USD/RUB 74.23
EUR/RUB 88.04
EUR/USD 1.1860
11.02.2021, четверг, 19:05
 

Advance: пандемия, газ, Навальный и трансатлантические промашки. Европа уперлась в стену

Производство вакцины Спутник V в Санкт-Петербурге
Всего несколько недель назад, а может даже дней, вакцины от коронавируса из России и Китая в Европе, не стесняясь в выражениях, преподносили как «какую-то дрянь». Но ситуация в корне изменилась. Возникли проблемы почти со всеми основными вакцинами, произведенными на Западе. Либо это проблемы с производством (и доставкой); либо выяснилось, что они очень задерживаются (а у Европы нет времени медлить); или последние исследования говорят о том, что эти вакцины могут быть менее эффективны в формировании иммунитета от новых мутаций коронавируса, которые появляются в ходе пандемии.
И вдруг вакцины, о которых даже «нельзя было упоминать», оказались не просто хорошими — их теперь буквально превозносят, и, в первую очередь, это касается российской вакцины «Спутник V» (после публикации исследования в медицинском журнале «Ланцет»). Но трудно забыть, что некоторые видные специалисты еще несколько месяцев назад явно руководствовались, прежде всего, политикой, а не наукой, когда речь шла о спасении человеческих жизней и европейской экономики. Несомненно, «АстраЗенека» и «Пфайзер» сделали все, чтобы, как и ожидалось, производители российской и китайской вакцины могли рассчитывать только на рынки третьих стран.
Теперь же ситуация такова, что Москва начала переговоры о производстве своей вакцины в сердце Европы. Когда началась пандемия и когда Россия первой произвела эффективную вакцину от коронавируса, Москва предложила широкое сотрудничество европейским фармацевтическим компаниям, желая создать общую эффективную и надежную вакцину, чтобы эта беспрецедентная ситуация в истории человечества закончилась как можно скорее. Кое-кто тогда откровенно обвинял Россию в политических манипуляциях, в том, что «вакцина сделана наспех» и что Россия стремится ослабить силы «трансатлантического союза». В целом те же комментарии звучали тогда, когда Россия еще прошлой весной отправила в эпицентр коронавируса, в Италию, своих медицинских специалистов.
Теперь, когда, испытывая острую нужду, Европа вынуждена согласиться на российскую вакцину, некоторые будут еще упорнее навязывать подобное мнение. Но теперь они отчасти будут правы. Было бы наивно ожидать, что Россия, особенно после европейской попытки политического отлучения, не воспользуется этой ситуацией себе во благо.
В последние годы одна вещь остается неизменной. Вот уже почти десять лет Запад давит на Россию. Да, вражда обострилась после украинского кризиса и присоединения Крыма к России, но это определенно не было началом. Кроме того, можно говорить о том, что и сам украинский кризис во многом стал результатом стремительного ухудшения отношений между Россией и Западом. Также не секрет, что все это время Европа поддерживала американскую политику в отношении России, политику, которая сводится к «изоляции и окружению» РФ.
Единственное, чем Россия может воспользоваться для собственной обороны, — это европейские интересы, которые она может удовлетворять. В первую очередь, речь идет об энергетике. Российский экспорт газа в Европу — одна из главных причин, почему Европа хотя бы иногда занимает двойственную позицию по отношению к Москве, тогда как в Вашингтоне нисколько не скрывают враждебной риторики. Пока Европа греется российским газом (а так и будет впредь, несмотря на амбициозные планы насчет возобновляемых источников энергии), ей придется, по крайней мере отчасти, поддерживать общую стабильность.
Россия это понимает, и ее «энергетическая карта» приносит ей то же самое, что и остальным странам-экспортерам энергоносителей: она может рассчитывать или на фальшивую дружбу, или на враждебность. Такие страны, как Ирак и Ливия, уже в полной мере познали эту враждебность, а, например, Саудовская Аравия может рассчитывать на ложную дружбу, которая в любой момент может трансформироваться и во вражду.
С чем столкнулась Россия? С враждой, но такой, которая не выходит за определенные рамки. Запад будет вводить против России санкции, совершать внутренние перевороты (как и в странах, входящих в ее сферу влияния), исключать ее из некоторых спортивных, деловых и других мероприятий. Но Запад понимает, что не может поступить с Россией так же, как с Ираком или Ливией.
Америка старается всеми способами снова опустить железный занавес между «демократической Европой» и «режимной Россией». Но чтобы у США это получилось, они должны предложить Европе все то, что ей традиционно предлагает Россия. Попытки предпринимаются, но проект слишком амбициозный. США могут теоретически снабжать Европу газом, а точнее СПГ, который пересекал бы Атлантику. Но подобную операцию пришлось бы спонсировать за счет карманов американских налогоплательщиков, так как на самом деле американский СПГ не может конкурировать с российским (прежде всего, в цене).
Почему я пишу об энергетике, когда речь идет о вакцине? Потому что эти две вещи не так уж различаются. Европейский Союз снова испытывает острую нужду — на этот раз в вакцине от коронавируса, а вместо выполненного договора получил только несколько пустых обещаний. Его атлантические союзники, Соединенные Штаты по ту сторону и Великобритания, до недавнего времени член Европейского Союза, по эту сторону Атлантики, договорились сначала обеспечить вакциной самих себя, а ЕС, мол, подождет.
Давайте представим себе гипотетическое будущее, в котором Европа действительно откажется от российского газа и заменит его американским СПГ, но кто гарантирует, что в одну из морозных зим Европе опять не предложат «подождать»?
Россия на самом деле — страна, у которой масса внутренних проблем, но что касается надежности ее поставок, она ведет себя профессионально. В конце концов, еще больше внутренних проблем у Саудовской Аравии, и все равно весь мир у нее покупает нефть, обсуждая в основном только ее «внешние вопросы», прежде всего энергетические. Такого же статуса хотела бы и Россия для себя. Она хотела бы, чтобы отношения между ней и остальной Европой были качественно деловыми и при этом никто не вмешивался бы в ее внутренние дела.
Но Европа очень любит вмешиваться во внутренние дела России. Это убедительно подтверждает недавняя история с Алексеем Навальным. Если он действительно герой в борьбе против российской олигархического и коррупционного спрута, то его на руках к победе принесет сам российский народ. Точно так же сейчас народ Мьянмы решает, проведет ли Аун Сан Су Чжи снова годы под домашним арестом или сумеет справиться с возвращением власти военной хунты.
Европа вероломно поддерживает Навального и аналогичные движения, цель которых — переворот в России. Но делает это она, не потому что хочет поддержать российскую борьбу за права человека и против коррупции (так как чудовищная коррупция в России в 90-х и в начале правления Владимира Путина европейцев практически не интересовала!). Почему? Потому что европейцы мечтают, «как было бы хорошо», если бы поставки газа были гарантированы, и им не пришлось даже теоретически думать о том, что будет, если российская власть «закроет вентиль».
Но новые обстоятельства могут иметь далеко идущие геополитические последствия. С каждым днем Европа все отчетливее понимает, что нуждается в «Спутнике V», если хочет остановить эпидемию и открыть свою экономику. Для сравнения: Германия пока вакцинировала всего 2,4% своего населения, а Сербия, более свободная в вопросе выбора вакцин, так как не является членом Европейского Союза, вакцинировала уже более семи процентов населения. Сейчас этот элемент национального суверенитета может сыграть буквально судьбоносную роль.
Германия, которая благодаря своей самой большой экономике внутри блока является синонимом Европейского Союза, оказалась под сильным давлением. С одной стороны, Германия хочет российский газ (газопровод «Северный поток — 2»), а теперь еще и российскую вакцину («Спутник V»). В то же время определенные политические силы (внутри и за пределами Германии) ждут от Берлина, что он откажется от всего из-за ареста Алексея Навального! Для Германии это фатально (или даже равносильно суициду, если говорить о внутренней ситуации в Германии). Гигантская жертва ради одного активиста. (А сколько активистов сидят по тюрьмам в Турции? А в США?)
Что касается России, то для ее «вакцинная дипломатия» сейчас — новая линия обороны от враждебности, санкций и изоляции, которым она подвергается на протяжении многих лет. Было бы абсурдно думать, что Москва не воспользуется по максимуму шансом, который ей представился.
Венгрия уже применяет ее вакцину. Австрия вступила в активные переговоры о поставках. Германии, где сегодня с паникой говорят о продолжительном локдауне из-за новых мутаций вируса, тоже придется смириться с новой реальностью, как и остальным странам Европейского Союза, которые вообще привыкли вести себя так, как им подсказывает Берлин (в эту группу, несомненно, входит Хорватия, которая тоже внезапно «сменила пластинку» и по-другому заговорила о российской и китайской вакцине).
Геополитические последствия будут, и затронут они, прежде всего, российскую изоляцию (инициированную, прежде всего, Вашингтоном), а в конечном итоге, возможно, приведут к нормализации отношений между Европой и Россией, сделав их стабильнее. Ведь эта постоянная напряженность не на пользу ни Европе, ни России (выгоду могут извлекать только США).
Однако серьезная ситуация сложилась и вне геополитики. Уже почти год весь мир живет в условиях чрезвычайного положения. Печален тот факт, что именно политика — один из главных виновников того, что пандемия все еще продолжается. Воспользовавшись китайским опытом в борьбе с вирусом и занявшись совместным производством вакцины, мы могли бы уже взять ситуацию под контроль по всему миру. Еще не поздно, но, судя по всему, к правильным решениям переходят только тогда, когда уже исчерпаны все варианты приемлемые с точки зрения политики и идеологии. А для человечества, живущего в начале XXI века, это просто поразительно.
Вас также может заинтересовать