USD/RUB 63.96
EUR/RUB 71.28
EUR/USD 1.1145
25.06.2019, вторник, 16:05
 

Мафия стала армией: к чему привел "крестовый поход" США против наркотиков

Во время Прямой линии Владимир Путин отказался смягчать наказание за хранение и оборот наркотиков. По его словам, "угроза для нации, для народа очень велика". В ООН уровень производства и потребления наркотиков сегодня называют беспрецедентным. Владимир Свержин рассказывает, как они стали средством необъявленной войны и откуда взялась героиновая эпидемия.
"Беспрецедентные" цифры ООН
Глобальная проблема, порождаемая этим незаметным оружием массового поражения, имеет всеобъемлющий международный характер. Сегодня вполне обоснованно можно утверждать одно: Россия, Западная Европа и США вчерашними методами сражаются с огромной наркоармией. И далеко не всегда одерживают победы. По данным, опубликованным ООН в 1997 году, в разного рода преступных сообществах состояло порядка 3,3 млн людей. Это не только торговцы наркотиками, сюда же входят и работорговцы, и продавцы нелегального оружия и многие другие "мастера своего дела". Но торговля дурью считается едва ли не самым прибыльным делом.
Управление ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН) в 2018 году опубликовало доклад. Из него следует:
- мировое производство кокаина в 2016 году достигло пика (1 410 тонн);
- с 2016-2017 гг. мировое производство опиума выросло на 65% и составило 10 500 тонн;
- число тех, кто употребляет наркотики минимум раз в год, составляет приблизительно 275 млн человек (5,6% мирового населения в возрасте от 15 до 64 лет);
- самое тревожное — рост потребления опиоидных препаратов в немедицинских целях (76% смертей среди употребляющих наркотики);
- чаще стали употреблять наркотики люди после 40 лет;
- у женщин все чаще и быстрее, чем у мужчин, возникает наркотическая зависимость.
Вот примеры только одного "участка фронта" — Соединенных Штатов Америки, где на борьбу с доставкой и распространением наркотиков действительно брошены немалые силы.
40 лет войны с наркотиками
США объявили войну наркотикам еще 1971 году и, используя представляемые ООН инструменты, борются с этой бедой по сей день. Это правда, но лишь часть правды. Официальная политика, даже вполне честно декларируемая с высоких трибун, зачастую резко меняет звучание. Чтобы понять картину, следует знать, что на сегодняшний день потребление наркотиков охватывает более 4% взрослого населения мира, оборот торговли здесь более 400 миллиардов долларов, т.е около 8% оборота мировой торговли.
Карта основных каналов наркотрафика в мире
Конечно, можно радоваться успехам реальных и киношных героев — борцов с наркотрафиком, однако удачные полицейские операции совершенно не решают проблемы. Напротив, они дают ощущение реальных значимых успехов, но при этом борьба со столь многогранным явлением, как наркомания, фактически взваливается на плечи только полиции и спецслужб. Медицина, образование, социальные службы остаются сторонними наблюдателями.
Командование наркоармии такое положение дел вполне устраивает. В любой войне есть потери. По большей мере "под танки" попадают уличные торговцы — пушеры, реже "офицеры". Потери незначительные и вполне восполняемые. Но спрос остается прежним, предложение резко падает, цены на товар растут. И наркоманы, отказываясь от последнего, грабя и убивая, готовы платить все более высокие цены за очередные дозы.
Так что на сегодняшний день успехи спецслужб бьют по уличному потребителю, при этом давая врагу достаточно денег, чтобы подкупать должностных лиц как среди правоохранителей, так и среди политического бомонда. Сегодня тяжело утверждать, насколько современная политика зависит от торговли наркотиками, но то, что такая зависимость есть — факт.
Свежие поставки из Афганистана
За примерами далеко ходить не стоит: с 1979 года и по сей день внешняя политика США прочно завязана на взаимоотношения с Афганистаном во всем их разнообразии. Для начала это была плотная поддержка моджахедов, сражавшихся против СССР. Оставляя в стороне оценку этой помощи, можно сказать, что в результате боевых действий обычные занятия афганцев — скотоводство и сельское хозяйство — сошли на нет, и практически единственным реальным средством наполнения бюджета страны стало выращивание опиумного мака.
Сухие цифры говорят, что производство его возросло с 250 тонн в 1979 г до 4600 тонн к 1999 г. Затем власть в стране захватили талибы и жестко взялись за искоренение маковых плантаций. В 2000 году урожай уже оценивался 185 тоннами. Но в 2001 произошел крайне неоднозначный теракт в Нью-Йорке, и виновником случившегося был объявлен глава террористической организации Аль-Каида (организация, запрещенная в РФ) Усама бин Ладен, якобы нашедший убежище в Афганистане. Чтобы уничтожить его и всю преступную организацию, США начали войну с вчерашними друзьями и союзниками.
Проблемы начались, когда оккупационные войска уже плотно увязли в Афганистане. В частности, выяснилось, что контролировать горы, пещеры и ущелья Афганистана американцы не могут, как до них не смогли это сделать и советские войска. Необходимо было искать местных союзников – ими стали полевые командиры афганского "Северного альянса" и вожди пуштунов, все это время боровшиеся против талибов. Но первые контролировали основные плантации мака, а вторые — контрабанду наркотического сырья в Среднюю Азию и Пакистан.
Американский спецназ на плантации в афганской провинции Гемланд
Конечно, США такое положение дел совершенно не нравилось, но ради помощи в войне с талибами на подобные мелочи решили закрыть глаза. В результате в 2007 году сообщалось, что урожай достиг рекордных 8 200 тонн, что составило 53% валового внутреннего продукта страны (Афганистана) и 93% мировых незаконных поставок наркотиков.
Как уже говорилось, "Талибан*" (запрещенная в России организация) по религиозным соображениям жестко и однозначно боролся с производством и распространением наркотических средств. Однако это было в мирное для Афганистана время. В военное получаемые из мака опиаты стали вполне действенным оружием против агрессоров-гяуров. То, что для американских и прочих войск было обычной войной, для радикальных исламистов стало войной за веру. А тут все, что несет гибель врагу, — приемлемо и достойно. Так что войну с маковыми полями решено было прекратить, и уже в 2016 году афганские "маководы" выдали рекордный урожай — 9000 тонн!
По данным ЦРУ, прибыли от продажи столь выгодной сельхозкультуры составили 60% процентов общих доходов "Талибана*". Деньги, получаемые от продажи наркотиков, тут же пускались в дело — на подкуп местных чиновников и силовиков — там они продаются на рубль пучок, на закупку нового оружия и боеприпасов и, конечно же, на "дружескую помощь" военнослужащим ограниченного контингента стран НАТО. В ответ на небольшую любезность — перевезти домой пакет с зельем или же загрузить героин на военно-транспортный самолет, летящий через Европу в США. Военные грузы не подлежали таможенному контролю, таким образом дурь совершенно беспрепятственно попадала как в страны Западной Европы, так и в Соединенные Штаты. Талибы готовы были щедро платить, налаживать бесперебойные поставки и демпинговать с ценой. При этом враг желал самоубиться за собственные деньги — от чего ж не пойти ему навстречу?!
Власти Афганистана показательно уничтожают плантацию палками
Наркотический парадокс
Тем более, что "героиновое зерно" упало на хорошо возделанную почву. Долгое время в Соединенных Штатах сильные обезболивающие содержали в себе опиаты и назначались при любом мало-мальски подходящем случае. Когда же руководство спохватилось, было уже поздно. Мощное обезболивающее уже вызвало, как минимум, психологическое привыкание.
Федеральные власти принялись запрещать препараты и уничтожать "тайные фабрики", изготавливавшие их. Цены на "чудесное лекарство" тут же подскочили. Начался своеобразный "наркотический парадокс" черного рынка: одна таблетка "Оксиконтина" (полусинтетический опиоид, другое название — оксикодон) на улицах Нью-Йорка стоила 80 долларов, а доза героина, дающая примерно тот же "лекарственный эффект", — всего 10!
Конечно, такое положение дел не могло считаться нормой. Они проводили рейды на улицах, хватая мелких толкачей "пушеров", старались громить их руководство (что уже давалось куда сложнее – наркокартели всегда были связаны с коррупцией). Боролись и с посевами в горных долинах Афганистана и перерабатывающими лабораториями. Для этого совершались авианалеты с применением тяжелых бомбардировщиков B-52 и многоцелевых истребителей F-22. Стоимость одного вылета и боеприпасов, потраченных на столь малоперспективное занятие, во много раз перекрывает затраты на любые новые лаборатории, а посевы от подобных налетов почти не страдают.
Между тем с 2000 по 2016 год только количество смертей в США, напрямую связанных с наркотиками, увеличилось в пять раз. Как безрадостно утверждает одна из авторов исследования ООН, посвященного распространению наркотиков Ангела Ме:
В США настоящая обширная героиновая зависимость.
Конечно, не один Афганистан принял участи в героиновом навале на США. Наркотики шли и идут из Мексики, из Колумбии, из Лаоса… однако все же основным поставщиком смертельно опасной дури является Афганистан. И он готов щедро вкладываться в исследование и производство наркотических средств массового поражения, в транспортировку контрабандных грузов, в ликвидацию и подкуп нужных людей.
Начатая еще в конце прошлого века бескомпромиссная война с наркотической эпидемией имеет очень скромные результаты. Еще в 1997 году директор Управления по контролю над наркотиками ООН д-р Пино Арлакки объявил о 10-летней программе по искоренению всех незаконных посевов опия и коки с лица Земли, начиная именно с Афганистана. Действие, которое можно только приветствовать бурными аплодисментами. После окончания указанного срока очередной директор управления Антонио Мария Коста уже говорил менее оптимистично: "контроль над наркотиками работает, и мировая проблема наркотиков сдерживается".
Пино Арлакки
Что сия аллегория означает — директору видней. Цифры же говорят, что с 1971 года, когда США объявила "крестовый поход против наркотиков", производство опия в мире фактически возросло с 1200 тонн в 1971 году до 10 500 тонн к 2017 году. При этом число потребителей тяжелого опиата — героина — в США выросло с 68 000 в 1970 году (эта огромная цифра в ту пору стала поводом к началу "войны" с наркомафией) до 886 000 в 2017 году. Успех весьма сомнительный.
Опиоидный кризис
А ведь есть еще и синтетические опиаты, вроде фентанила, производимые непосредственно в США. Этот наркотик действует в 50 раз мощнее, чем героин, и в 100 раз сильнее морфина. Соответственно убойная сила такого наркотика куда выше, чем у "старого" наркооружия (кстати, именно от этого наркотика умер знаменитый певец Принс).
Спрос на них постоянно растет. Вербовать пушеров из полуграмотной бедной "цветной" молодежи 12-19 лет на сегодняшний день легче легкого.
Значительно выросло количество женщин–реализаторш — в среднем на них полиция обращает меньше внимания и обходится более мягко. Особенно героиновой эпидемии подвержено Восточное побережье США с его знаменитыми деловыми центрами: Нью-Йорк, Бостон, Чикаго, Филадельфия… Таким образом удар наносится и по населению страны, и по демографической ситуации (по завтрашнему дню), и по деловой активности Соединенных Штатов.
Конечно, полиция, ФБР — все силовые структуры, на которые возложена борьба против незаконного распространения наркотиков, в меру своих возможностей и существующего закона, делают свое дело. Если в 70-х годах прошлого столетия количество сидящих в тюрьмах преступников составляло 110 человек на 100 тысяч жителей, к 2008 году их число увеличилось до 751 заключенного на 100 000 населения (всего 2,3 млн человек). И 51% из них находились там за преступления, связанные с наркотиками. Тот самый низовой эшелон.
С 2008 г. количество заключенных не уменьшилось. При этом массовое заключение в тюрьмы по делам, связанным с приобретением и распространением наркотиков, привело к значительному лишению гражданских прав: к 2012 году было лишено права голоса почти шесть миллионов человек, включая 8% всех афроамериканцев, достигших совершеннолетия. Одно это ведет как к социальному напряжению, так и к электоральным перекосам. В 2017 году опиоидный кризис в США был объявлен национальным бедствием. Но сами по себе наркотики — лишь вершина айсберга.
Смертность от передозировки различных видов наркотиков в 2017 г.
В крупных городах США, таких как Чикаго, Детройт, на сегодняшний день существуют крупные замкнутые криминальные структуры, имеющие высокую, по сути военную самоорганизацию и финансовую автономию. На службе у них состоит целый штат "обслуживающего" персонала: от адвокатов и нотариусов до продажных полицейских чинов и специалистов, умеющих фабриковать надежное алиби. Такое положение дел позволяет этим организациям не слишком оглядываться на закон, со своей стороны влиять на власти, будучи мощной силой на выборах. Силой, с которой вынуждены считаться политики как местного, так и федерального уровня. Сегодня нельзя с уверенностью говорить, насколько глубоко "спецслужбы наркоармии" пустили корни во властные структуры. Но огромные деньги и почти неограниченные возможности — хорошая отмычка от многих сердец.
Нам здесь, за тысячи километров от США, тоже нет оснований ни радоваться, ни расслабляться. Караваны с белой смертью через полупрозрачную границу идут и по нашу душу.
* террористические организации, запрещенные на территории России
Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/
Вас также может заинтересовать