USD/RUB 71.65
EUR/RUB 78.10
EUR/USD 1.0901
26.03.2020, четверг, 17:15
 

Польше все должны: почему Варшава требует новых компенсаций от Германии и России

Владимир Тихомиров ранее написал, как Польша до войны собиралась делить с Гитлером Россию, почему Германия ударила в спину своему союзнику и что на самом деле происходило во время Варшавского восстания, в провале которого поляки обвиняют красноармейцев. Еще одним болезненным вопросом российско-польских отношений является спор о послевоенных репарациях. Это также и проблема польско-германских отношений. Чуть ли не каждый год политики заявляют о намерении потребовать у Германии и России денег за войну. Логика их такова: Польша — это главная жертва, она не получила положенной компенсации за свои страдания. Так ли это в действительности, рассказывается в этой статье. Из нее вы узнаете, какую помощь и сумму репараций на самом деле получила Польша после Второй мировой войны.
"Германская нечисть"
За Яном Штейцем, старостой деревни Кузница Лигоцка, польские солдаты пришли в три часа ночи. Выломали дверь прикладами и вытащили раздетого старика во двор.
- Быстрее собирайтесь, у вас три минуты, — приказал ему польский лейтенант. — Бегом! С собой брать только документы, никаких личных вещей!
- Куда вы нас отправляете? — только и нашел в себе силы спросить староста.
- Домой, в Фатерлянд!
- Но наш дом здесь, господин лейтенант...
- Молчать! Это исконно польская земля, оккупированная немецкими свиньями, а сейчас наступает момент освобождения Польши от германской нечисти!
Уже через полчаса все немецкое население деревни солдаты собрали во дворе школы. Стариков, женщин и детей построили в две колонны и под конвоем погнали в соседний городок Ламсдорф, где в годы войны действовал концентрационный лагерь Stalag-318 для советских военнопленных. Лагерь был по-прежнему открыт, но вместо эсэсовцев заправляли польские солдаты, дежурившие на вышках с пулеметами.
Лагерь Stalag-318 | Фото: Central Museum of Prisoners-of-War in Lambinowice-Opole
А на воротах лагеря висел приказ командующего 2-й армии Войска Польского Кароля Сверчевского, который требовал от поляков, чтобы те "поступали с немцами так же, как они — с нами":
Многие забыли, каково было их обращение с нашими детьми, женщинами и стариками. Чехи сумели сделать так, что немцы сами сбежали с их территории. Исполняйте свою задачу твердо, настолько твердо и решительно, чтобы германская нечисть не пряталась по домам, а бежала от нас сама, чтобы, оказавшись на своей земле, благодарила Бога за то, что унесла ноги.
От солдат Красной армии — посевы и дороги
Вопрос о репарациях и компенсациях Польше встал еще до освобождения страны от фашистов. Еще советские солдаты в мерзлых окопах готовились идти на штурм предместий Варшавы, танки прогревали свои двигатели, а из далекого Лондона в Москву потоком шли телеграммы: польские министры из "правительства Польши в изгнании" интересовались, сколько русские готовы заплатить полякам.
И совсем неслучайно начальник тыла группы Советских оккупационных войск в Германии генерал-полковник Шебунин каждый месяц отправлял в Москву подробные отчеты о материальной помощи, которые советские войска Первого Белорусского фронта оказывали полякам.
Передано безвозмездно:
  • зерно – 138094 тонн;
  • мука – 4081 тонн;
  • крупа, концентраты – 560 тонн;
  • мясопродукты - 632 тонн;
  • скот для мяса - 3754 тонн;
  • спирт – 383 тысяч литров;
  • кофе – 25 тонн;
  • крупный рогатый скот – 108288 голов;
  • лошади - 15362 голов;
  • овцы – 74784 голов;
  • свиньи – 41795 голов.
Данные являются не совсем полными, — писал генерал-полковник Шебунин, — так как передача продовольствия и имущества производилась нашими комендантами местным властям часто без надлежащего оформления актами.
Конечно, на фоне тех разрушений, которые принесла война, все эти цифры помощи выглядят довольно скромно, но не будем забывать, что эту помощь оказывал не какой-нибудь Международный валютный фонд, а действующая армия. Что эти продукты были взяты вовсе не из абстрактных "закромов родины", а из армейских продуктовых эшелонов, то есть, по сути, из довольствия обычных русских солдат. Что эта помощь шла стране, граждане которой все военные годы работали на Третий рейх и служили в охране концлагерей, получая повышенный продуктовый паек, что помощь шла от страны, которая бросила все силы ради Победы, от страны, где в это время крестьянские дети тихо умирали от голода, потому что власть выгребала из колхозов последнее зерно — все силы фронту!
Документы о поставках в Польшу, рассекреченные Минобороны РФ 1/8
Документы о поставках в Польшу, рассекреченные Минобороны РФ 2/8
Документы о поставках в Польшу, рассекреченные Минобороны РФ 3/8
Документы о поставках в Польшу, рассекреченные Минобороны РФ 4/8
Документы о поставках в Польшу, рассекреченные Минобороны РФ 5/8
Документы о поставках в Польшу, рассекреченные Минобороны РФ 6/8
Документы о поставках в Польшу, рассекреченные Минобороны РФ 7/8
Документы о поставках в Польшу, рассекреченные Минобороны РФ 8/8
Польше оказывалась и другая помощь. Например, весной 1945 года солдаты Первого Белорусского фронта ушли на запад, оставив после себя польским властям более 20 тысяч гектаров посевов зерновых и картофеля, сделанных солдатами Красной армии ради снабжения фронтовых частей. А чтобы полякам было сподручнее убирать урожай, солдаты Красной армии передали местным крестьянам более 110 тракторов, 804 молотилки, 1878 штук уборочных машин, 600 грузовиков.
Кроме того, советские "оккупанты" оставили после себя отремонтированные дороги. Как доложил генерал-полковник Шебунин, силами инженерных и железнодорожных частей Первого Белорусского фронта на территории Польской Республики было отремонтировано и восстановлено 4218 километров путей, 41 мост общей протяженностью более 4000 метров.
Также по просьбе министра здравоохранения Польской Республики по распоряжению начальника военно-санитарного управления фронта был выделен для населения Праги (пригород Варшавы – прим.) один вагон ценнейших медикаментов. Санитарными частями 1-го Белорусского фронта с августа 1944 по май 1945 года проведены противоэпидемические мероприятия среди населения Польши. Выявлено инфекционных больных 3666 человек, госпитализировано в армейских госпиталях 2832 человек, обработано очагов инфекционных заболеваний 3149, обработано людей — 12400.
Трофеи – пополам!
Весной 1945 года помощь Польше пошла уже не по линии военных, а по официальным государственным каналам. Например, в числе недавно рассекреченных документов из архива Минобороны оказалось "Решение по вопросам Временного польского правительства" от 22 февраля 1945 года, направленное заместителю председателя ГКО В.М. Молотову от лица заместителя Наркома обороны СССР Н.А. Булганина и начальника Тыла ВС СССР генерала армии А.В. Хрулева.
Документом предусматривалось передать Временному польскому правительству из фондов 1-го, 2-го, 3-го Белорусских фронтов и 1-го Украинского фронта 2 000 грузовых автомашин, а из фондов НКО 600 тонн автобензина и 25 автобензоцистерн. На начальника Главного управления гражданского воздушного флота возлагалась обязанность выделить Временному польскому правительству 10 самолетов "Дуглас" и 100 самолетов По-2, укомплектовав их личным составом и техническим обслуживающим персоналом с последующей заменой польскими кадрами.
Трофеи немецкой техники, сфотографированные разведкой оперативного управления 1-го Белорусского фронта 1/3
Трофеи немецкой техники, сфотографированные разведкой оперативного управления 1-го Белорусского фронта 2/3
Трофеи немецкой техники, сфотографированные разведкой оперативного управления 1-го Белорусского фронта 3/3
Сохранилась в архивах и докладная записка заместителю председателя ГКО В.М. Молотову , в которой заместитель наркома обороны СССР Н.А. Булганин сообщает о просьбе польского правительства выделить в порядке помощи для Варшавы 650 лошадей, 700 коров и 450 свиней — помимо выделяемых полякам 130 тысяч голов скота и 20 тысяч свиней. Просьбу, разумеется, удовлетворили.
Нашлось в архивах и соглашение от 26 марта 1945 года между советским военным командованием и Временным правительством Польской Республики об использовании — в пропорции 50 на 50 — оборудования германских предприятий и другого трофейного имущества, находящегося на территории Польши.
Проценты от товарища Сталина
Вопрос о репарациях, которые Германия должна была выплатить победителям, был решен на конференции в Потсдаме.
Согласно достигнутым договоренностям, репарации должны были быть выражены в материальной форме (заводы, машины, оборудование, товарные запасы, а также германские вложения за рубежом). Общая сумма германского имущества, которое страны-победительницы могли вывезти из своих зон оккупации, не была оговорена.
По условиям соглашения, СССР дополнительно получит из зон, оккупированных США, Великобританией и Францией, примерно 25% демонтированного оборудования. По данным Главного трофейного управления, в Советский Союз с 1945 по 1949 года было вывезено 72 000 вагонов строительных материалов, около 3000 заводов, 96 электростанций, 340 000 станков, 200 000 электромоторов, 1 335 000 голов скота, 2 300 000 тонн зерна. Много это или мало?
Разрушенная Варшава в 1945 году | Фото: ТАСС
Судите сами: по данным председателя Госплана СССР Николая Вознесенского, количество демонтированных и вывезенных в СССР предприятий из стран гитлеровской коалиции составили не более 14% от того, что было разрушено в Советском Союзе в результате нацистской агрессии. В пересчете же на денежную стоимость за счет поставок трофейного оборудования из Германии было покрыто лишь 0,6% прямого ущерба, нанесенного Германией и ее союзниками Советскому Союзу.
Формально Польша действительно не получила репараций от Германии — согласно Потсдамским соглашениям, Советский Союз взял на себя обязанность удовлетворить за свой счет все репарационные претензии Польши. И, согласно отчетам Госплана СССР, от 8% до 15% того имущества, что было получено СССР по репарациям, затем было передано Польше.
Впрочем, на восстановление Польши Советский Союз тратил и собственные средства. К примеру, вся программа восстановления Варшавы из руин была профинансирована вовсе не из германских репараций, а за счет бюджета СССР, вливавшего огромные средства в Объединенный фонд восстановления столицы Польши. И это в то время, когда многие советские города лежали в руинах, а семьи воинов-освободителей жили в землянках.
В подарок земли от Москвы
В 1949 году, сразу после образования на территории советской оккупационной зоны Германской Демократической Республики (ГДР), руководство СССР решило прекратить взыскание с Германии имущества в счет репараций.
Образование ГДР: президент Вильгельм Пик, председатель Совета министров Отто Гротеволь, первый секретарь ЦК СЕПГ Вальтер Ульбрихт | Фото: Bundesarchiv
Такое решение было инициативой самого товарища Сталина. Советское руководство не хотело повторения Версальского договора, когда державы-победительницы определили для Германии колоссальную сумму репарационных выплат, и это непосильное бремя в итоге сыграло свою роль в росте реваншистских настроений и приходе к власти Гитлера.
Учитывая, что СССР был крайне умерен в своих репарационных требованиях, с формальной точки зрения ущерб, нанесенный немцами Польше, действительно не был компенсирован. Но в 1949 году три социалистические страны сочли, что отказ от репараций за преступления нацистов станет залогом крепкого совместного будущего в социалистической семье народов. Окончательно же этот вопрос был оформлен в рамках соглашения 1953 года, по которому СССР и Польша прекращали получение репараций с ГДР с 1 января 1954 года.

Было и еще одно обстоятельство, почему Польша в 50-е годы была согласна на урезанный вариант репараций — речь, конечно же, идет об изменении послевоенных границ и о так называемых "возвращенных землях".
По итогам Второй мировой войны к СССР окончательно отошли территории Западной Украины и Западной Белоруссии, которые до войны входили в состав Польши. Впрочем, "польскими" эти земли считались лишь условно — даже Антанта в 1920 году провела границу между Польшей и СССР по так называемой "линии Керзона", которую не признавали польские власти. Тем не менее власти СССР считали, что новая Польская Народная Республика за утраченные территории должна была получить приличную территориальную компенсацию — за счет Германии, разумеется.
Инфографика: Комсомольская правда
И вот на основании советско-польского договора 1945 года к Польской Народной Республике были присоединены восточные области Германии, расположенные восточнее линии Одер-Нейсе: часть Западной Пруссии, часть Силезии, Восточная Померания и Восточный Бранденбург, бывший Вольный город Данциг, а также округ Щецина к западу от реки. Это были территории, до начала XI века заселенные славянскими племенами, которые затем были уничтожены в ходе немецкого "дранг нах остен". Считалось, что среди этих славянских племен были и пращуры поляков.
И эти полученные Польшей земли, которые составили примерно 25% территории Германии в границах 1937 года, было невозможно оценить никакими деньгами. Польша получила регион с отличными дорогами и прочей развитой инфраструктурой, крупными промышленными предприятиями и ухоженными немецкими городами, которые, в отличие от территории Восточной Европы, не подверглись тотальному разрушению.
Чтобы понять ценность этого "подарка" от Сталина, представьте себе, что в компенсацию за выжженные дотла белорусские села Советский Союз получил бы половину Италии. Или, допустим, Баварию с Северной Рейн-Вестфалией. В Польше же бывшие немецкие территории стали настоящим локомотивом послевоенного экономического развития, о чем в нынешней Варшаве вспоминать не принято.
Как полякам нацистские концлагеря пригодились
Но был один нюанс. В 1946 году на "возвращенных землях" проживало более 2,3 млн этнических немцев, которых поляки искренне ненавидели и презирали. И Варшава решила "немецкий вопрос" с потрясающей жестокостью. Уже к лету 1945 года польские власти начали переселять немецкое население в оставшиеся на территории Польши концентрационные лагеря для военнопленных. Один из британских дипломатов телеграфировал в Лондон:
Концентрационные лагеря не были ликвидированы, а перешли под управление новых хозяев. Чаще всего руководство ими осуществляла польская милиция. В Свентохловицах (Верхняя Силезия) те заключенные, которые еще не погибли от голода или не были забиты до смерти, вынуждены ночь за ночью стоять по шею в воде, пока не умрут.
К примеру, лагерь в Ламсдорфе — бывший лагерь для советских военнопленных Stalag-318 — состоял из 8 бараков, каждый их которых был рассчитан примерно на 1000 человек. Вокруг ряды колючей проволоки и несколько вышек с пулеметами. По оценкам немецких историков из "Союза изгнанных", всего за 14 месяцев работы этого лагеря от насилия со стороны поляков погибло 6488 немцев.
Сеть дорог, созданных немцами для сообщения между лагерями на территории Польши | Принт: Минобороны РФ
Высокая смертность среди заключенных была результатом не только плохого питания и эпидемий тифа, но и издевательств, избиений и истязаний. Одним из трагических происшествий стал пожар в начале октября 1945 года, в процессе тушения которого охранники открыли по заключенным огонь из пулеметов.
Эрик фон Калштерен, прошедший через ад польского концлагеря в Свентохловице, много лет спустя вспоминал:
Что ежедневно у нас были умершие, было вещью совершенно обыденной… Умирали они везде — в умывальнике, в туалете, а также возле нар… А когда хотели пойти в туалет, то крались между трупами, так как если бы это было самое естественное дело.
Бывший член гитлерюгенда Герхард Грушка, которому тогда едва минуло 13 лет, вспоминал:
В день капитуляции Германии, ночью, группа милиционеров ударами палок и хлыстов погнала заключенных вдоль лагерной улицы к умывальне. Там нас окатили из брандспойтов, а затем мокрых и мерзнущих погнали на плац. Один из милиционеров рычал "Лежать!", а все остальные толпой пробегали по нашим телам. Тех из нас, кто не мог вжаться в землю, толкали сапогами по головам, шеям, спинам. Затем раздалось "Встать!", посыпались удары и нас опять погнали к бараку-умывальне… Над лагерем расширялась тотальная, небывалая атмосфера безысходности и [y]грозы. Когда днем проходили через бараки, там не было ни одних свободных нар, на которых бы не лежали больные тифом. На полу также лежали истощенные узники. Их стенания и стоны были невыносимы, также как сильная вонь мочи и кала. Никто уже не мог спастись от полчищ вшей, которые стремительно множились…
Конечно, определенная доля ответственности за варварское обращение с мирным населением лежит и на советской оккупационной администрации, которая часто сквозь пальцы смотрела на то, как поляки мстили немцам (к тому же и у советских солдат была свежа память о том, что творил вермахт в России). Но исторические документы свидетельствуют: именно советские военные части в те годы становились единственным прибежищем для немцев, умолявших русских солдат спасти их детей от польской "милиции".
Немецкие беженцы пытаются покинуть территорию Германии, отошедшую к Польше после 1945-го | Фото: AP
Удивительно, но концлагеря в Польше работали до 1950 года — несмотря на то, что еще в сентябре 1946 года был принят декрет об "отделении лиц немецкой национальности от польского народа", согласно которому все этнические немцы должны были быть интернированы в Германию. Но рачительные поляки, взяв пример с СССР, практиковали "репарации трудом", заставляя немцев бесплатно работать над восстановлением страны.
Вечная жертва
В 1991 году уже объединенная Германия заключила договор с Польшей о добрососедских отношениях. В рамках этого договора Берлин выплатил Варшаве 500 миллионов немецких марок компенсации, а еще 2 миллиарда марок направил на программы компенсаций для узников концлагерей и жертв нацистских программ принудительного труда.
Более того, в 2004 году, вступая в Евросоюз, правительство Польши официально заявило, что более никаких выплат от Германии требовать не будет. Но не прошло и десяти лет, как вопрос о компенсациях вновь всплыл в Польше, показав, что "образ жертвы", которой все вокруг должны, полякам дороже любых денег.
Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/
Вас также может заинтересовать