USD/RUB 64.30
EUR/RUB 73.42
EUR/USD 1.1419
11.01.2019, пятница, 01:50
 

Süddeutsche: человек стоит на пороге новой эпохи

Научно-производственный биотехнологический центр по животноводству (Биотехцентр) Российской академии сельскохозяйственных наук (РАСХН). Эксперименты по созданию клонированных и трансгенных животных. Цитологический препарат (реконструированный эмбрион). Внутри ядро фибробласта.
Когда далекие предки сегодняшнего человека почти четыре миллиона лет назад кочевали по Африке, история могла получить совсем иное развитие. Это были беззащитные обезьяны, находящиеся под угрозой вымирания. В романе Артура Кларка «2001: Космическая одиссея» питекантроп после падения космического метеорита хватается за камень. Животное, которое еще не было человеком, начинает охотиться, есть мясо, защищаться от опасностей и своих сородичей. Оно эмансипировалось от естественного окружения, от судьбы.
Книга Кларка приобрела всемирную известность благодаря экранизации Стэнли Кубрика в 1968 году. Она представляет собой шедевр научной фантастики. Не так часто упоминается тот факт, что космическая одиссея повествует также и об истории эволюции человека — якобы управляемой инопланетянами, которые через монолиты предпринимают решающие шаги в становлении человека.
Внеземной монолит почти четыре недели назад так и не смог упасть в Гонконге. Однако стало известно, что один китайский ученый, по его собственным словам, целенаправленно проводил генетическую модификацию человеческих эмбрионов в ходе искусственного оплодотворения. Они были выношены, родились дети, которые должны передавать свой модифицированный материал всем последующим поколениям. Этих детей и спустя недели после их рождения никто не видел, есть сомнения в том, что этот эксперимент вообще состоялся.
Неважно, правда ли то, что ученый Хэ Янкуи поведал миру, однако ясно, что биотехнологии предоставляют сегодня такую возможность. Это стало осуществимо. Благодаря современной генной инженерии человек в состоянии управлять своей эволюцией. Он может целенаправленно делать то, что до сих пор было предоставлено случаю и естественному отбору, он может, когда захочет, добавить положительные свойства и устранить нежелательные признаки непосредственно в генетическом материале. Инструмент, позволяющий это сделать — технология CRISPR/Cas9, сокращенно его часто называют CRISPR. Речь идет о группе молекул из бактерий, возраст которой намного больше человека, это продукт эволюции, созданный для защиты от вирусов, которые нападают на бактерии и разрушают их.
Как и камень в руках питекантропа Кларка, CRISPR в руках современного homo sapiens является средством развития его эволюционного статуса-кво. Из реакции на эксперимент Хэ Янкуи стало ясно, что существуют этические оговорки. Все же технология новая, ее не до конца изучили. В то же время китаец выбрал для вмешательства в генетический материал признак, который имеет небольшое значение для продолжения человеческого рода. Хэ хотел сократить или вообще устранить уязвимость детей к инфекции ВИЧ. Однако инфицирования можно избежать и другими способами.
Сценарий для возможного варианта применения нового супер-инструмента был разработан еще три года назад. Тогда лауреат Нобелевской премии по медицине Крэйг Меллоу заявил, что может себе представить, «что модифицированное развитие зародыша защитит человечество от рака, диабета и других обусловленных возрастом болезней».
С болезнями, бедностью и голодом человек давно борется неестественным путем
Кто же этого не хочет — лучшее, более здоровое и продолжительное будущее для существования человека? Он на протяжении тысячелетий борется с болезнями, бедностью и голодом, проблемами во время беременности и родов неестественным путем. Он вмешивается в генетику при помощи разведения съедобных растений и животных, в результате чего возникают новые виды, которые никогда не появились бы в процессе простой эволюции.
Он создал опирающуюся на науку медицину, благодаря которой можно лечить опасные для здоровья болезни и сокращается детская смертность. Кроме того, люди приспосабливают окружающий мир к собственным потребностям. Они ездят на автомобиле, отапливают дома, они создали идеальную систему обеспечения продуктами питания, которая не имеет больше ничего общего с природой, потому что не имеет ничего общего со случайностью.
С этой точки зрения человек давно взял эволюцию в свои руки. Так же считают и многие ученые. Например, бывший профессор Гарварда по вопросам исследования здравоохранения Харви Файнберг еще до изобретения технологии CRISPR на одной из конференций TED говорил о неоэволюции. По его словам, у человека осталось не так уж много возможностей для развития. Один из вариантов — остаться на текущем уровне вместе с болезнями и ограниченной продолжительностью жизни. Другой вариант — это «манящая, волшебная и пугающая возможность» — самоопределяющаяся эволюция, в которой «руководим и решаем мы, индивидуумы».
Те, у кого не было шансов в борьбе за выживание, приводятся в хорошую форму
Файнберг имеет в виду не дизайнерских младенцев, которые рассматриваются как «кошмарные варианты», хотя такие чрезмерно распланированные дети в биологическом плане невозможны. Эксперт говорит о том, что движет им как медиком. «Я пришел к выводу, что я как врач работаю над целью, которая отличается от цели эволюции — она не обязательно противоречит ей, но она другая». Те, у кого, в общем-то, не было шансов в борьбе за выживание, именно они и приводятся в хорошую форму.
Другая концепция рассматривает человека скорее как бесценный уникальный экземпляр в палитре видов эволюции, невероятное живое существо, которое необходимо защищать от самого себя. Израильский историк Юваль Харари рассматривал генетические модификации уже в своей первой книге «Краткая история человечества», которая также появилась еще до революции CRISPR. «Генная инженерия хотя и необязательно нас убьет, но может дойти до того, что человека больше нельзя будет узнать», — пишет Харари. Этот страх разделяют многие. Между тем и в политике ведутся дискуссии о том, стоит ли применять технологию CRISPR на человеке.
Как раз на той неделе, когда Хэ Янкуи заговорил о детях по технологии CRISPR, эта тема до полуночи обсуждалась в бундестаге. СвДП выступила с предложением обратить больше внимания на шансы, чем на риски, и оказать политическую поддержку новой генной инженерии. Но дальше этого заявления в дебатах дело не зашло. Это тем печальнее, поскольку все выступающие были хорошо проинформированы. Они знали различия между индивидуальной генной терапией и наследуемом вмешательстве в развитие зародыша, они знали о событиях в Гонконге. Но решающий вопрос об использовании возможностей депутаты опустили, указав на единодушное научное мнение о том, что подобные эксперименты на человеке недопустимы.
Но это не так. Вопрос для большей части ученых заключается только в нужном моменте, а тот, кто занимается технологией CRISPR и ее способностями, знает, что ожидает человечество. Это можно проклинать или приветствовать. Но и без влияния космического монолита человек находится на пороге новой эпохи, которая будет определяться не только искусственным интеллектом, но в большой степени и генной инженерией. Необходима человеческая воля, чтобы сделать этот шаг. Или, если говорить словами Харири: «Главный вопрос человечества заключается не в том «что нам нельзя?», а в том «кем мы хотим стать»».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Вас также может заинтересовать