USD/RUB 66.33
EUR/RUB 75.38
EUR/USD 1.1365
15.12.2018, суббота, 18:15
 

Нелегальных больше нет: почему Глобальный пакт о миграции ООН приведет к кризису

В марокканском городе Марракеше приняли Всемирный пакт о миграции. Несмотря на свой декларативный характер, он имеет очень важное символическое значение. Документ определяет перспективы развития миграционного законодательства в рамках ООН. Пакт уже вызывал ожесточенное сопротивление многих стран и даже привел к серьезному политическому кризису в Европе. США отказались от него еще в 2017 году. Россия поддержала. Малек Дудаков рассказывает, о чем говорится в пакте и зачем он на самом деле нужен.
Добро пожаловать отсюда
Впервые о необходимости принятия единого миграционного акта речь зашла в начале 2016 года. Поводом послужил сирийский миграционный кризис, охвативший Германию и другие страны Евросоюза. За неполных полгода в Европу въехало около полутора миллионов мигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Многие из них представлялись сирийцами, чтобы получить убежище в Европе. Большую часть мигрантов приняла Германия. Правительство Ангелы Меркель заставило другие страны ЕС утвердить квоты приема мигрантов, которые они должны были соблюдать. Эти квоты, как правило, устанавливались пропорционально численности населения каждой страны-члена Евросоюза.
Конференция в Марракеше
Далеко не все европейские лидеры согласились с давлением Германии. Не меньшую долю критики вызвало и желание Меркель вынудить страны ЕС соблюдать т.н. "Дублинскую конвенцию о миграции". Согласно этому документу, утвержденному в 1997 г., мигранты должны просить убежища в той стране, которая их первой приняла. В то время миграционный вопрос стоял далеко не так остро, как сейчас, и практически все страны ЕС подписали Дублинскую конвенцию (за исключением одной Дании). Более того, к акту присоединились даже те страны Европы, которые не входят в ЕС, — Швейцария, Лихтенштейн, Норвегия и Исландия.
Но в условиях масштабного миграционного кризиса оказалось, что подписанты соглашения совсем не готовы его соблюдать. Греция начала депортировать тех, кто просил убежища. Чехия и Австрия отправляли мигрантов дальше на север, в сторону Германии и Скандинавии. Венгрия начала возведение стены на своей восточной границе, чтобы избежать притока мигрантов. Впрочем, многие из самих мигрантов не стремились оставаться в странах южной и центральной Европы. Ведь они надеялись получить лучшие условия в плане социальных выплат и пособий в Германии, Швеции и Норвегии.
Декларация для Меркель
Рекордная по своей численности миграционная волна привела и к тому, что железная хватка Меркель внутри Германии начала ослабевать. Консервативная ХСС, часть единой правительственной коалиции, напрямую выступила против политики Меркель. Многие города в Баварии, где располагается основной электорат ХСС, отказывались принимать мигрантов и направляли их на север страны.
Недовольство решениями Меркель вылилось в рост популярности немейнстримовых партий: "Альтернативы для Германии", "Левой" и "Зеленых" в ущерб ХДС-ХСС и Социал-демократам. Состоявшиеся в прошлом году выборы показали худший результат для центристских партий, сформировавших коалиционное правительство.
Меркель с новой главой ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которая может заменить ее на посту канцлера
В таких условиях Меркель решила пойти ва-банк и призвать Организацию объединенных наций начать работу по принятию общей конвенции, посвященной проблеме миграции. Это бы позволило немецкому лидеру и другим либеральным политикам в Европе, выступающим за свободную миграцию, получить в свои руки еще один инструмент давления на страны, пытающиеся ее ограничить.
В сентябре 2016 года на Генассамблее ООН была принята Декларация прав беженцев и мигрантов. Она послужила основанием для работы над соответствующей конвенцией. С того момента прошло больше дюжины консультаций в рамках ООН, на которых формировался текст нового документа. Наконец, в июле он был представлен официально.
В прошлом ООН уже принимала ряд миграционных деклараций (в 1949 и 1970 годах), но они в основном рассматривали мигрантов как временных работников и допускали юридические коллизии между законодательством стран, принимающих мигрантов, и их родины. В 2003 году была принята Конвенция о защите прав мигрантов и членов их семей, которая призывала страны мира обеспечивать равные права для своих коренных жителей и приезжих. Впрочем, лишь 54 страны на текущий момент подписали эту конвенцию, почти все из них — развивающиеся страны, откуда как раз мигранты и уезжают. Ни одна европейская страна (кроме Боснии и Герцеговины и Албании) не подписала и не ратифицировала такой документ.
Ключевое отличие новой конвенции от старой в том, что в ее разработке участвовали представители всех основных стран мира, включая развитые. Хотя за тот период, пока формировался текст документа, во многих из них к власти пришли правые силы, которые совсем не стремились принимать этот пакт.
Делегация США в Марракеше
Табу на мигрантов
Администрация Дональда Трампа в США ожидаемо отказалась подписывать любые миграционные документы, разрабатываемые в ООН. Для команды Трампа они представляют из себя табу сразу по двум основаниям.
Во-первых, это в любом случае будет чрезмерно либеральным документом, призывающим стимулировать приток мигрантов. Трамп же, для которого вопрос миграции является одним из ключевых в программе, старается проводить меры для постепенного ограничения миграции в США.
Во-вторых, авторство документа принадлежит ООН — не самой популярной организации в Белом доме. Большинство советников Трампа относятся крайне скептически к ее деятельности, называя инструментом для распространения "глобализма" во всем мире. Джон Болтон, старший советник по нацбезопасности, пытается всячески ограничить участие США в работе ООН.
Кроме Трампа, против подписания миграционного акта выступили правые правительства в Австралии, Чехии, Италии, Венгрии, Польше, Латвии, Словакии и Чили. Польша и Венгрия уже давно остаются средоточием консерватизма в составе Евросоюза. Недавно пришедшая к власти правящая коалиция в Италии ставит одной из главных целей ограничение притока мигрантов и выдворение тех беженцев, что злоупотребляют своим статусом. А Австралия сохраняет статус страны с одним из самых жестких миграционных законодательств. Австралийские миграционные службы даже построили несколько лагерей временного содержания мигрантов на островах Полинезии для тех, кто пытается проникнуть в страну нелегально. У них есть договоренности с правительством Камбоджи, которое согласились принимать у себя нелегальных мигрантов из Австралии в обмен на финансовую помощь.
А в Бельгии вопрос принятия миграционного пакта вызвал настоящий правительственный кризис. Крупнейшая партия страны, "Новый фламандский альянс", которая имеет треть мест в парламенте, наотрез отказалась подписывать этот документ. Премьер-министр Бельгии Шарль Мишель в итоге решил отказаться от союза с "Фламандским альянсом" и взял к себе в коалицию левые партии. Правда, затем премьеру пришлось объявить о проведении досрочных выборов в мае, результаты которых вряд ли будут для него успешными. По данным опросов, принципиальная оппозиция "Фламандского альянса" подписанию миграционного пакта позволила партии упрочить свое лидерство по числу сторонников.
Лидер "Нового фламандского альянса" Барт Де Вевер, выступивший против премьера
Билль о правах приезжих
На первый взгляд, кажется поразительным, что так много политических сил выступили резко против принятия пакта. Ведь если пролистать его от начала до конца, то становится понятно, что он носит в основном декларативный характер. В самом начале документа говорится о верховенстве национального миграционного законодательства над любыми наднациональными нормами (включая данную конкретную норму).
Пакт призывает реформировать систему приема и учета мигрантов и даже в перспективе создать единую базу всех тех, кто переехал на жительство в другую страну. Документ призывает улучшать законодательство в сфере труда, чтобы обеспечить равные и гуманные условия для работы мигрантов.
Еще один постулат — намерение создать документ, обобщающий все ключевые гражданские права мигранта, вроде права на частную собственность, образование и здравоохранение, честное правосудие, услуги адвоката и т.д.
Пожалуй, одним из самых противоречивых пунктов нового договора является предложение к правительствам стран заняться т.н. "обучением" журналистов, которые освещают вопросы миграции. В частности, речь идет о "терминологии", которую используют журналисты в своих репортажах. Также упоминается возможность проведения "кулинарных фестивалей" с целью продвижения идей "мультикультурализма".
Главный термин, от которого составители пакта пытаются отказаться, — "нелегальный мигрант". Именно его они имеют в виду, когда говорят о дополнительном образовании для журналистов. Мол, репортерам стоило бы избегать употребления такого сочетания. "Нелегальный" подразумевает то, что человек находится в стране незаконно. Он же обладает очевидной негативной коннотацией, вызывающей плохие ассоциации. Гораздо лучше, по мнению авторов документа, использовать нейтральные выражения.
Распределительный лагерь беженцев в Германии
Подобная игра в семантику уже давно есть в Америке, она в общем-то представляет из себя один из столпов политкорректности. В последние 10 лет либеральная публика в США научилась говорить "иммигрант без документов" вместо "нелегального мигранта". Это звучит гораздо "толерантнее" и помогает им в спорах о том, стоит ли депортировать нелегальных мигрантов или нет. Ведь если мигрант "нелегальный", он нарушитель закона, и решение проблемы состоит в том, чтобы отправить его в тюрьму или к себе на родину. А если мигрант "без документов", то все гораздо проще: можно просто предоставить ему эти документы, и он сразу станет легальным.
В пакте ООН предусматривается иная классификация: "регулярные" и "нерегулярные". Первые часто посещают страну или постоянно в ней проживают, а вторые лишь периодически в нее приезжают. Но все они являются легальными и поэтому, как считают составители пакта, не должны подвергаться депортациям.
Собственно, это и есть самое главное нововведение миграционного пакта. Впервые на документальном и законодательном уровне закрепляются основы политики открытых границ, при которой просто не может существовать "нелегальных" мигрантов. Конечно, как уже говорилось выше, документ имеет декларативный характер. Однако суть декларации и является самым радикальным основанием.
По факту миграционный пакт продолжает открывать т.н. "окно Овертона" в вопросе миграции. Он становится тем законодательным основанием, на котором затем либеральные политики во многих странах смогут принимать свои собственные законы, облегчающие бесконтрольный приток мигрантов. Именно поэтому те страны, в которых у власти находятся более-менее консервативные лидеры, стараются воздержаться от подписания такого документа. Его обсуждение в условиях продолжающегося миграционного кризиса в Европе и США вряд ли добавит популярности ООН или радетелям политики "открытых границ". Однако он направлен именно на то, чтобы в перспективе сделать такую политику реальностью — вне зависимости от того, как к этому относятся жители принимающих мигрантов стран.
Вас также может заинтересовать