USD/RUB 63.91
EUR/RUB 70.62
EUR/USD 1.1052
28.06.2019, пятница, 16:25
 

Апостроф: финляндизация Украины для России — задача номер один

Сотрудник Народной милиции ЛНР совместно с мотострелковыми отделениями на учениях по боевой подготовке
В среду, 26 июня, в 12:00 в зоне боевых действий на Донбассе в районе станицы Луганской состоялось разведение сил ВСУ и российских оккупационных войск. «Все происходило под наблюдением представителей ОБСЕ, которые были по обе стороны. По сигналу сигнальных ракет с нашей стороны и со стороны боевиков наши военные покинули определенные ОБСЕ позиции», — отрапортовали в штабе ООС. Что означает данное разведение сил, при том, что с 2016 года боевики и ВСУ организовано отступали лишь дважды, разбирался «Апостроф».
Новые старые договоренности
Отведение сил в районе станицы Луганской несколько раз планировали провести еще в 2018 году, и в 2017, однако этого так и не удалось сделать. Все дело в том, что главным условием для организованного отступления является полное прекращение огня на протяжении семи суток. Но продержать порох сухим всего неделю на этом участке боевики не смогли (по версии террористов не стрелять не могли ВСУ), соответственно ни силы АТО, ни бандформирования РФ никуда не сдвинулись со своих позиций.
Почему именно семь суток тишины? Так записано в «Рамочном решении Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств», которое было подписано в Минске еще в сентябре 2016 года. Этот документ предусматривает разведение сил и средств на трех участках фронта: в районе города Золотого Луганской области, села Петровского Донецкой области и станицы Луганской. В Золотом и Петровском силы были разведены еще октябре 2016 года, то есть, практически сразу после подписания «Рамочного решения» в Минске. А вот отойти от станицы Луганской участники конфликта не могли больше двух лет.
Почему именно станица Луганская? Во-первых, здесь единственный рабочий КПВВ на всю Луганскую область. Есть, конечно, еще КПВВ «Золотое», который открылся в марте 2019 года, однако боевики не пропускают через него мирных жителей. В свою очередь, КПВВ «Станица Луганская» мало того, что пешеходный, так еще и находится в крайне плачевном состоянии: чтобы попасть с территории ЛНР на территорию свободной Украины необходимо пересечь мост через реку Северский Донец, вот только мост этот находится в полуразрушенном состоянии, соответственно, переход превращается в лотерею, ставки в которой человеческое здоровье.
Восстанавливать этот мост, по большому счету, Украине не особо выгодно, ведь в таком случае боевики смогут провести по нему свою военную технику, в случае обострения ситуации на Луганском направлении. Видимо, по этой же причине оккупанты не спешат пропускать людей через КПВВ «Золотое», который полностью готов к работе — чтобы Украина оказалась в тупике и все же восстановила мост на единственном действующем в области КПВВ.
«На этом участке противник занимает господствующую высоту. С нее он просматривает наши передовые позиции и часть самой Станицы Луганской», — пояснил «Апострофу» эксперт Центра военно-политических исследований Константин Машовец.
Плюс «КПВВ Станица Луганская находится слишком близко к границе. Это вопрос безопасности, ведь в случае эскалации российской агрессии наши подразделения в районе Станицы Луганской оказались бы еще в одном котле. Поэтому и с нашей стороны вопрос не двигался — мы требовали больших гарантий», — добавил «Апострофу» замдиректора днепровского филиала Национального института стратегических исследований Алексей Ижак.
Угроза срыва разведения сил появилась и в этот раз. Сначала представитель Украины в ТГК Леонид Кучма 5 июня отправляется в Минск, и по результатам переговоров с представителями оккупантов делает громкое заявление: стороны таки пришли к соглашению по Станице Луганской и готовы начать разведение сил уже 10 июня. Но потом 7 июня боевики вновь обстреляли позиции ВСУ, соответственно, режим семидневной тишины не выдержан, а значит, нужно переносить разведение сил в очередной раз. Наконец, к 26 июня ОБСЕ зафиксировали устойчивое перемирие на этом участке фронта, и украинские военные начали оставлять свои позиции. Кстати, сделали ли то же самое боевики со своей стороны, пока не ясно, ведь в штабе ООС отметили, что не владеют такой информацией.
«Насколько это разведение реально с той стороны, сказать сложно. Все зависит от методов контроля со стороны ОБСЕ. Например, местные жители рассказывали, что сепары просто изображали отвод сил: приехала машина с солдатами, одетыми по уставу, разгрузили какие-то ящики, потом включили камеры и загрузили ящики и уехали, якобы отвели», — отметил Машовец.
Что это значит
После начала разведения сил в станице Луганской, некоторые политики и пользователи в соцсетях начали активно критиковать президента и военных, мол, как же это так, что украинская армия отступает со своей же земли. Но, как было изложено выше, разведение сил в станице — результат договоренностей еще администрации Петра Порошенко. С другой стороны, почему же тогда два с половиной года боевики никуда не двигались со своих позиций в станице, а 26 июня вдруг начали отходить?
«Достигнут консенсус между Парижем, Римом, Берлином и Россией о том, что нужно снимать санкции с РФ и возвращать ее полноценно в европейскую жизнь. Частью условий для России как раз и является примирение на Донбассе в обмен на то, что Крым де-факто будет забыт. Де-юре, конечно, нет, будут делать какие-то заявления, но смысла от них не будет», — уверяет «Апостроф» военный эксперт Алексей Арестович. А КПВВ в станице Луганской было одним из самых проблемных мест линии фронта для мирного населения, соответственно, где же еще показывать готовность к примирению, как не на этом участке. «Все это время было достаточно мощное гуманитарное давление со стороны Европы. Европейцы постоянно приезжают на этот КПВВ и ужасаются, в какой ситуации находятся люди, и как им приходится пересекать этот мост, карабкаться по деревянным лестницам, поэтому нужно что-то делать», — добавляет Алексей Ижак.
Но почему на разведение сил согласилась украинская сторона? Разве факторы безопасности, которые два с половиной года не давали прийти к соглашению на этом участке, внезапно исчезли?
«Очевидно, Россия дала понять, что военного наступления прямо сейчас не будет, и ее больше интересует, чтобы ЛНР вступила в прямые переговоры с Киевом. А переговоры, в том числе, о разведении сил и средств, это еще один небольшой шаг к легализации ЛНР. С моей точки зрения, РФ посчитала, что приоритетнее, чтобы ЛНР имела прямой диалог с Украиной, чем оставить опцию нападения и дальнейшей военной экспансии», — отмечает Ижак.
«Просто возник момент, когда всем понадобился мир на Донбассе, — добавляет Алексей Арестович. — Ну, и Зеленскому понадобился мир на Донбассе, так как война совсем не его тема, он хочет с нее спрыгнуть. Его тема — внутренние реформы, победа над коррупцией, а война — это тяжело, много ошибок можно сделать, и нужно ее быстрее заканчивать. А еще ДНР и ЛНР анонсировали, что отдают нам четырех пленных, поэтому процесс пошел».
Но, кроме демонстрации «миролюбия» для Европы, в украинском вопросе России нужно прийти к компромиссу с еще одним сильным игроком — США. И, похоже, на этом фронте у Путина тоже может все сложиться.
«26 июня началось разведение сторон, а 27 июня подтвердили, что оно проходит успешно. Утром, 27 июня, РФ заявила о том, что она окончательно забрала своих военных специалистов из Венесуэлы. И в этот же день Дональд Трамп выразил уверенность, что переговоры с Путиным на саммите G20 будут плодотворными. То есть Российская Федерация одновременно демонстрирует готовность к диалогу по Венесуэле, по Украине и Молдавии, — поясняет «Апострофу» аналитик Украинского института будущего Игар Тышкевич. — Из кризисов, которые есть, РФ за скобками оставляет Иран, Северную Корею и Северную Африку, в надежде, что если не выйдет большой сделки, то, как минимум, мини-соглашения пройдут. Если прогресс по этим конкретным точкам напряженности, в том числе и по Украине, входит в интересы Трампа, то нам могут предложить, возможно, не самый выгодный для нас вариант дальнейших действий».
Не самый выгодный вариант для Украины — это, конечно же, мир на российских условиях: с автономией Донбасса, вторым государственным русским, прямыми переговорами с марионетками ЛНР, ДНР и прочими «плюшками», которые РФ пытается навязать уже который год.
«Потому что так, как хотим мы, на наших условиях, этот формат не находил поддержки на протяжении последних двух лет», — отмечает Тышкевич.
В таком случае, если мир будет основываться на уступках Украины, поддержит ли такой сценарий общество, ведь 5 лет об уступках РФ речи не было.
«Общество, в основном, поддерживает Зеленского, — уверяет Арестович. — Украина становится сама собой, кем она и была раньше: да, она украиноязычная, да, она не совсем хочет быть с Россией, но она и не хочет с ней ссориться. Я называют это — финляндизацией. То есть то, что было с Финляндией после Второй мировой войны, когда она стала буферным государством между СССР и Европой. Финляндизация Украины для России — задача номер один. Но они на этом не успокоятся и в течение 10-15 лет постараются поглотить Украину».
Чтобы этого не произошло, компенсировать неудобный мир можно было бы весомыми гарантиями от Запада.
«Если бы Зеленский был требователен, он бы выбил от Запада сейчас, во-первых, деньги на восстановление Донбасса, чтобы мы не платили ни копейки, во-вторых, присутствие международных миссий, в-третьих, статус главного союзника НАТО вне НАТО и полное снятие ограничений на поставки летального вооружения, чтобы полностью можно было перевооружить нашу армию. Но, я боюсь, что президент это все не вытребует», — резюмировал Алексей Арестович.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Вас также может заинтересовать