USD/RUB 71.00
EUR/RUB 78.15
EUR/USD 1.1007
16.05.2020, суббота, 18:45
 

День казака в Утрехте: как Голландия забыла о том, кто ее освободил

Ранним утром 28 ноября 1813 года голландскую провинцию Утрехт в спешке покидали последние французские части Наполеона. С востока вместе с солнцем в город вошла русская армия. Через ворота Виттевроувенпорт прошли победным маршем казаки, которые фактически дали Голландии независимость от французских интервентов. Долгое время в Утрехте отмечался День казака в честь освобождения, но позже он был упразднен. Сергей Харламов напоминает, как казаки во главе с Бенкендорфом стали архитекторами независимости голландцев.
Период интервенций
Начало XIX века Голландия встретила в удручающем положении. Незадолго до этого к власти пришли люди, вдохновленные Французской революцией. Они сразу признали независимость США, что тут же подорвало довольно тесные отношения с Англией, объявившей государству войну. Торговля была разрушена, что в свою очередь запустило консервативные выступления. Штатгальтер Вильгельм V разрешил интервенцию 26 тысяч прусских солдат для усмирения беспорядков.
Батавианские революционеры | Картина: E. van Drielst
Пруссаки вытеснили сторонников революционеров, но спустя несколько лет те вернулись с французскими войсками под командованием известного революционного деятеля Шарля Пишегрю. Виллем бежал в Лондон, а Голландия из содружества провинций превратилась в Батавскую республику. Естественно, под протекторатом Франции. Эту часть национальной истории голландские публицисты называют интервенционным периодом.
Спустя почти 10 лет Европу придавил завоевательский напор Наполеона Бонапарта. Но французские мечты разбились о неприступные скалы патриотизма подданных Российской Империи. С 1813 года русская армия погнала французов назад — через польские, немецкие, а затем и голландские земли.
Казачий подъем
Отечественная война 1812 года вызвала большой патриотический подъем как среди дворянства, так и среди простых людей. Это видно по одному из эпизодов, описанному исследователем Андреем Бражниковым. Атаман Бакалинской станицы Оренбуржья Серебряков, из казаков-нагайбаков, рапортовал в канцелярию:
Я, при таковых нужных обстоятельствах, жертвуя для защиты Отечества и государства, продал свой дом, некоторое имение и неимущих бедных собственностью вооружил — отставных и малолетков 53 человека. Из числа оружия сабли искупил я посланного чиновника есаула Исаева в губернском городе Уфе, а по неимению там ружей и копий здесь оные искупил у частных людей, а всего суммою на триста рублей.
На 300 рублей Серебряков смог позволить себе купить 42 ружья, 30 сабель и 27 пик — вот столько стоил его дом. Всего в подчинении у Серебрякова оказалось 332 казака. Думается, что таких историй было великое множество, учитывая, что к началу заграничного похода казаков насчитывалось около 7 тысяч.
Бой казаков и французов у реки Эйссел в ноябре 1813 года | Фрагмент зарисовки: Якоб Эрнст Маркус
Как и многие другие, полк Серебрякова присоединился к ополченскому корпусу Тормасова, а потом стал и частью Польской армии. За две недели осени армия продвинулась от границ Польши до Лейпцига, где вступила в конце октября в бой, названный "Битвой народов". Наполеон потерпел в том бою поражение от союзных армий России, Австрии, Пруссии и Швеции. Что интересно, в битве с обеих сторон участвовали разные немецкие формирования, а некоторые полки затем были присоединены к казачьим корпусам.
Наполеон отступал и 2 ноября переправился через Рейн, а союзные войска начали освободительные операции по всему восточному берегу реки. За это время были освобождены Гамбург, Магдебург, Дрезден и Данциг. Отрезанные французские части поочередно сдавались объединенной армии. Всего в плен попало больше 40 тысяч человек, а в целом Наполеон лишился совокупно 150 тысяч солдат.
Голландская кампания
Привал казаков у ворот Амстердама | Картина: Франсуа Жозеф Пфайфер
Для защиты голландских провинций Наполеон оставил комендантом Амстердама генерала Габриэля Молитора. 15 ноября в Амстердаме вспыхнуло восстание, которое не удалось полностью подавить силами жандармерии и таможенников, а вводить 14-тысячный корпус в город Молитор не был готов — ведь уже было понятно, что придется отступать за реку Ваал. В итоге Молитор покинул Амстердам, а за ним потянулись и французские войска.
Со стороны Бремена тем временем наступал сам Александр Бенкендорф, будущий глава политического сыска при императоре Николае I. Он возглавлял тот самый корпус казаков-нагайбаков из 5 тысяч сабель, его сопровождали отряды Степана Балабина, графа Чернышева и Льва Нарышкина. Его цель в Голландии носила разведывательный характер, но командующий самолично решил нанести удар, справедливо решив, что превосходящие силы противника не станут вступать с ним в бой и просто сдадут Нидерланды.
Голландская кампания
Так и случилось. Французы понимали, что Бенкендорф в данной ситуации скорее не разведка, а авангард большой армии. За русскими следовала многочисленная армия прусских союзников. На фоне восстания армии Бенкендорфа удалось войти в Амстердам, когда еще даже не все французы вышли из города.
Когда стало известно о прибытии русского отряда в Амстердам, национальная гвардия выстроилась на Дворцовой площади, с музыкой и барабанным боем двинулась к Королевскому дворцу. Под колокольный звон на улицы города высыпали толпы народа в праздничных одеждах, которые радостными криками приветствовали освободителей. В 10 часов генерал Бенкендорф зачитал прокламацию об освобождении страны от французов и возвращении принца Оранского. Наспех вооруженные, граждане всех сословий города присоединились к солдатам и выступили к двум крепостям, которые охраняли Амстердам. Гарнизоны Мюйдена и Гальвига, слышавшие необычный шум в городе, едва заметив направляющиеся к ним многочисленные колонны, тут же сообщили о своей капитуляции. В плен сдалось около тысячи человек, а на укреплениях крепостей было найдено более двух десятков орудий, — вспоминал сам Бенкендорф.
В тот момент и был освобожден Утрехт. Силы казаков были совершенно немногочисленны — дай бог человек 200 конников под командованием князя Спиридона Эрнстовича Жевахова. Но этого оказалось достаточно, чтобы закрепиться. Тем более Утрехт был не единственной целью казачьего рейда. Таким же образом, с наскока и маленькими группками, были освобождены Амерсфоорт, Эде, Арнем, Лейден и другие. Но надо сказать, не везде такая тактика была применима — например, в Девентере, что восточнее Амстердама, французским частям некуда было отступать, поэтому городской гарнизон окопался и сдал город уже только с приходом пруссаков.
Казаки входят в Утрехт | Картина: Питер ван Ос
Бенкендорф понимал, что французы скоро опомнятся, осознают, что их облапошила разрозненная армия казаков, которых было втрое меньше, чем всех французских сил в регионе. Нужно было полностью очистить регион, чтобы у французов не оставалось места для контрудара. Для этого нужно было закрепиться в крепости Бреда. Русский командующий взял город при помощи освобожденных англичан и при участии передового отряда пруссаков.
Составители "Записок Бенкендорфа", в которых командующий летучими отрядами описывает свои похождения в Нидерландах, констатируют, что отряды сражались "не на страх, а на совесть", иначе молниеносный блицкриг не состоялся бы. Это отмечено и военным руководством. За поход в Голландию награждали преимущественно нижние чины. Приводится пример: в одном из батальонов было 25 "солдатских" наград и ни одной "офицерской". Сам Бенкендорф получил орден уже по итогам всей кампании.
Проблемы с памятью
Утрехтские голландцы будут помнить подвиг казаков ровно сотню лет. Ежегодно в Утрехте будут проводиться мемориальные шествия, а первым частям, оказавшимся в городе, будут воздаваться военные почести. Ничего грандиозного — небольшие построения на центральной площади Утрехта и почетные выстрелы из оружия.
Площадь независимости в Гааге | Фото: Wikimedia
В 1869 году в Гааге поставят памятник, известный голландцам как Plein 1813 — "Площадь независимости". На его барельефах будет рассказываться о сопротивлении, учреждении первых независимых советов, которые после освобождения Голландии пригласили на царствование Виллема I. О русских, конечно, ничего не сказано, но нельзя винить в этом нацию, воспевающую в первую очередь своих героев. Барельеф содержит надпись из письма первого короля Нидерландов Виллема:
Родина снова помещена в ранг наций Европы.
Он лично приглашал Бенкендорфа в Амстердам, наградил его золотой саблей "За подвиги 1813 года". Художником Федором Толстым была отлита памятная медаль "Освобождение Амстердама, 1813 год", где своеобразный русский мечник, больше похожий на греческого борца, бьет неприятеля и защищает щитом невинную девушку, олицетворяющую голландскую историю — такая же девушка будет сидеть на одной из сторон Plein 1813.
В 1914 году Нидерландам придется отменить День казака, потому что на страну будут давить уже не французы, а немцы. Предлог — военный нейтралитет. В ином случае скандала было бы не избежать. С окончанием войны в центре города поставили монумент, олицетворяющий 100 лет борьбы за независимость. Он содержит барельеф, имитирующий картину известного голландского художника Питера ван Оса "Прибытие казаков в Утрехт".
Монумент освобождению Утрехта 1/2
Монумент освобождению Утрехта 2/2
Сегодня голландские националисты уверены, что там изображено бегство французов из города, но кто в своем уме будет изображать на памятнике чье-то бегство? Какой смысл на самом деле закладывался в барельеф, мог бы рассказать только Виллем Конрад Брауэр, скульптор и автор монумента. Но, увы, он умер задолго до того, как Нидерланды окончательно забыли, чьи "полки" стали архитекторами их независимости.
Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/
Вас также может заинтересовать