен народный комиссар флота Павел Дыбенко. Старый большевик, флотский унтер-офицер, он пообещал во что бы то ни стало остановить немцев и с отрядом революционных матросов отбыл громить супостата. В помощь морскому наркому был направлен грамотный военспец — генерал-лейтенант Дмитрий Парский. Надеясь, что большевики продолжат войну с немцами, этот командующий армией пошел на службу к новой власти.
Незадолго перед тем он был арестован большевиками за отказ начать переговоры с немцами о сепаратном мире. Ему грозила Петропавловская крепость и, может быть, расстрел, но солдатский комитет единодушно вступился за "товарища генерала". Теперь же его непримиримая позиция вновь была востребована. Придя к начальнику штаба РККА генерал-майору Бонч-Бруевичу, он заявил:
Я мучительно и долго размышлял о том, вправе или не вправе сидеть, сложа руки, когда немцы угрожают Питеру. Вы знаете, я далек от социализма, который проповедуют ваши большевики. Но я готов честно работать не только с ними, но с кем угодно, хоть с чертом и дьяволом, лишь бы спасти Россию от немецкого закабаления.
Но помощь оказалась излишней. Как оказалось, импозантный каптерщик (до Революции он был каптерщиком-баталером) Дыбенко вовсе не горел желанием "смело в бой идти за власть Советов", а уж умирать "в борьбе за это" так и подавно. Едва свидевшись с противником, нарком поставил своеобразный рекорд по дальности бегства с поля боя — сначала он с матросами рванул в Гатчину, захватил там комфортабельный поезд и дал деру. Через некоторое время поезд обнаружили аж около Самары. Неистовство Ленина трудно описать — от расстрела Дыбенко спасло лишь заступничество его жены, первой женщины-министра Александры Коллонтай.
Павел Дыбенко
Вся ответственность за оборону Нарвского направления легла на плечи генерала Парского. Вражеские передовые части, наткнувшись на русские позиции, подверглись обстрелу, в том числе орудиями бронепоезда, отступили и закрепились на дальних подступах к крепости, в штатном режиме дожидаясь подхода основных сил.
Торопиться немцам было некуда, лезть на рожон значило без всякого смысла терять людей и тратить боеприпасы. Осознав, что на этот раз перед ними боеспособные, по большей мере регулярные части, враг остановился. После подхода основных сил боевые действия здесь возобновились. Парскому удалось собрать воедино отступающие части, добровольцев-красногвардейцев, полки латышских стрелков и организовать нечто вроде пограничной завесы.
Понятно было, что реального напора основных сил германцев эта оборонительная завеса не выдержит. Сам генерал вспоминал: Войска эти были очень смешанные, пестрые и разного боевого достоинства: были более или менее боевые части и были совершенно дезорганизованные. Надо полагать, что боевая их устойчивость, если бы немцы продолжали наступление, оказалась бы роковой.
Однако Парский готов был стоять до последнего.
Порядок празднования годовщины создания РККА
И все же 3-го марта, в день подписания большевиками Брестского мира, Нарва была оставлена. Можно ли считать дело под Нарвой победой? С колоссальной натяжкой. Еще и потому, что 24-го февраля немцам была отправлена телеграмма о полном принятии всех предлагаемых ими условий мира. Переводя с русского на русский — капитуляция. Да, объективно говоря, на этот момент сражаться большевикам было некем и нечем. Армию еще предстояло сформировать.
И все же День защитника Отечества не может быть приурочен к признанию собственного бессилия. Тем более что в России оставались еще доблестные защитники, не желавшие ни признавать капитуляцию, ни повиноваться власти, подписавшей "позорный похабный мир". В ночь с 22 на 23 февраля начался поход отряда добровольцев под командованием генерала от инфантерии сына казака из младших офицеров Лавра Корнилова. Его правой рукой был сын крестьянина, выслужившего в армии офицерский чин, — генерал-лейтенант Антон Деникин. Всего в этой армии Корнилова состояло около 3500 человек, из которых 2350 (от генералов, их было 38, до юнкеров) офицеры. В пургу, почти без боеприпасов и обоза, сражаясь против многократно превосходящих сил противника, они шли из Ростова на Екатеринодар. Это событие, одинаково героическое и безнадежное, вошло в историю как "Ледяной поход". И действительно может считаться днем рождения, но не Красной, а Белой армии. Однако это уже совсем другая история.
Вас также может заинтересовать