USD/RUB 64.06
EUR/RUB 72.03
EUR/USD 1.1244
12.02.2019, вторник, 16:20
 

Очередь на смену режима: как США будут избавляться от левых в Никарагуа и на Кубе

Дональд Трамп решил прекратить бесконечные войны вдали от США и переключить внимание на соседнюю Южную Америку. Он был первым, кто поддержал оппозицию в Венесуэле и признал Хуана Гуайдо временным президентом. Ситуация там пока неопределенная, тем не менее США всячески помогают свергнуть социалистический режим Мадуро. Следующие на очереди — Куба и Никарагуа. Советник Трампа по нацбезопасности Джон Болтон причислил эти страны к "Тройке тирании" и объявил, что одной из ключевых задач Белого дома станет смена левого режима в них. Малек Дудаков анализирует ситуацию на Кубе и в Никарагуа и рассказывает, как США осуществляют свою цель.
Время взяться за соседей
Американская политика переживает судьбоносный стратегический поворот. Белый дом впервые за 8 лет начал работу по сокращению американского военного присутствия на Ближнем Востоке. Это не случайно: Дональд Трамп уже долгое время призывал прекратить "бесконечные" войны вдали от американских границ. По его указу солдаты США должны вплоть до апреля покинуть территорию Сирии. Намечается скорое заключение мирного договора с талибами, что позволит американцам завершить самую длительную операцию в своей истории — войну в Афганистане.
В то же время команда Трампа, в целом настроенная скептически по отношению к политике смены режимов и "национального строительства" в недружелюбных к США странах, стала обращать гораздо больше внимания на происходящее в соседних к ним государствах Южной Америки. Трамп приветствовал победу консервативного популиста-аутсайдера на выборах в Бразилии Жаира Болсонару, которого нередко называют его политическим близнецом. Он тут же начал лоббировать расширение торговых связей между Вашингтоном и Бразилиа и открытие доступа американских компаний к намеченным программам приватизации госпредприятий Бразилии.
Массовые беспорядки оппозиции в Венесуэле сразу были поддержаны Госдепартаментом США. Белый дом усилил внешнеполитическое давление на Николаса Мадуро, введя новый раунд санкций и заблокировав счета госкомпаний Венесуэлы в США. Даже банк Англии после настойчивой просьбы США отказался возвращать 1,5 млрд долларов в золотом эквиваленте, принадлежащих Венесуэле.
Портрет Уго Чавеса на улице Каракаса
Архитектор внешнеполитического курса администрации Трампа — Джон Болтон, старший советник по нацбезопасности и один из самых влиятельных государственных деятелей США на сегодня. Не так давно именно Болтон стал автором специального термина "Тройка тирании", которым он охарактеризовал три оставшихся левых режима в Южной Америке — на Кубе, в Венесуэле и Никарагуа.
В пику Пекину
Есть несколько структурных причин того, почему команда Трампа с энтузиазмом относится к вмешательству во внутренние дела государств именно Южной Америки, а не Ближнего Востока, например. Латинская Америка находится под боком — события в ней самым прямым образом влияют на ситуацию в самих США. Советники Трампа уверены: чем лучше будут условия к югу от границы с Америкой, тем меньше мигрантов будет искать счастье на новой родине. Ведь они в первую очередь бегут от самых банальных социальных неурядиц: отсутствия работы, низких заработков, коррупции, разгула преступности. Поэтому для Белого дома так важна поддержка правых и консервативных политических сил в Южной Америке, которые могут запустить процесс необходимых экономических и социальных реформ.
С другой стороны, не стоит отменять и более насущных интересов администрации Трампа. Южная Америка — это богатый природными ресурсами регион, а также важный рынок сбыта для компаний из США. Но усилившаяся конкуренция со стороны китайцев вынуждает Америку использовать и политические рычаги в лоббировании интересов своего бизнеса. Причем китайские компании активнее всего расширяют сферу деятельности именно в странах с левыми партиями у власти, которые в большей степени склонны доверять Пекину, нежели Вашингтону. Венесуэла, Куба (а в недавнем прошлом и Бразилия) остаются ключевыми странами-партнерами КНР. Конечно, только мягкая (или жесткая) смена режима в Каракасе и Гаване позволит США с успехом для себя сдерживать влияние Китая.
Чем закончится противостояние Мадуро и Гуайдо в Венесуэле, пока сложно предсказать. Однако уже сейчас можно говорить о том, что Белый дом под руководством Трампа и дальше будет искать любые возможности для обеспечения победы оппозиционных сил как в Венесуэле, так и в других странах "тройки тирании".
Против Ортеги
Весь 2018 год крупные города Никарагуа (и в первую очередь столица страны Манагуа) были охвачены массовыми беспорядками оппонентов политики действующего президента Даниэля Ортеги и его партии сандинистов. Демонстрации противников Ортеги объединили в себя самую разношерстную публику. Здесь присутствовало и либеральное студенчество, и пенсионеры, недовольные повышением пенсионного возраста, и феминистки, озабоченные проблемами соблюдения прав женщин, и противники строительства Никарагуанского канала китайскими компаниями.
Президент Никарагуа Даниэль Ортега
Спусковым крючком для протестов послужила объявленная правительством реформа социальной системы, которая сокращала размеры пенсий, увеличивала возраст выхода на пенсию, поднимала социальные выплаты граждан и при этом еще повышала налоги. Ортега был вынужден провести подобную реформу из-за образовавшегося дефицита бюджета в системе социального страхования страны. Международный валютный фонд, субсидирующий экономику Никарагуа, отказался выдавать новые транши правительству Ортеги, если тот не пойдет на непопулярные нововведения по экономии бюджетных средств.
Реформа заставила выйти на улицы тех никарагуанцев, кто обычно поддерживал власть сандинистов — студентов публичных университетов и пенсионеров. Очень скоро к ним присоединились лидеры оппозиции и другие политические организации, выступающие за свои конкретные цели. Например, протестующих поддержали многие экологи, которые еще за несколько лет до этого организовывали митинги против строительства Никарагуанского канала — конкурента Панамского канала. Он мог привести к разрушению окружающей среды на тысячах квадратных километров джунглей, отданных под застройку китайским инженерам.
Власти страны отреагировали на демонстрации оппозиции максимально жестко — полиции и армии был дан приказ открывать огонь на поражение. За несколько месяцев были убиты более 500 митингующих, тысячи из них оказались в тюрьме. Когда беспорядки пошли на спад, Ортега предложил оппозиции начать "национальный диалог" о примирении, однако его инициатива так и не привела к каким-то реальным последствиям.
Ортега был уверен в том, что акции оппозиции были организованы Госдепартаментом и ЦРУ. Поэтому с самого начала он принял решение как можно сильнее ограничить американское влияние в своей стране. Из Никарагуа были выдворены все правозащитные организации, осудившие действия властей по разгону митингов оппозиции. В частности, были закрыты офисы Никарагуанского центра по защите прав человека и Межамериканской комиссии по правам человека.
Плакат никарагуанских протестующих
Прокуратура Манагуа завела уголовные дела против лидеров оппозиции за организацию нелегальных протестов. В частности, под ударом оказался Феликс Марадьяга, известный никарагуанский юрист, на текущий момент проживающий в США. Он уехал из страны еще в 2008 году, когда поступил на стипендиальную программу "мировых лидеров" в Институте международных отношений Йельского университета. Кстати, ровно через два года на той же программе отучится Алексей Навальный, претендующий на звание "главного лидера российской оппозиции".
Работая из Вашингтона, Марадьяга координирует действия своей организации под названием "Фонд свободы", которая ставит целью добиться ухода сандинистов от власти. Он считается одной из самых влиятельных фигур в оппозиционной сфере, выступающей в роли своеобразного "посредника" между Госдепартаментом и оппозиционными партиями в Национальном собрании Никарагуа. В сентябре Марадьяга произнес речь на Генассамблее ООН, в которой подверг резкой критике режим Ортеги и призвал мировое сообщество усилить давление на власти Никарагуа.
В июле 2018 года Госдепартамент начал вводить персональные санкции в отношении военного командования страны, заведовавшего погромами оппозиционных митингов. Вице-президент Майк Пенс в эмоциональном выступлении назвал их "преступниками и головорезами". А спустя несколько месяцев Трамп подписал "Акт об условиях инвестирования в Никарагуа", который позволит США расширить санкционную политику в отношении властей этой страны. Теперь Госдепартамент и Казначейство США смогут в единоличном порядке объявлять санкции против любых чиновников в руководстве Никарагуа, а также против тех иностранных компаний, которые ведут бизнес с правительством страны.
Феликс Марадьяга - частый гость либеральных СМИ в Америке
Впрочем, реакция США на митинги в стране оказалась несколько запоздалой. К концу года они уже пошли на спад, а затем Ортега и вовсе объявил о временном запрете на проведение любых демонстраций. Нельзя сказать, что ситуация в стране стала спокойной, но шансы оппозиции на свержение правящего режима теперь крайне невысоки. Однако поводы для дальнейших всплесков негодования жителей остаются в силе, поэтому в 2019 году какие-то протесты наверняка возобновятся — даже вопреки их запрету.
Против Кубы
Несмотря на жесткое подавление митингов и закрытие неправительственных организаций и независимых СМИ, Никарагуа выглядит как крайне свободная страна в сравнении с Кубой. Все-таки в Никарагуа сандинисты относительно недавно пришли к власти — все 90-е годы и начало 2000-х правительство в стране формировали либеральные партии.
А правящий коммунистический режим на Кубе лишь только-только смог добиться сменяемости первых лиц государства, которые, правда, все принадлежат к одной политической силе. Возможности для создания других партий отсутствуют, свободных СМИ тоже нет, бюрократический аппарат контролирует большую часть экономики страны. Конечно, есть и некоторые послабления: например, в недавно принятом тексте новой конституции страны впервые закрепляется право частной собственности. Кубинцам разрешается владеть своей фермерской землей и вести небольшой бизнес, работать в туристической сфере, но не более того.
Наметившаяся в 2015 году политика разрядки отношений между Вашингтоном и Гаваной была полностью свернута после прихода Трампа на пост президента. Он принял меры по возвращению санкций против Кубы, отмененных Обамой. Какие-то элементы политики предыдущего президента Трамп отменять все же не стал. Например, американцы могут приезжать на Кубу, а компании из США — инвестировать в экономику страны. Однако Трамп закрыл кубинской продукции доступ на американский рынок. Американцам запрещается пользоваться услугами тех отелей на Кубе, которые принадлежат государству или крупным чиновникам и силовикам. Не менее важно и то, что Трамп урезал бюджеты неправительственных организаций, помогающих кубинским политзаключенным. Они получали средства на свою работу от Госдепарамента по программе USAID.
Сторонник Мадуро держит плакат, называющий Трампа, Болтона и Рубио "Тройкой террора"
Администрация Трампа как бы подчеркивала равнодушное отношение к происходящему на Кубе. Так или иначе, любые шаги Госдепартамента могут иметь лишь очень ограниченное воздействие на закрытое от всего мира кубинское общество. В нем крайне редко происходят вспышки недовольства среди населения. Из недавнего стоит упомянуть разве что протест нескольких видных художников страны из-за попыток министерства культуры Кубы цензурировать их картины.
Однако активность Белого дома в отношении Венесуэлы может оказать самое значительное влияние на состояние Кубы. Ведь Каракас — главный экономический донор кубинской экономики. Он поставляет 50 000-70 000 баррелей нефти каждый день на Кубу по льготным ценам ниже общемировых. Когда Венесуэле не хватает своей нефти, она покупает зарубежное "черное золото", чтобы бесперебойно содержать кубинское хозяйство.
Очевидно, что в случае победы оппозиции этот канал экономической (в некотором смысле гуманитарной) помощи Кубе будет полностью закрыт. Ей придется испытать весь букет проблем с электроснабжением, с которыми она уже сталкивалась после развала СССР в 90-е годы. Конечно, в крайнем случае на помощь Кубе может прийти Россия или Китай, но на это потребуется время. Период фактической остановки кубинской экономики из-за отсутствия нефти и бензина может привести к политическим потрясениям и стать окном возможностей для осуществления смены режима с активным участием США.
Чем быстрее приближается 2020 год и следующий избирательный цикл в Америке, тем сильнее Белый дом будет оказывать давление на всю "тройку тирании". Для президентской кампании Трампа крайне важно показать твердость в противостоянии левым режимам в Южной Америке. Это один из главных способов мобилизации явки кубинцев и многих других сторонников республиканцев среди испаноязычных, проживающих во Флориде, — ключевом "колеблющемся" штате на выборах. Без победы во Флориде путь Трампа ко второму сроку закрыт на замок. Он не может себе позволить здесь проиграть, и такая дополнительная мотивация лишь усилит его попытки добиться существенных политических изменений в трех "тиранических" странах.
Вас также может заинтересовать