USD/RUB 76.72
EUR/RUB 90.91
EUR/USD 1.1850
14.10.2020, среда, 07:15
 

Helsingin Sanomat: полнота — это болезнь общества

Мужчина с лишним весом в Нью-Йорке
Воспоминания из детства: магазинчик в финском Тампере продавал сушеную морковь как сладкое. В конце 1940-х годов сахар буквально выдавали по карточкам, так что в качестве сладостей годились и сушеные корнеплоды.
В 1950-е кризис отступил, но сладости все равно считались редкостью. Мать семерых детей пекла раз в неделю, тогда и можно было поесть булочки. Особенно запомнились те дни, когда мама давала пять марок, на которые можно было купить леденец на палочке в магазине на первом этаже жилого дома по дороге из школы.
«В детстве я не привык к сладостям. Вряд ли у кого-то были на это деньги», — вспоминает 77-летний профессор, врач-терапевт Пертти Мустайоки (Pertti Mustajoki).
«В тех условиях было очень сложно получить лишние калории».
Разница с нашими днями — колоссальная. 2020-е годы отличаются изобилием. Полки магазинов ломятся от разных сладких, соленых и жирных продуктов — часто и в больших упаковках.
Один только отдел со сладостями в магазинчике на окраине столичного района Рускеасуо, на взгляд Мустайоки, в пять раз больше всего магазина в Тампере, куда мама отправляла его в детстве за молоком и другими продуктами.
Если раньше было тяжело набрать дополнительные калории, то в современной Финляндии сложнее их НЕ набрать. Последствия налицо.
Трое мужчин из четырех и две женщины из трех в 30-летнем возрасте имеют лишний вес. Люди с нормальным весом оказались в Финляндии в меньшинстве.
Полнота стала важной проблемой нашего общества. В Финляндии ее пока еще толком не осознали, говорит Пертти Мустайоки, специалист по лечению ожирения.
К полным людям относятся хуже
Полноту в Финляндии в первую очередь считают личной проблемой, хотя в последнее время к ней начали относиться лояльнее, говорит Мустайоки.
«Полнота — это клеймо. Если ты толстый, то ты немного хуже других, тебя можно обзывать и критиковать».
Такой подход Пертти Мустайоки считает неправильным. Он только приводит к притеснению полных людей и не помогает им справиться с проблемой. Контроль над весом нельзя сваливать на самих людей. Ожирение — это более масштабная проблема, требующая вмешательства общества.
Избыточный вес — большая проблема для здоровья нации. Мустайоки подсчитал, что полнота увеличивает склонность более чем к 30 заболеваниям. Многие из них — например, диабет второго типа, повышенное давление, коронарная недостаточность и астма — очень распространены в Финляндии.
Один только диабет второго типа есть у 500 тысяч финнов, и практически у всех он связан с появлением лишних жировых тканей, говорит Мустайоки.
Ожирение может привести к бесплодию и часто связано с депрессией. Человек в депрессии может искать утешение в сладком и поправляться, а набор веса, в свою очередь, только усиливает депрессивное состояние.
«Полнота вызывает очень многие наши национальные заболевания».
Кроме этого, ожирение — серьезная проблема для экономики государства. Из-за нее возрастают затраты сектора здравоохранения, снижается ожидаемая продолжительность жизни, производительность и ВВП, сообщается в докладе ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития, OECD) о финансовой стороне проблем, связанных с ожирением.
Затраты на решение вопросов, связанных с лишним весом, в Финляндии особо не отслеживаются. Однако на лечение финнов со вторым типом диабета уходят, по словам Мустайоки, миллиарды евро.
Сформировать общее представление можно по подсчетам ОЭСР. При нынешнем развитии ситуации лишний вес и связанные с ним расходы могут уменьшить ВВП стран-членов организации (в числе которых есть и Финляндия) на 3,3%.
«Возможно, это станет мотивацией для наших руководителей. Затраты на здравоохранение выходят из-под контроля. В Финляндии этой темой еще не занялись, чего не скажешь о многих других странах. Думаю, скоро и у нас о ней заговорят», — рассуждает Пертти Мустайоки.
Для того, чтобы привлечь внимание к проблеме лишнего веса, Мустайоки и другие финские врачи, специализирующиеся на ожирении, создали в начале 2020 года объединение «Здоровый вес» (Terve paino). Организация будет сообщать финским депутатам и другим влиятельным политикам информацию о распространенности в Финляндии ожирения, о затратах, вызываемых этой проблемой, и о способах борьбы с «эпидемией ожирения». Создатели организации надеются и на активность обычных граждан.
«В Финляндии насчитывается около трех миллионов человек с лишним весом, более чем у миллиона финнов избыточных килограммов очень много. Это настоящее горе для полных людей, нашей страны и экономики. Цифру надо снижать».
Во многих странах действует налог на сладкое
Что же тогда следует делать государству? Принимать законы и постановления, которые приучат граждан питаться более здоровой пищей, считает Мустайоки.
Один из способов — введение налога на продукты с большим количеством сахара. Акциз на сладкое и мороженое уже вводился в Финляндии некоторое время назад. В начале 2017 года налог был снят, потому что Финский продовольственный союз сообщил об этом ЕС, и комиссия посчитала, что акциз нарушает законы о конкуренции. К примеру, налогом облагался шоколад, но не печенье с шоколадом. По мнению комиссии, в налоговой системе были разные лазейки.
«Никаких юридических преград по факту не было», — говорит Мустайоки и отмечает, что позже налог на сладкое без проблем вводился в других странах ЕС.
В Финляндии эти разногласия связаны со стремлением пищевой промышленности действовать в своих интересах и с тем, что политики не знают о серьезности ситуации.
Налог на сладкое не снизил употребление сладостей и мороженого финнами. Пертти Мустайоки объясняет это незначительным повышением цены. Потребительская стоимость сладкого поднялась в среднем на 10%.
«Исследователи говорят, что цену на сладкое нужно увеличить минимум на 20%, чтобы был результат. Можно поднять и выше — конфеты и чипсы сейчас стоят ужасно дешево».
В мире действительно есть доказательства тому, что налог на сладкое влияет на уровень его потребления.
В прошлом десятилетии Венгрия начала вводить налог на продукты с вредным для здоровья количеством сахара, соли и других веществ, и спрос на них упал. Как сообщалось в отчете ВОЗ, спустя четыре года после введения налога цены возросли на 29%, а потребление сократилось на 27%.
Такие же результаты были достигнуты в американской Филадельфии, где в 2017 году подняли цены на сладкие напитки.
Некоторые начали покупать вредные напитки вне городской налоговой зоны. Когда был учтен и этот нюанс, употребление прохладительных напитков снизилось на 38%, сообщалось в исследовании Пенсильванского университета, опубликованном в 2010 году в научном издании Jama.
Предостережения снижают желание покупать
В снижении употребления прохладительных напитков преуспели и в Чили. Секретом успеха были не налоги, а предостережения на упаковках вредных продуктов и четко обозначенные ограничения на продажу. Страна ввела их в 2016 году.
За два года потребление прохладительных напитков сократилось почти на четверть, сообщили исследователи из Америки и Чили в начале 2020 года в научном издании Plos Medicine.
В Чили используется предостерегающий черно-белый знак, который помещается на сладких напитках и нездоровых продуктах на самое видное место.
Предостережения оказались эффективнее цветовой маркировки продуктов по принципу светофора, сообщили в 2018 году исследователи бразильского Университета Сан Паулу и Оклендского университета в научном издании Obesity. Предупреждения снижали интерес к продукту.
Недавнее американское исследование, основанное на анализе предыдущих работ, сообщает, что предупреждения на напитках с повышенным содержанием сахара тоже способны оказывать влияние на выбор потребителей.
Дома Пертти Мустайоки провел эксперимент и наклеил на привлекательную розовую упаковку с цветами вишневого дерева черный предупреждающий знак. Вид упаковки очень сильно изменился.
«Думаю, даже половина людей не знает, сколько калорий в таких продуктах. Предупреждения — очень удобный способ. Никто ничего не запрещает, человек сам делает выбор, но при этом знает, что он ест».
Запреты тоже необходимы, считает Мустайоки. По его мнению, необходимо запретить продажу и рекламу нездоровой детской пищи.
В Чили действует запрет на рекламу и продажу вредных продуктов для детей. Также в школах нельзя предлагать еду и напитки с превышенным уровнем сахара, соли и жиров.
В Финляндии ограничений на продажу вредных продуктов нет. Пертти Мустайоки говорит, что детям рекламируют в первую очередь нездоровые продукты.
«Дети не понимают, что реклама всего лишь должна повысить уровень продаж, и воспринимают утверждения в рекламе всерьез. Разные рекламные персонажи часто делают продукт еще привлекательнее».
Также можно было бы запретить размещать сладости у касс. Люди, стоящие в очереди, часто соблазняются купить что-нибудь еще. Стоит ограничить и скидочные предложения. В таком случае, к примеру, нельзя будет продавать две бутылки газировки или два шоколадных батончика по цене одного.
При помощи богатого предложения продовольственная промышленность призывает людей есть больше, чем им нужно, считает Мустайоки. Упор на продажу и прибыль — вполне нормальные и понятные действия в бизнесе, но «когда уровень потребления нездоровой пищи становится слишком высоким, обществу следует его ограничить, чтобы не было ущерба».
Любовь к сладкому сидит у нас в генах
Пертти Мустайоки изучает проблемы ожирения и его причины уже почти 40 лет, начиная с 1980-х годов. Тогда в промышленных странах количество людей с лишним весом резко возросло, в том числе и в Финляндии.
«Появление лишнего веса у людей можно в целом объяснить радикальными переменами в предлагаемых продуктах. Открылись супермаркеты, реклама стала эффективнее, привлекательных вредных продуктов стало больше. Также сказалось увеличение порций и размера упаковок».
«Любовь к сладкому сидит у нас в генах. Человек по своей природе заинтересован в пище, богатой энергией, потому что это было важно для выживания в процессе эволюции. Сладкое означает калории, так что наши предки любили сладкое. Также было вполне разумно съедать много за один раз, ведь уверенности в том, когда поешь в следующий раз, не было».
«Гены каменного века определяют наш аппетит и предпочтения до сих пор. За несколько тысяч лет гены никуда не делись. Когда мы ходим по магазину, наши гены по-прежнему считают, что мы ходим по саванне, и мы к ним прислушиваемся», — говорит Пертти Мустайоки.
«Изменение продуктового выбора и гены каменного века — сочетание, которое легко приводит к набору лишних калорий».
Однако предпочтения, сохранившиеся с каменного века, не у всех проявляются одинаково сильно, отмечает врач, специализирующийся на ожирении. Некоторые не способны сопротивляться современной среде с избыточными калориями. Они едят больше калорийных продуктов, чем другие люди, и эти различия заметны уже в детстве.
В многочисленных исследованиях с использованием томографии головного мозга отмечалось, что у людей с нормальным весом и у людей с лишним весом в зонах мозга, отвечающих за желания, происходила разная реакция на еду.
При виде калорийных сладостей мозг людей с нормальным весом получал более слабые сигналы, чем мозг людей с избыточным весом.
Также отмечалось, что полные люди наслаждались вкусом сладких продуктов сильнее, чем люди с нормальным весом или небольшим количеством лишнего веса.
И все же многие считают, что избыточный вес — это в первую очередь вопрос мотивации, и толстякам нужно просто взять себя в руки и закрыть рот. Это ошибочное представление, говорит Мустайоки.
«Речь вовсе не о лени или безразличии. За проблемой могут стоять врожденные биологические различия в силе желаний».
Когда изучают здоровых людей, живущих в похожих условиях, отмечается, что у 40-70% людей вес связан с наследственными факторами. Грубо говоря, ожирение можно наполовину объяснить наследственными факторами и наполовину — условиями окружающей среды.
«Конечно, за набор веса отвечают не только гены. Для этого всегда нужны лишние калории», — поясняет Пертти Мустайоки.
Связанных с полнотой генов насчитывается больше 250. Многие оказывают сильное влияние именно на аппетит — то есть на то, как сильно человеку хочется попробовать еду, богатую энергией.
Сейчас Мустайоки размышляет о том, что отказ от лишних калорий надо рассматривать не в рамках вопросов питания, а в рамках бихевиоризма.
Мустайоки цитирует голландского почетного профессора, известного исследованиями холестерина и транс-жиров, Мартейна Катана (Martijn Katan). Он отметил, что ожирение вызывают не жиры, протеины или углеводы. Ожирение вызывают вкусные притягательные продукты — дешевые, легкие в приготовлении и доступные 24/7.
«То, что их едят часто и в больших количествах, оказывает гораздо более значимый эффект, чем сочетание разных веществ», — говорит Мустайоки.
С точки зрения веса не так важно, старается ли человек употреблять меньше жира или углеводов в своей пище. Лишние калории — это лишние калории, и неважно, откуда человек их получает — из жиров, углеводов или протеинов.
Любитель шоколада не покупает шоколад домой
В связи со своей специальностью Пертти Мустайоки знаком с тысячами людей с сильным ожирением. В 1980-е годы он собрал в больнице первые группы по контролю веса. Уже тогда он отчетливо понял, как тяжело постоянно вести борьбу с лишними килограммами.
Поэтому Мустайоки считает единственно верным способом борьбы с лишним весом профилактику. Поскольку просвещение и рекомендации оказывают лишь незначительный эффект, и население продолжает поправляться, в этот вопрос надо вмешаться законами и нормами.
Он надеется, что вредные продукты и напитки постигнет та же участь, что и сигареты. Сигареты, по мнению Пертти Мустайоки, были в свободной продаже на удивление долгое время, прежде чем в ситуацию вмешалось государство и потребление сократилось.
«Сейчас люди удивляются, как раньше было разрешено курить в ресторанах или на работе. Обществу надо таким же способом оберегать людей от лишних калорий. Конечно, полный запрет не нужен, достаточно того, чтобы потребление нездоровой еды и напитков уменьшилось».
Осенью 2019 года Мустайоки получил премию за вклад в вопросы контроля лишнего веса. Новые данные о причинах ожирения вдохновляют врача, и он делится свежей информацией в своем блоге.
Самого себя Пертти Мустайоки в вопросах здорового веса считает счастливчиком. Серьезных проблем у него нет. Когда в 1990-е у врача появилась пара лишних килограммов, любитель шоколада осознал, что легко мог съесть 200-граммовую плитку за вечер.
Тогда Мустайоки решил, что больше никогда не будет покупать шоколад домой. И придерживался своего правила долго. Только в прошлом году он немного сдал — позволил себе 40-граммовый батончик.
Вас также может заинтересовать