USD/RUB 75.61
EUR/RUB 90.09
EUR/USD 1.1916
10.10.2020, суббота, 12:30
 

«Соперничество есть всегда»: вице-президент РАН — о научном фестивале, физике будущего и коллективном разуме

«Соперничество есть всегда»: вице-президент РАН — о научном фестивале, физике будущего и коллективном разуме
— Всероссийский фестиваль науки проводится уже в 15-й раз. Что он представляет собой сейчас?
— Юбилейный Всероссийский фестиваль Nauka 0+ — это настоящий праздник науки, который проводится для того, чтобы школьники и студенты знакомились с современными достижениями и представляли себе, как наука меняет нашу жизнь.
Фестиваль проводится для всех, кто хочет знать больше о том, что делает наука. Традиционно проходит много мероприятий в различных форматах и на разных площадках. Люди приходят в лектории и на выставки семьями, именно поэтому фестиваль называется Nauka 0+. У нас есть даже интерактивные экспонаты для совсем маленьких. Разумеется, в этом году по понятным причинам большая часть мероприятий пройдёт в виртуальном формате. И это, может быть, будет даже интереснее. Страна у нас большая. Люди, которые живут на Дальнем Востоке или на Урале, смогут полноценно участвовать во всём, что будет происходить в Москве. Каждый год фестиваль посвящён разным темам.
  • Большая часть мероприятий фестиваля Nauka 0+ пройдёт в формате онлайн
  • РИА Новости
  • © Виталий Белоусов
— Если в прошлом году фестиваль был посвящён химии и юбилею таблицы Менделеева, то в этом году он приурочен к юбилею отечественного атомного проекта и посвящён физике…
— Да, нашей атомной промышленности 75 лет, и тема этого фестиваля — физика будущего, которая покрывает много областей, в том числе связанных с атомной промышленностью.
Традиционно в нашем лектории выступают нобелевские лауреаты. В этом году их лекции пройдут в онлайн-формате.
— И какова же физика и наука будущего? Как она может изменить наш мир?
— Давать такие прогнозы всегда очень рискованно. В фильме Стэнли Кубрика «Космическая одиссея 2001 года» предсказывалось, как в начале XXI века космические корабли будут бороздить просторы Вселенной, а роботы выйдут из-под контроля человека. Но развитие науки и технологий пошло совершенно по другому пути.
— Считали, что будут на Марсе яблони цвести, а всё закончилось гаджетами?
— Не совсем так. Всё же сначала появились доступные персональные компьютеры. Потом они объединились в сети, появился интернет. Люди стали общаться онлайн, а не с помощью писем по почте. Потом появился мобильный интернет с возможностью связи между людьми. В том же фильме Кубрика все роботы огромные. Миниатюризацию тогда предсказать не смогли.
Конечно, с возникновением новых явлений появляются и совершенно новые вопросы, и проблемы. Рой насекомых обменивается какой-то информацией и летит согласованно. Похожие тенденции наблюдаются и в новом информационном обществе. Эту ситуацию интересно рассматривать на стыке математических дисциплин и социальных наук и понимать, как это изменит нашу жизнь.
Другой пример из классики фантастики — повесть Станислава Лема «Солярис», по которой был поставлен фильм Тарковского. На планете, где всё друг с другом связано, есть разумный Океан. Глобальный обмен информацией и новое состояние общества — одна из безусловно актуальных тем на стыке общественных и естественных наук.
  • Кадр из фильма А. Тарковского «Солярис»
  • © kinopoisk.ru
— И на все эти явления можно смотреть с точки зрения физики?
— Можно говорить о проникновении физических методов в другие науки. Физика как таковая в определённой степени завершена, все основные фундаментальные законы известны. Есть два основных направления развития. Первое — во Вселенную. Как она устроена? Последние Нобелевские премии по физике как раз были вручены за исследования астрофизических эффектов, за гравитационные волны, чёрные дыры и так далее.
Другое направление — проникновение физики в область живых систем, в биологию и другие науки. Оно началось с открытия структуры ДНК Фрэнсисом Криком и Джеймсом Уотсоном в 1953 году.
Как возникает жизнь? Это не понятая с точки зрения физических законов вещь. Поэтому продолжается исследование процессов жизни на молекулярном уровне. Физика будущего будет разгадывать тайны возникновения этого всем нам хорошо известного, но ещё до конца не познанного явления.
  • Элемент модели ДНК, построенной Френсисом Криком и Джеймсом Уотсоном
  • © Wikimedia commons / Science Museum, London
— В современной науке всё чаще возникает интерес к междисциплинарным исследованиям. Объединяются целые области научных знаний, появляются новые слияния, направления и школы. Это напоминает античных мыслителей, которые одновременно могли быть математиками, физиками, философами, поэтами и музыкантами. Выходит, скоро мы опять увидим новых Платонов и Аристотелей?
— Не совсем так. Раньше такое было возможно, потому что известно было очень мало, да и людей, которые имели вкус к исследованию мира, тоже было мало. У них другой склад ума был, поэтому они были такими универсальными. Сейчас наука разрослась, и невозможно знать всё — каждый ученый выбирает свою область. Она всё ещё узкая, но при этом может быть междисциплинарной.
Часто в междисциплинарных исследованиях роль застрельщиков играют именно физики. Они занимаются наиболее фундаментальными законами природы, и у них есть определённая выработанная профессией наглость. Они считают, что могут разобраться во всём остальном. Один из основателей квантовой механики, Эрвин Шрёдингер, написал книгу «Что такое жизнь с точки зрения физики?» ещё до открытия двойной спирали ДНК.
Сейчас учёные, которые работают на стыке, должны располагать очень хорошим инструментарием и в той и в другой области. А сообщество современных учёных — это рой, то есть не один условный Аристотель, а совокупность людей, работающих на стыках наук, которые выполняют функции такого «коллективного Аристотеля».
— Тогда позвольте вопрос о возможных проблемах международного сотрудничества учёных. Как сейчас политика влияет на науку, а наука на общество?
— Наука — это, безусловно, объединяющая сила. Когда мы работаем с коллегами из других стран, то национальность и гражданство — это последний вопрос, который возникает. Все работаем над одними проблемами, используем громадный поток информации, читаем статьи друг друга, встречаемся на конференциях. Мегаустановки, телескопы, ускорители — там успешно работают громадные международные коллективы учёных. Ну а соперничество есть всегда. Оно есть и между странами, и между университетами, и между различными научными группами. Конкуренция в науке — здоровое начало. Конечно, в оборонных и коммерческих проектах учёные свои исследования не раскрывают, но при этом обладают обширной информацией о том, что делается в зарубежных лабораториях по их профилю. За это отвечают соответствующие службы. Но всё же больше 90% исследований относятся к гражданским отраслям, где все заинтересованы в кооперации.
  • Пример активной международной научной коллаборации — обсерватория LIGO
  • Reuters
— Западных исследователей с детства учат правильно подать себя, выгодно представить свою работу. Не в этом ли причина того, что престижные международные награды часто обходят отечественных учёных стороной? Поговорим о необходимости популяризации знаний и умении рассказывать о науке широкой аудитории.
— Да, этого не было в советское время, и даже в первые постсоветские годы. Однако сейчас мы видим позитивные тенденции, всё это появилось и у нас. Конечно, учёный должен не только получить результат, но и приложить усилия, чтобы довести информацию о нём до научного сообщества и широкой публики. Так устроен современный мир.
— Вы являетесь специалистом в области физики полимеров. Как развивается ваше направление? О чём бы вы могли рассказать широкой аудитории?
— Этот год для нас особенный, так как науке о полимерах исполнилось 100 лет. Всё началось в 1920 году со статьи немецкого физико-химика Штаудингера о том, что резина, крахмал, целлюлоза и белки состоят из молекул, представляющих собой длинные цепи. За эти 100 лет наука о полимерах достигла впечатляющих успехов. Бо́льшая часть предметов, которые нас окружают, и одежда, которую мы носим, — это полимеры, и сами мы, как выяснилось, состоим в основном из полимеров, ДНК, РНК, белков, полисахаридов.
Одновременно возникают и негативные тенденции — полимеров так много, что они начинают замусоривать планету. В океане целые острова полимерных отходов, и первоочередная задача состоит в том, чтобы создавать полимеры с ограниченным сроком существования.
Они уже, собственно, и сейчас есть, но дороже полиэтилена, поэтому часто их не применяют. Но мы начали большую программу в этом направлении. И, конечно, прорывной научный фронт — изучение такого явления, как жизнь, которое связано с полимерными молекулами. Понимание того, как это всё на молекулярном уровне функционирует, с точностью до мельчайших физических деталей.
Конечно, наука о полимерах будет и дальше развиваться. Это область, в которой дистанция между чисто фундаментальными проблемами и прикладными проблемами очень небольшая.
Вас также может заинтересовать