USD/RUB 64.06
EUR/RUB 72.03
EUR/USD 1.1244
07.02.2019, четверг, 18:40
 

Дипломат, филантроп, союзник Гитлера: как имя Квислинга стало синонимом слова "предатель" во всем мире

24 октября 1945 года у крепости Акерсхус в Осло был расстрелян Видкун Квислинг, глава норвежского правительства под немецкой оккупацией. Само его имя стало нарицательным. В английском языке слово "квислинг" — синоним коллаборационизма. Глагол "квислинговать" употребляется по всему миру и означает "сотрудничать с оккупантами". Но его судьба — пример истории личного выбора, который имел сокрушительное значение. Андрей Полонский рассказывает, как сын священника, человек с выдающимися способностями, дипломат, филантроп, эксперт по России, друг Нансена стал соратником Гитлера, как из подающего надежды политика превратился в позор Норвегии.
За мгновение до расстрела Квислинг сказал:
Я осужден несправедливо и умираю невиновным.
Возможно, он так чувствовал, но история распорядилась иначе. Несмотря на то что в последние годы интерес к личности Квислинга растет (все-таки слишком сложным и противоречивым человеком он был), итоги Второй мировой войны не подлежат пересмотру. Выставка "Норвегия Квислинга", прошедшая несколько лет тому назад в Шиене, вызвала грандиозный скандал, хотя на ней ни в коем случае не делалось попытки обелить главного Квислинга из всех квислингов всех времен и народов.
Однако не знать, не помнить — тоже совсем не выход. В конце концов, этот человек прошел немыслимый, на первый взгляд, путь. Был одним из ближайших друзей и сотрудников великого филантропа и полярного исследователя Фритьофа Нансена, а закончил свои дни на развалинах национал-социализма как верный и одиозный прислужник и поклонник Гитлера. Сыграл значительную роль в организации помощи голодающим Поволжья в 20-х годах в СССР и посылал добровольцев на Восточный фронт…
Мир сложнее, чем он хочет нас иногда уверить. И какие бы "окончательные" выводы мы ни делали по ходу истории, сам факт этот изменить невозможно: мораль хороша только для басни.
Видкун Квислинг
Семья Квислингов
Видкун Квислинг родился 18 июля 1887 года в Фюресдале, округ Телемарк. Это Атлантическое побережье, юго-запад Норвегии, горы. В горнолыжном спорте существует даже специальная дисциплина и стиль катания "телемарк".
Семья Квислинга на протяжении веков была кровно связана с историей Северной Европы. Саму фамилию от латинизированного названия Quislinus придумал прапрапрадед Видкуна — Лоренц Ибсен Квислинг, уроженец деревни Квислинмарк на датском полуострове Ютландия, откуда он в XVII веке и уехал в Норвегию.
Отец Видкуна — священник, известный писатель и специалист по генеалогии Юн Лёуриц Квислинг. Мать – Анна Каролина Банг, дочь крупного судовладельца. Семья считалась одной из самых обеспеченных и известных в Телемарке.
Всего у Юна и Анны было четверо детей, Видкун был старшим. Историки, изучавшие семейную переписку, рассказывают, что в семье царила спокойная, дружелюбная атмосфера, то есть никакой пищи для психоаналитических спекуляций.
В 1893 году Квислинги переехали в Драммен неподалеку от Осло. Там Видкун и пошел в школу. Соученики рассказывали, что его особенно интересовала история, больше всего — история викингов, германской мифологии и собственного рода. Уже тогда он выказывал себя отчаянным патриотом, чем удивлял многих сверстников. В шестнадцать лет имя Видкуна Квислинга впервые попало в прессу. Он спас тонувшую девочку и даже получил специальную медаль за отвагу.
Доктрина "универсизм"
После окончания школы Видкун Квислинг поступил в Военный колледж, который закончил с наивысшим баллом с момента основания этого учебного заведения. За феноменальные успехи он даже был удостоен аудиенции у короля Хокона VII, того самого, который впоследствии категорически откажется назначить его на пост премьер-министра.
Закончив училище, в 1911 году он получил назначение в Генеральный штаб, где прослужил до самого окончания Первой мировой войны. Службу в Генштабе Квислинг сочетал с усердными философскими занятиями. Он увлекся Востоком, много читал даосских, буддийских и конфуцианских текстов, а плюс к ним Толстого и Достоевского. Тогда же он начал разработку новой доктрины, которую назвал "универсизм" (в бытность главой оккупационного правительства он мечтал сделать "универсизм" новой религией национал-социалистической Норвегии). Сам термин он позаимствовал у норвежского китаиста Яна де Гроота и предполагал соединить выводы китайской философии с теорией относительности и квантовой физикой.
Свой труд по "универсизму" Квислинг писал почти всю жизнь. Сочинение содержит около двух тысяч страниц, но так никогда и не было опубликовано. Может, и к лучшему... Кстати, такая дотошность сближает Квислинга с еще одним печально знаменитым норвежцем ультра-правых взглядов — нашим современником, террористом Андерсом Брейвиком. Тот тоже сочинил несколько тысяч страниц околофилософской писанины.
В России с Нансеном
Квислинг (в бабочке) с Нансеном
После Академии Квислинг начал изучать русский язык. К 1917 году он сносно говорил и писал по-русски. В марте 1918 года он отправился в Петроград в качестве военного атташе. Советская власть, несмотря на ужасающую бедность, поначалу вызвала у него неподдельный интерес. Он даже восхищался тем, как Троцкому удалось быстро организовать Красную армию.
В декабре 1918 года норвежцы отозвали миссию из Петрограда, и Квислинг в качестве офицера разведки оказался в Хельсинки. Однако в Россию ему суждено было еще не раз возвращаться.
В середине 10-х гг. Видкун познакомился с Фритьофом Нансеном, и Нансен быстро привлек его к своей филантропической деятельности. Свободно говоривший по-русски Квислинг не только сопровождал Нансена во всех его поездах по России, но и возглавлял практическую работу нансеновской миссии помощи голодающим в начале 20-х годов. О его деятельности в Харькове одна из норвежских газет того времени писала:
Только капитан Квислинг мог в те дни помочь умирающим, чья жизнь зависела от кусочка хлеба! Как мало им было надо, чтобы выжить! Капитан квислинг добывал еды для умирающих женщин и детей. Только ему было под силу украсть лошадей Буденного, забить их и накормить кониной голодающих малышей.
Это похоже на миф, но близко к правде. Квислингу удалось наладить работу пунктов раздачи помощи, изгнать оттуда недобросовестных сотрудников и хотя бы отчасти спасти ситуацию. Современники отмечали его поистине "бульдожью хватку, когда речь шла о спасении жизни людей, особенно детей и женщин".
Близкие отношения Нансена с Квислингом — своего рода ахиллесова пята новейшей норвежской истории. Современный писатель Пер Хегге заметил, что в норвежских головах не укладывается, как "наш национальный герой, сопоставимый разве что со святым Олафом, несколько лет работал бок о бок с человеком, который заслуживает самого позорного места в наших учебниках по истории и во всех энциклопедиях мира".
Нансен и Квислинг (вдалеке)
Дальше Хегге говорит, что Нансен по крайней мере никогда не разделял и не мог разделять взглядов Квислинга. И здесь как раз он лукавит. В 20-х годах в Норвегии именно Нансен организовал правую партию "Лига Отечества", в которой Квислинг делал первые шаги как политик, в частности, возглавлял организацию нансеновской партии в столице страны Осло. Так что не все так просто, как может казаться на первый взгляд.
Помимо помощи голодающим в России, Квислинг в 20-х годах еще несколько раз участвовал в миссиях Нансена на Балканах и в Закавказье. Он даже представлял проект репатриации армян в Армению при Лиге Наций, но не встретил там должного понимания. Время было слишком неблагоприятным для широких гуманитарных программ.
Во второй половине 20-х годов капитан Квислинг еще раз вернулся в Россию — теперь уже в новом качестве. В 1927–29 годах он представлял в норвежском посольстве в Москве интересы Великобритании. В 1929-м, когда англичане восстановили дипломатические отношения с СССР, ему по итогам работы был даже пожалован орден командора Британской империи. В 1940 году англичане стыдливо отменят это награждение.
Квислинг со второй женой Марией
С Россией оказалась связана и личная жизнь Квислинга. Сначала из Харькова он вывез свою первую жену — семнадцатилетнюю Асю Воронину, а еще через несколько месяцев — ее подругу Машу Пасечникову. Брак с Асей распался, хотя легального развода вроде как и не было. Видкуна обвиняли в "двоеженстве", его религиозные родственники были в шоке.
Так или иначе, Александра Воронина (в последнем браке – Юрьева) уехала в конце концов в Америку, стала там достаточно известной художницей. Под конец жизни она опубликовала книгу воспоминаний "В тени Квислинга". Мария Пасечникова прожила с Квислингом всю жизнь и хранила память о нем до самой своей смерти. Она надолго пережила мужа и умерла в Осло в 1980 году.
Путь к нацизму и знакомство с Гитлером
Политическую карьеру Квислинг начинал коммунистом. В 1924 году, вернувшись из СССР, он даже пытался создать военизированные рабочие и студенческие отряды и организовать революцию. Однако дело закончилось полным пшиком. Одни левые лидеры сочли известного офицера провокатором, другие просто не поверили в осуществимость его замыслов.
Однако к 1929 году, после второго пребывания Квислинга в Союзе, взгляды его кардинально изменились. Насмотревшись на жестокость и повседневную практику советского режима, Квислинг превратился из левого в крайне правого. К тому времени он был уже достаточно популярен — сказалась совместная работа с Нансеном и несколько ярких патриотических публикаций в норвежской прессе. На некоторое время ему удалось даже занять пост министра обороны страны (1931–1932).
Тогда же, на рубеже 20-х и 30-х гг., норвежские крайне правые создали свою политическую партию. Она несколько раз меняла название и в конце концов стала именоваться Nasjonal Samling ("Национальное единение"). Отчасти это движение выросло из нансеновской "Лиги Отечества", отчасти объединило множество правых и "народнических" крестьянских групп.
Квислинг получил в Nasjonal Samling членский билет под номером 1 и сразу стал считаться ее вождем. Вообще вождизм – чрезвычайно популярное явление для эпохи. В Италии у власти уже стоял Муссолини, в Германии с каждым годом набирали силу национал-социалисты Гитлера. Почти в каждой стране на Западе существовала своя маленькая или даже достаточно влиятельная партия во главе с харизматическим лидером.
Патриоты "Национального единения"
Если же говорить о мировоззрении Квислинга в начале 30-х, то точнее всего его можно было бы назвать "виктимным патриотизмом" — таким патриотизмом, который основан на страхе перед многочисленными угрозами твоему Отечеству. Квислинг все время декларировал опасения за североевропейский викинговый дух. Он боялся русской революции, англо-американского либерализма, разлагающего воздуха современности. И здесь же корень радикализации его националистических убеждений – когда тебе угрожают, всегда хочется отгородиться…
На выборах в 30-х годах Nasjonal Samling так ни разу и не прошла в парламент, но это не означает, что партия, насчитывавшая несколько десятков тысяч человек, была непопулярна. К ней принадлежали многие представители того самого активного меньшинства, которое, по мнению современных социологов, вершит историю в дни кризисов и крутых переворотов. Состояли в партии и знаменитые норвежцы — например, лауреат Нобелевской премии и один из самых прославленных классиков европейской литературы ХХ века Кнут Гамсун.
В 1934 году Квислинг впервые посетил международную конференцию фашистов в Монтре. На обратном пути он познакомился с одним из главных идеологов Третьего Рейха Альфредом Розенбергом. Розенберг свел Квислинга с Гитлером. С тех пор Квислинг ездил в Германию почти каждый год. И хотя он никогда не называл себя национал-социалистом, к 40-м годам идеология Nasjonal Samling мало чем отличалась от идеологии НСДАП. Партия Квислинга исповедовала ту же ядовитую смесь идей, состоящую из крестьянско-популистских социальных лозунгов, ненависти к англо-американской плутократии и власти "еврейского золота".
Немецкая оккупация
Немецкие солдаты идут по Карл-Йоханс гата — главной улице Осло
Начало Второй мировой войны в один день изменило политическую ситуацию в Норвегии. Стало ясно, что сохранить нейтралитет стране будет значительно трудней, чем двадцать лет назад, во время Первой мировой. Да и европейские лидеры не баловали миролюбием. К примеру, Черчилль говорил:
Иногда можно и пожелать, чтобы северные страны оказались на противоположной стороне, и тогда можно было захватить нужные стратегические пункты.
В итоге между сторонниками пробританской и прогерманской ориентации началась ожесточенная борьба. Разумеется, Квислинг и Гамсун отчаянно агитировали за Германию.
31 марта 1940 года англичане начали операцию против германских судов в норвежских территориальных водах. В ответ Рейх решился на ввод войск в Норвегию. Согласно первоначальному плану, немцы не планировали устраивать в Норвегии оккупационный режим. Они думали захватить Осло и передать власть норвежскому национальному правительству во главе с Квислингом. Выступая в Осло по радио, Квислинг объявил себя главой нового правительства, заявил о прекращении сопротивления и союзе с Германией. Однако глава довоенного норвежского правительства Йохан Нюгорсвольд и, главное, король Хокон VII категорически отказались выполнить условие оккупантов. Хокон заявил, что скорей отречется от престола, чем легитимирует какое-либо правительство с Квислингом. В результате немцы ввели в Норвегии режим прямого управления, которое возглавил рейхскомиссар Йозеф Тербовен под прямым подчинением Гитлера. А Хокон и его правительство успели эвакуироваться в Лондон.
Квислинг, растерявший на этом этапе истории весь свой авторитет и выставивший себя как просто немецкая подставная фигура, оказался на некоторое время никому не нужен. Он уехал в Германию — искать поддержки старых друзей. Тербовен сразу его невзлюбил.
Антисемитские законы и "ледяная стена"
В конце лета 40-го года Квислинг вернулся, и Тербовен по прямому указанию Берлина все же вынужден был назначить его главой кабинета министров. Квислинг заявлял, что он видит свою задачу в том, чтоб быть "посредником между норвежцами и немцами" и добиться от Гитлера признания независимости страны.
Гитлер же, который знал об антигерманских настроениях и недостаточной популярности самого Квислинга, с этим признанием никак не спешил. Рейх наотрез отказался возвращать независимость норвежцам до конца войны и тем более выводить войска. Партия Nasjonal Samling и сам Квислинг делали все возможное, чтоб убедить немцев в своей лояльности: сформировали "норвежский легион СС" для отправки на Восточный фронт, организовали отряды партийной милиции для борьбы с Сопротивлением, послали добровольцев воевать с Советским Союзом на север, однако все тщетно. Ни о какой независимости до тех пор, пока идут боевые действия, Гитлер и слышать не хотел.
Квислинг на встрече с Гитлером
В 1942 году правительство Квислинга приняло ряд антисемитских законов, а также внесло в конституцию страны изменение, восстановив статью 1851 года, запрещающую евреям въезд в страну. Около тысячи норвежских евреев были интернированы в концлагеря, и, хотя часть из них была освобождена по личному ходатайству Квислинга, несколько сотен человек немцы вывезли из страны. Квислинг утверждал, что евреев отправляют на их историческую родину — в Палестину, и говорил, что до 1945 года не имел ни малейшего понятия о лагерях смерти. Теперь уже никто не проверит, так ли это было на самом деле.
В любом случае для Норвегии, никогда не знавшей привычного для Европы антисемитизма, принятие таких законов стало громом среди ясного неба. Ни Квислинг, ни верный "певец" его режима восьмидесятилетний Кнут Гамсун не пользовались с этой поры никаким авторитетом. Норвежское сопротивление выбрало тактику гражданского неповиновения под названием "ледяная стена". С немцами и их коллабарантами норвежцы отказывались общаться: не заговаривали, пересаживались, когда оказывались рядом в поездах, в гостиницах, в кинотеатрах. И, надо сказать, это работало.
В 1943 году, когда Квислинг формально вступил в войну против СССР и объявил всеобщую мобилизацию, на призывные пункты пришло всего 300 человек. Даже в Рейхе об этом ходили анекдоты.
Квислинга выводят из зала суда на казнь
Развязка наступила в мае 1945 года. 7 мая Квислинг отдал верным ему частям приказ прекратить сопротивление. Через несколько часов капитулировала и немецкая группировка. Тербовен покончил с собой. Квислинг предпочел сдаться и ждать суда. На суде он не признал себя виновным и заявил, что действовал исключительно в интересах Норвегии и ее народа.
Я знаю, что норвежский народ приговорил меня к смерти, и самым легким путем для меня было бы отдать собственную жизнь. Но я хочу позволить истории вынести свой собственный вердикт. Поверьте мне, через десять лет я стану новым святым Олафом.
Однако этого не случилось. Квислинг как был, так и остался квислингом.
***
Жена Квислинга Мария, в девичестве Пасечникова, тоже была арестована по делу о предательстве, но почти тут же освобождена ввиду отсутствия состава преступления. Она прожила долгую жизнь, на 35 лет пережила мужа. Жила уединенно в Осло в родовой квартире Квислингов.
В 70-х годах у Марии Квислинг брала интервью американская журналистка. Своего мужа Мария считала не преступником, а невинно осужденным мучеником. Полагала, что только он и был в те тяжелые годы подлинным патриотом Норвегии.
В гостиной в красном углу у нее стоял большой портрет Квислинга, и перед ним горела свеча. Но беда в том, что рядом стоял большой портрет Гитлера, и перед ним тоже горела свеча.
Вас также может заинтересовать