USD/RUB 66.33
EUR/RUB 75.38
EUR/USD 1.1365
19.12.2018, среда, 20:15
 

Пионеры равенства: кто первым в США начал ломать расистские традиции

18 декабря 1865 года в США вступила в силу поправка, запрещающая рабство. С тех пор прошло больше 150 лет, но тема расовых предрассудков в американском обществе до сих пор актуальна. В истории Штатов борьба за права чернокожего населения стоит отдельно — в середине XX века начался слом "расистских скреп", а некогда монолитная и не дававшая сбоев культурная система сегрегации начала ломаться. Сергей Харламов рассказывает, кто первым попытался побороть сегрегацию.
Многие могут возразить: борьба за равенство активно шла до 70-х годов, а закончилась избранием первого президента-афроамериканца. Да, они будут абсолютно правы, но тем ценнее для истории первопроходцы, активисты, которым удалось поднять волну борьбы на несколько десятилетий.
Уступите место
Автобус в Южной Каролине, 1956
До конца 50-х годов в США пространство в общественном транспорте было поделено. Большая часть салона предназначалась белым, в конце ехали черные. Сегрегация была закреплена в законах отдельных штатов, а они отличались лишь незначительными деталями.
Роза Паркс родилась в Алабаме. Она работала швеей на заводе в городе Монтгомери. 1 декабря 1955 года она возвращалась домой на автобусе. Когда салон стал заполняться, водитель потребовал от афроамериканцев освободить места для белых. Все встали, кроме Розы. Тогда водитель принялся кричать на нее, хотя сам белый мужчина, которому она должна была освободить место, просил его остановиться. В итоге водитель вызвал полицию, и Розу Паркс арестовали.
Роза Паркс сдает свои отпечатки пальцев спустя два месяца после инцидента
Она признавалась, что сама не знала, почему не освободила место, но остановить волну протестов уже было невозможно. Ее отказ привел к массовой забастовке в нескольких штатах, в ходе которой темнокожие массово отказывались уступать сначала свои места, а затем и начали садиться вместе с белыми.
Паркс немного лукавила. Несмотря на то, что она действительно не смогла ответить по существу, почему отказалась уступить место, она имела хорошие отношения с Эдгаром Дениэлом и Джо Энн Робсон — политическими активистами, ответственными за дальнейшее продвижение кампании, которая в итоге привела к знаменитой "поездке по Монтгомери" Мартина Лютера Кинга и частичной отмене закона о сегрегации в автобусах.
Мартин Лютер Кинг во время своей акции в Монтгомери
Бассейное право
До середины 60-х в США сохранялось деление в СПА, бассейнах и т.д. 19-летний афроамериканец Дэвид Исом, активист Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения (NAACP), днем 1958 года в составе группы соратников зашел в городской бассейн в Сент-Питсберге, Флорида.
Он поплавал сначала в отделении для чернокожих, затем встал, прошелся по бортику и спустился в бассейн для белых. С ним ничего не случилось, потому что в бассейне были в основном дети, никто не рискнул устраивать драку.
Дэвид Исом проходит по бортику
После его заплыва бассейн был ненадолго закрыт, владелец спустил воду и набрал ее заново. Никого не арестовали, потому что прямого закона, запрещавшего плавать в бассейне для белых, не было — все держалось на традиции. Через двое суток после инцидента в стране стали закрываться бассейны подобного формата: их переделывали в приватные, чтобы иметь возможность отказывать чернокожим посещать их вообще.
Владельцы бассейнов и СПА создали систему ВИП-доступа и как частные лица имели право отказывать афроамериканцам. Фото из Иллинойса
После этого активистам понадобилось еще 6 лет, чтобы кардинально изменить ситуацию в стране. Не менее известной, хотя и не первой акцией стал "захват" бассейна в мотеле близ Сент-Огастина. 18 июня 1964 года группа белых и черных интеграционалистов (выступавших за отмену сегрегации) спустилась в общий бассейн, заставив всех постояльцев покинуть его.
Полицейский прыгает в воду за активистами
Несколько часов они отказывались из него выходить, и местные полицейские безуспешно пытались их вытащить из воды. Все закончилось, когда владелец мотеля Джеймс Брок с криком "Я очищаю бассейн!" вылил в воду кислоту. Все участники акции были арестованы за неповиновение полиции. Следует отметить, что затем около этого мотеля постоянно проходили различные манифестации с требованием закрыть его, но мотель продолжал работать вплоть до 2003 года.
Владелец отеля выливает в собственный бассейн кислоту
На этом борьба за воду не заканчивалась. Существовали и так называемые дайв-ины (dive-in) или вейв-ины (wave-in): группа черных людей и интеграционалистов приходила на пляж только для белых и пыталась продержаться на нем как можно дольше. Часто это заканчивалось потасовками и попытками линчевания.
Демонстранты в разные дни приходили на пляжи, до приезда полиции зачастую завязывались массовые потасовки
Массовые посиделки
"Дайв-инами" дело не ограничивалось. Более того, за четыре года до "водных протестов" в стране распространилась практика "сит-инов" (sit-in). Иногда это переводят как "сидячие забастовки", но это некорректно. Сидячая забастовка (которая тоже практиковалась во время акций афроамериканцев) отличается относительной массовостью и проходит в основном на улицах и площадях. "Сит-ин" проводится с целью блокировки работы конкретного заведения или административного здания до выполнения требований.
Первый "сит-ин" провела так называемая "Гринсборская четверка" в феврале 1960-го. Четверо афроамериканских товарищей из Гринсборо, Северная Каролина, пришли в кафе "Вулворт", в котором подавали только белокожим. Их не стали обслуживать, и они просидели за главной барной стойкой весь рабочий день.
"Гринсборская четверка" во время своего первого визита в "Вулворт"
Благодаря вниманию СМИ их не решились вышвырнуть или причинить какой-либо вред. Поэтому Джозеф Макнил, Франклин Маккейн, Уильям Смит и Клэренс Хендерсон приходили еще и еще, а их примеру начали следовать другие молодые люди по всей стране. Иногда в кафе набивалось по 300 человек: и чернокожих активистов, и их противников.
Успех акции привел к тому, что некоторые южные штаты приняли десегрегационные законы. Первым кафе для белых, публично обслужившим черных, стал как раз ресторан "Вулворт", накормивший четверых собственных работников-афроамериканцев.
"Сит-ин", организованный интеграционалистами в Арлингтоне, пикетируется их противниками. На плакатах написано: "Мы не равны!", "Глава NAACP - еврей!"
Школьный вопрос
Пожалуй, самым неоднозначным, жестким и одновременно прорывным моментом в истории десегрегации в США стал вопрос расового разделения детей в школах, детских садах и колледжах. В 1951 году в Верховный суд США обратились 20 семей из Канзаса, указав, что закон XIX века, обязывающий давать раздельное, но качественное образование детям разного цвета кожи, на деле не выполнялся именно из-за сегрегации. За три года прений Верховный суд признал ситуацию антиконституционной, запустив тяжелейший процесс интеграции афроамериканцев в "белые школы". Только в 1957 году NAACP нашли 9 добровольцев, родители которых согласились бы перевести их в школу для белых "Литтл Рок" в Арканзасе.
Семеро из девяти первопроходцев, фото сделано уже много позже событий
Их звали Минниджин Браун, Элизабет Экфорд, Эрнст Грин, Тельма Матершед, Мельба Патилло, Глория Рэй, Терренс Роберте, Джефферсон Томас и Карлотта Уоллз. Все лето с ними работали психологи, чтобы подготовить их к тому, что их ждет. И все же готовы к такому они, без сомнения, не были.
Каждый день они были вынуждены приходить и возвращаться домой под конвоем федеральных войск. В них постоянно летели камни и земля. Родители забирали белокожих детей из классов, учителя бойкотировали занятия, перед зданием школы проходили митинги, мешавшие обучению. Через год школа была закрыта и открыта заново только в 1959 году.
Школьников конвоируют домой с уроков
В Новом Орлеане в 1960 году власти решились допустить чернокожую девочку в начальную школу для белых детей. Начальная школа имени Уильяма Франца должна была принять Руби Бриджес, 6-летнего члена NAACP. Перед зачислением она и несколько других детей проходили тесты, но по каким-то причинам другие претенденты прекратили свое участие, и Руби осталась одна.
Руби Бриджес после учебного дня
В первый учебный день 14 ноября 1960 года она, в сопровождении трех маршалов США, прошла через толпу разъяренных родителей других учеников, кидавших в нее вещи, и вошла в класс.
Она проявила большое мужество. Она никогда не плакала, не хныкала. Она просто шла, как маленький солдат, и мы все очень гордимся ею, - сказал бывший заместитель маршала США Карл Беркс.
С ней постоянно работали психологи, люди отказывались водить своих детей в класс. Сначала был достигнут компромисс: Руби должна была сидеть одна в самом углу зала и не мешать учебному процессу, но из NAACP вмешались, потребовав упразднить эту договоренность. В итоге из школы ушли почти все ученики и учителя. Только учительница Барбара Хенри осталась учить Руби и делала это так, будто в классе находится не одна девочка, а целый класс, чтобы хоть как-то снизить травмирующий опыт.
Руби Бриджес и Барбара Хенри в пустом классе
Шестилетнего ребенка грозились повесить, отравить. Одна мама привозила к дверям школы гроб, над которым проводила какие-то ритуалы, пугая ребенка. Отец Руби потерял работу, родственники лишились земли. Были, впрочем, и те, кто помогал семье, защищая их дом и саму девочку, которой удалось доучиться в этой начальной школе.
Дороти Каунтс идет на первый день в колледж для белых вместе с отцом
Дороти Каунтс стала первой чернокожей, которой удалось попасть в "белый" колледж — Высшую школу Хэрри Хардинг. Она не получила такой серьезной поддержки отчасти потому, что не настаивала на ней, что вылилось в жесткие столкновения со сверстниками. Ей удалось выдержать лишь год плевков и камней в спину, она сталкивалась в том числе и с физическим насилием. Однако она все равно была первой.
Голосовая команда
Президент Линдон Джонсон подписал закон о десегрегации по любому признаку в июле 1964 года после многочисленных встреч с Мартином Лютером Кингом и активистами. Вместе с законом об избирательных правах 1965 года этот документ позволял афроамериканцам впервые голосовать, требовать равных условий труда на работе и на учебе.
Афроамериканка с регистрационной карточкой и первые очереди на избирательных участках в южных штатах
Не всем штатам это понравилось: выступления и марши начали жестко блокироваться и пресекаться, гибли люди. После принятия закона федеральным властям пришлось рассылать по бунтующим штатам федеральных инспекторов, которые должны были прекратить запугивания активистов. К концу 1965 года в южных штатах было зарегистрировано 160 тысяч новых избирателей, которым удалось избрать двух афроамериканцев в Конгресс США.
Многие считают, что с избранием первого чернокожего президента Барака Обамы белые получили индульгенцию за свое отношение к черным, а тем, в свою очередь, теперь позволяется больше, чем белым (в качестве мести, естественно). Эта национальная проблема будет преследовать американский народ еще долго, накреняясь то в одну, то в другую сторону.
Вас также может заинтересовать