USD/RUB 63.81
EUR/RUB 71.84
EUR/USD 1.1259
04.02.2019, понедельник, 17:55
 

Ни шлепка, ни задоринки: зачем нужно бить детей и главредов

В сети новый скандал: пользователи с яростью обсуждают, можно ли бить детей и почему еще не закрыли детский журнал "Лучик". Все началось традиционно с картинки и поста в Facebook, в котором главный редактор этого журнала Лев Пирогов признался, что выражение "дать по попе" не вызывает у него "моральных мучений и священного ужаса". За это он был тут же обвинен пользователями в пропаганде насилия над детьми, непрофессионализме, приговорен к сроку и, естественно, увольнению. Елена Кондратьева-Сальгеро — о хайпе на пустом месте, а также о том, кого и за что можно и нельзя бить.
Не возьмусь судить, был ли замечательный драматург Евгений Львович Шварц хорошим педагогом, но именно ему мы обязаны появлению самой простой и важной воспитательной истины:
Детей надо баловать — тогда из них вырастают настоящие разбойники! ("Снежная королева", 1966)
Bот уже на этом месте, не дожидаясь развития сюжета и заключения дискуссии, должны явиться все борцующие элементы, всполошенные культовой тенденцией детозащиты, с целью засрамить автора за двусмысленность. Далее, без передышки, застыдить автора за извращение счастливого детства, скрытый призыв к насилию над непослушными детьми и даже, при особой сноровке, приписать автору дискриминацию бабушек, имеющих известное обыкновение баловать потенциальных хулиганов.
Речь, увы, отнюдь не о литературной утрации, а о прискорбной правде российской действительности, в которой любой вдох на выдохе запросто может быть истолкован как провокационный призыв больше не дышать.
В реальности этой ситуации только что убедился детский журнал "Лучик", главный редактор которого публично и чрезвычайно обильно обвиняется целой когортой борцунов-справедливистов в "пропаганде насилия над детьми". И здесь самое время сказать "о-па!", все-таки детский журнал… На самом деле виновато совсем другое слово, которое в рифму: на странице журнала в фейсбуке, в качестве шутливой иллюстрации к одной из публикаций, главред использовал давно гуляющий по интернету скан-демотиватор некоей "сказки" про попу. А именно — "Как ремешок в гости к попе ходил".
И здесь, конечно, надо бы главреда пожурить, но совсем не за то, за что заклевали, а за то лишь, что дал слабину и пустил на свою страницу мало смешное дурновкусие.
Вселенский хайп (хайп, потому что чуму скандалом не назовешь) тем не менее поднялся, как по тревоге, вовсе не из-за дурной иллюстрации, а из-за ее натужной интерпретации как скрытой "апологии насилия над детьми".
Еще в полной невозможности осознать, где атака зарыта, главред "Лучика" наивно попытался объясниться с подползающими детозащитниками, честно признав, что скромное выражение "дать по попе" не вызывают у него "моральных мучений и священного ужаса". И тем самым закрепил себе подписку о "невъезде" в высокое литературное сообщество.
Атака на "Лучик" и его главреда пошла лавиной, как давно копившийся снежный ком зависти и неприязни к успешному детскому журналу, где вместо аналогов давно приевшегося пошловатого глянца в обрамлении рекламы для подростков или обескураживающего примитива для самых маленьких предлагают познавательные и развивающие публикации в стиле когда-то любимых "Хочу все знать", "Юного натуралиста", с отсылом ко взрослому "Вокруг света".
Теперь давайте совсем начистоту и без обиняков: дело не в попе и не в ремешке, пришедшем в гости к ней. Не нужно биться об заклад и лишний зуб давать, чтобы хоть на секунду прикинуться не понимающим того, что творится. А именно: если бы главредом детского журнала "Лучик" был не г-н Пирогов, публицист и писатель, хорошо известный своими склонными к поругаемому ныне патриотизму взглядами, а, например, какой-нибудь другой господин из "либеральной творческой тусовки", вся воинствующая либеральная рать не повела бы ни ухом, ни брюхом, ни бровями.
Например, г-н Быков, без малейших последствий для репутации, совсем недавно в печати, безудержно рифмуя, потешался над изнасилованной в Германии девочкой Лизой, и его соратники по чужим несчастьям ничего предосудительного в этом не нашли. Девочку Лизу несколько суток насиловал рукопожатный мигрант, по искрометному определению г-на Быкова, "с разрешения мамы его" — так что куда там попе с ремешком и всем остальным недетским журналам.
Здесь мы пропустим ожидаемую интермедию на мотив "не обобщайте - не обобщаемы будете" и с равным либеральной атаке размахом обобщим.
Я, нижеподписавшаяся, в здравом уме и твердой памяти заявляю, что не сохранила личные воспоминания о всех шлепках и прикриках от родителей, воспитателей и нянечек в детсаду, учителей в школе и родственников, принявших посильное участие в моем воспитании. Я помню только одну емкую пощечину, полученную в 16 лет от отца за хамское поведение, и свидетельcтвую, что до сих пор считаю ее заслуженной, нисколько мне в моем становлении как личность не повредившей. Я со всей ответственностью заявляю, что это мое воспоминание не является апологией насилия над детьми.
Добавлю, что лично знаю девочку, в которую в те далекие школьные времена, когда никто на планете Россия еще не заморачивался ни обыкновенным шлепком, ни громким криком в воспитательных целях, ее родная доведенная до отчаяния мама бросила не чем-нибудь, а креслом. Я повторю: креслом. Что не помешало этой девочке спокойно доучиться, стать кандидатом наук и матерью двоих здоровых детей.
Будучи матерью пятерых, я также могу засвидетельствовать о личных наблюдениях кардинально противоположных методов воспитания — без единого щелчка, шлепка или задоринки и при необходимости готова подробно изложить его плачевные результаты.
И если я в состоянии привести легион подобных случаев, подкрепив их известными примерами классиков всех времен, это ни в коей мере не будет означать, что осмелившиеся не осудить шлепок классики, я сама и все от шлепков пострадавшие являемся апологетами применения насилия над детьми только потому, что словo "попа" в ассоциации с ремешком или ладошкой не вызывает у нас "моральных мучений и священного ужаса".
Вот эти самые слова главреда феминистка Анна Федорова окончательно припечаталa к "апологии насилия", заявив "Вечерней Москве": "Я бы хотела, чтобы вся страна это хорошо понимала: насилие над детьми — это уголовное преступление!"
Хочется отметить, что связь между цитатой главреда "Лучика" и "уголовным преступлением" — как между попой с ремешком и феминизацией всей страны. Равно хочется уверить феминисток, стройными рядами вышедших на бой с главредом и журналом, что вся страна на самом деле хорошо понимает, о чем речь и кого сечь. И не только, как мне кажется, понимает, но и, если судить по большинству адекватных реакций, начинает серьезно пресыщаться этой вечной борьбой на пустом месте, пока в других местах расширяются куда более серьезные бреши.
Поэтому, для их же славной репутации, лучше всего вовремя остановить поток срочно поднятого по тревоге возмущения и перенаправить его на что-нибудь более полезное, нежели петиции о закрытии детского журнала и порицания не того фасона бороды его главреда. Pазмахнись рука, раззудись плечо — дел вроде как непочатый край…
Прошу записать в протокол, что эти слова не являются призывом применять ко всем несогласным телесные наказания.
Вас также может заинтересовать