USD/RUB 65.44
EUR/RUB 74.29
EUR/USD 1.1353
24.01.2019, четверг, 21:25
 

Переворот в Венесуэле: как столкнулись интересы США, Китая и России

Оппозиционер и лидер парламента Венесуэлы Хуан Гуайдо объявил себя новым президентом вместо Николаса Мадуро. США молниеносно признали его правителем на переходный период. В стране, которая находится на грани экономической катастрофы, начались массовые беспорядки. Ситуация все больше напоминает первые этапы "мягкой" цветной революции: правительственный кризис, тяжелое состояние экономики, разложение армейского корпуса, волнения среди жителей крупных городов, поддержка оппозиции со стороны других стран. Венесуэла уже не раз переживала подобные периоды в своей истории, но далеко не всегда они заканчивались победой оппозиционных сил или новых лидеров, стремящихся к власти. Малек Дудаков — о новом кризисе, его возможном исходе и интересах США и России в "венесуэльском перевороте".
Положение в стране
Сторонники действующего венесуэльского режима надеются на то, что текущие события развернутся по тому же сценарию, который происходил 17 лет назад, весной 2002 года. Тогда многочисленные протесты привели к перевороту, президент Уго Чавес согласился уйти в отставку, а к власти пришла группа военных генералов и крупных бизнесменов. Но сразу после ухода Чавеса начались не менее многочисленные протесты в поддержку избранного президента, что заставило уже новую власть вернуть ему бразды правления.
Впрочем, сейчас обстановка совсем не располагает к тому, что действующей власти удастся сохранить контроль над страной. Продолжающийся пятый год экономический кризис привел к массовому обнищанию населения Венесуэлы. В стране острый дефицит самых базовых товаров и продуктов вроде мяса, молочных изделий, риса, муки, масла, туалетной бумаги и т.д. Отчаянные меры правительства Николаса Мадуро, установившего контроль над ценообразованием в магазинах, привели лишь к появлению черного рынка товаров. Но у многих венесуэльцев просто нет денег, чтобы обеспечить себя базовыми продуктами питания. Уровень инфляции венесуэльского боливара за один только 2018 год превысил 1 300 000%.
"Индекс" цены чашки кофе в Венесуэле, в боливарах
Из-за дефицита бумаги закрылась старейшая и самая популярная газета венесуэльских социалистов Tribuna Popular, издающаяся с 1948 года. Она пережила период хунты и преследований, нефтяные кризисы, но загнулась именно в эпоху дружественного ей режима Мадуро.
Венесуэла, страна с крупнейшими запасами нефти в мире, уже два года вынуждена импортировать "черное золото" и бензин из Мексики и Бразилии в качестве гуманитарной помощи. Разваливающаяся государственная нефтяная корпорация Petroleos просто не способна обеспечивать жителей ежедневными поставками нефти в 1,5 млн баррелей.
В стране происходит вялотекущая гражданская война, отдельные провинции пытаются взять под свой контроль локальные военные группировки. Более 3 млн венесуэльцев уехали из страны в статусе беженцев — большинство из них перебралось в соседние Колумбию и Бразилию. Однако кому-то удалось добраться и до США, несмотря на установленный Белым домом в 2017 году запрет на въезд. По данным американского Департамента юстиции, за последние два года статус беженцев в Америке получили около 70 000 венесуэльцев.
Мадуро против всех
Несмотря на все это, Мадуро удается удерживать власть в стране, отчасти за счет поддержки со стороны армии и спецслужб, отчасти за счет помощи дружественных стран в регионе. Большинство жителей страны ожидаемо не одобряют политику Мадуро (например, в прошлом году о недоверии к нему заявили 59% респондентов в социологических опросах). Однако Мадуро удалось довольно легко победить на "перевыборах" в мае 2018 года. Он получил почти 70% голосов.
Основные конкуренты действующего президента, которые могли бы у него выиграть, еще загодя были отстранены от участия в политике. Леопольд Лопез, пожалуй, самый известный венесуэльский оппозиционер и диссидент, в 2014 году оказался в тюрьме. Он был арестован за организацию протестов против правительства Мадуро пять лет назад. Ему запрещено участвовать в политике. Даже находясь в тюрьме, он пользовался поддержкой 20-25% населения, что создавало большие неудобства для властей.
Не участвовал в выборах и другой видный оппозиционный политик — Энрике Каприлес, бывший губернатор штата Миранда. Если Лопез по взглядам больше напоминает европейских левых либералов, то Каприлес скорее консерватор. Но их обоих объединяет общая нелюбовь к политике Мадуро. Поэтому, пока тот еще находится во главе страны, Лопезу и Каприлесу заказан путь в политику.
Мадуро становится президентом
Именно недопуск главных оппозиционных фигур на президентские выборы 2018 года стал основной причиной того, что главный законодательный орган Венесуэлы — Национальная ассамблея — признал их итоги нелегитимными. Большинство мест в Национальной ассамблее принадлежит широкой группе оппозиционных партий, объединенных в коалицию под названием Демократическое единство. Проправительственные силы имеют лишь 50 из 167 кресел в парламенте.
После победы оппозиции на выборах в Национальную ассамблею власти провели конституционную реформу, на основе которой был создан новый законодательный орган власти — Конституционное собрание. Выборы туда проходили в августе 2017 года. Оппозиция бойкотировала их и сам новоиспеченный орган, поэтому подавляющее число мест там получили сторонники правительства. Теперь Мадуро называет любые решения Национальной ассамблеи нелегитимными, в то время как оппозиция придерживается аналогичной точки зрения в отношении Конституционного собрания и президентской администрации.
Протесты в стране стартовали в канун инаугурации Мадуро на второй президентский срок. Дата начала протестов — 23 января — носит большой символический характер для венесуэльцев. Именно в этот день 61 год назад похожие протесты привели к свержению военного режима Маркоса Переса Хименеса. В этом есть своя ирония: хоть Хименес и считался антикоммунистическим диктатором для своего времени, нынешняя венесуэльская власть относится к нему довольно почтительно.
Оппозиция провозгласила начало переходного периода, в рамках которого власть должна перейти от Мадуро — по их мнению, нелегитимного президента — в руки Хуана Гуайдо, председателя Национальной ассамблеи. На митинге, собравшем несколько сотен тысяч человек в столице страны Каракасе, Гуайдо провозгласил себя временно исполняющим обязанности президента Венесуэлы. Он пообещал в скором времени организовать и провести честные выборы, на которых будет решено, кто в дальнейшем возглавит Венесуэлу.
Роль соседей
Практически сразу же после объявления Гуайдо его официально признали новым президентом Венесуэлы дипломатические представители США, Канады и большинства стран региона – Бразилии, Аргентины, Колумбии, Парагвая, Перу, Эквадора, Чили, Гватемалы и Коста-Рики. Кроме того, в его поддержку выступила Организация американских государств. Мексика, Боливия и Куба остались на стороне Мадуро. Дипломаты других государств, вроде Китая и стран-членов Евросоюза, пока что воздержались от комментариев.
Breaking: Venezuela’s opposition leader Juan Guaidó takes an oath swearing himself in as interim President. pic.twitter.com/03Kd762ipE
— PM Breaking News (@PMBreakingNews) 23 января 2019 г.
Моментальная реакция США и их союзников в Южной Америке очень показательна: события в Венесуэле наверняка планировались заранее. Сам Гуайдо, провозгласивший себя временным главой государства, имеет тесные связи с американским внешнеполитическим истеблишментом. Инженер по образованию, он получил магистерскую степень в Университете Джорджа Вашингтона, одного из самых крупных аналитических центров для дипломатов в США. После возвращения из США Гуайдо занялся политической деятельностью и возглавлял митинги против Чавеса. В 2010 году он впервые избрался депутатом Национальной ассамблеи от своего родного округа.
Когда демонстрации в Каракасе только начались, вице-президент Майк Пенс оперативно опубликовал обращение к жителям Венесуэлы, в котором призвал их бороться за свободу и свержение режима Мадуро. А примерно через два часа после решения Гуайдо объявить себя временным президентом его признал госсекретарь Майк Помпео и Дональд Трамп. Помпео отказался возвращать дипломатический корпус из Каракаса в Вашингтон, несмотря на требование Мадуро выдворить всех американских дипломатов из страны. Госсекретарь заметил, что теперь они будут официально взаимодействовать только с признанным США президентом Гуайдо.
Зачем переворот Трампу
Белый дом намерен в скором времени усилить давление на Мадуро и ввести новые санкции против Венесуэлы. В первую очередь они будут касаться закупок венесуэльской нефти — одного из немногих оставшихся у страны каналов получения денег. США до сих пор продолжают в небольших объемах импортировать нефть Венесуэлы: они покупают примерно 670 тыс. баррелей в сутки. Это меньше, чем импорт нефти в Америку из Канады, Мексики и Саудовской Аравии. США в гораздо меньшей степени зависят от поставок нефти из-за рубежа сейчас, чем раньше: они уже стали крупнейшей нефтедобывающей страной в мире в 2017 году. Отказ от закупок венесуэльской нефти наверняка приведет к некоторому росту цен на "черное золото", но не станет каким-то катастрофическим событием для рынков углеводородов.
Для администрации Трампа ситуация в Венесуэле важна сразу по нескольким причинам. Трамп в целом является скептиком американского участия в смене режимов в других странах мира. Он же придерживается той мысли, что выстраивание отношений с умеренными диктатурами в других странах заметно выгоднее, чем попытки их свергать в угоду экспорту демократии. Однако именно в вопросе Венесуэлы Трамп остается близок традиционной концепции американского внешнеполитического истеблишмента о поддержке оппозиции, борющейся с правящим режимом.
Одна из главных причин такого отношения Трампа связана с тем, что политика Мадуро привела к гуманитарному кризису, грозящему дестабилизацией обстановки в соседних странах Южной Америки. Сохранение Мадуро у власти означает еще больший отток беженцев из Венесуэлы в другие страны, включая США. Трамп же старается ограничить этот самый поток мигрантов и всячески мотивирует государства Центральной и Южной Америки создавать у себя условия, которые позволят местным жителям не искать счастья за рубежом.
Венесуэла — одно из немногих мест, которое пока что не испытывает последствий правого поворота в странах Южной Америки. В Бразилии, Колумбии, Аргентине, Перу и Чили у власти находятся консервативные политики и партии, имеющие дружественные отношения с США. Это позволяет администрации Трампа, в частности, противостоять усилившемуся китайскому влиянию в регионе и гарантировать доступ американских компаний на эти рынки. Три страны, настроенные по отношению к США враждебно ( Венесуэла, Куба и Никарагуа), не так давно с легкой руки советника Трампа Джона Болтона были названы "тройкой тирании". Болтон еще осенью прошлого года подчеркивал, что Белый дом будет делать все от него зависящее, чтобы добиться смены трех левых режимов в этих странах.
Кроме того, нельзя не отметить, что обсуждение Венесуэлы имеет свою ценность и для внутриполитического американского дискурса. Среди прогрессивного крыла Демократической партии еще несколько лет назад было популярным ставить "успешную и справедливую" венесуэльскую экономику в пример американской. Берни Сандерс, сенатор от Вермонта и самопровозглашенный демократический социалист, заявлял о том, что "американская мечта" в лучшем виде была построена в Венесуэле, нежели в самих США. Его коллеги призывали ориентироваться на Венесуэлу в вопросе реформирования медицинской системы в США и устраивали траур по случаю смерти Уго Чавеса. Конечно, после начала кризиса в Венесуэле в 2014 году многие из них приумолкли.
Протесты в Каракасе
С ростом популярности социализма среди избирателей Демпартии, особенно молодых, стратеги республиканцев используют этот факт, чтобы подчеркнуть радикальность текущей программы демократов. Не так давно сам Трамп объявлял о том, что создание системы государственного медицинского страхования превратит Америку в Венесуэлу. Смена режима в Каракасе вкупе с экономическими реформами, которые смогут быстро закончить продолжающийся кризис, позволит команде Трампа показать эффективность рыночной экономики в противовес социализму.
Шансы оппозиции
Тем не менее, несмотря на народную поддержку в крупных городах Венесуэлы и признание со стороны других стран, оппозиции совсем не гарантирован успех. На стороне правительства продолжают оставаться армейские части и спецслужбы, хотя в некоторых из них уже начались брожения. Мадуро загодя предвидел попытку переворота, поэтому постарался установить лояльных ему офицеров во главе всех крупных государственных компаний, включая нефтяную корпорацию Petroleos. Если в 2002 году забастовка рабочих Petroleos послужила спусковым крючком для недолгого отлучения Чавеса от власти, то сейчас сотрудники нефтяной компании продолжают оставаться лояльными властям.
Ключевым фактором, который способен обеспечить победу оппозиции, станет разлад в кругах офицерства и генералитета, чего пока Мадуро удается избежать. Понимают это и в Белом доме, который несколько месяцев назад проводил встречи с несколькими высокопоставленными офицерами венесуэльской армии и спецслужб по линии ЦРУ. Некоторые из них даже находились в санкционном списке Госдепартамента США с обвинениями в причастности к пыткам и убийствам людей. Многие венесуэльские силовики разочарованы президентством Мадуро и готовы поучаствовать в перевороте. Однако они обеспокоены тем, что в случае провала операции Мадуро проведет массовые чистки офицерского состава и устроит показательные казни их семей и близких. Аналитики из ЦРУ, изучив ситуацию, в то время посчитали, что шансы на успешное осуществление переворота невысоки. Однако сейчас, в условиях массовых протестов, этим недовольным властью силовикам может быть гораздо проще принять решение о поддержке оппозиции.
В случае успеха следующим президентом Венесуэлы может стать либо Леопольд Лопез, самый популярный из несистемных политиков, либо Каприлес, либо сам Гуайдо. В любом случае страну будет ждать пакет уже давно необходимых рыночных реформ, освобождение экономики от государственного контроля и переориентация политики в сторону США.
Леопольд Лопез на митинге
Так или иначе, победа оппозиции не сулит ничего хорошего инвестиционным планам России и Китая — двух ключевых союзников правительства Мадуро. России принадлежит 10 млрд долларов госдолга Венесуэлы, Китаю — более 24 млрд. Роснефть имеет контракт с Petroleos о добыче нефти в богатых "черных золотом" регионах страны на общую сумму в 20 млрд долларов. Это составляет примерно 15% от всего энергетического хозяйства Венесуэлы. Мадуро обязался ежегодно закупать до 600 тыс. тонн пшеницы из России, а также подписал контракты на поставку оружия на сумму более 500 млн долларов. Даже больше оружия (на 630 млн долларов) Венесуэла получает из Китая. Компании из Поднебесной вынудили Мадуро отдать им в аренду на 25 лет обширные участки земли в поясе Ориноко под добычу нефти.
Курс новой венесуэльской власти будет опираться на дерегулирование экономики и приватизацию основных госкомпаний, включая Petroleos. Стоит ожидать возвращения нефтяных корпораций из США на рынок Венесуэлы, которые покинули страну еще в 90-е годы. В прошлом именно Америка поставляли большую часть вооружений и продуктов питания в страну, что, вероятно, снова станет актуальным после ухода Мадуро. Для Трампа вопрос расширения рынка для американских сельхозтоваров является одним из ключевых на повестке дня, особенно в контексте торговой войны с Китаем. Он уже смог договориться о наращивании поставок в Бразилию с недавно выигравшим выборы Жаиром Болсонару. Венесуэла станет еще одним удобным рынком сбыта американских товаров. Что же касается ранее заключенных договоров с Россией и Китаем, то они почти наверняка будут признаны недействительными или попросту расторгнуты будущими лидерами Венесуэлы.
Вас также может заинтересовать