USD/RUB 65.49
EUR/RUB 74.24
EUR/USD 1.1334
01.02.2019, пятница, 18:35
 

Bloomberg: риск ядерной войны возвращается по вине Путина и Трампа

Владимир Путин и Дональд Трамп на форуме АТЭС
Пока внимание мировой общественности сосредоточено на Брексите, Венесуэле и сотне других проблем, поднимает голову почти забытое чудовище — угроза ядерной войны.
Ядерная война привлекает на удивление мало внимания, учитывая наличие ядерного оружия, которого достаточно, чтобы за несколько часов уничтожить человеческую цивилизацию. Это похоже на пережиток другой эпохи — перестройки, гласности и той знаменитой «лесной прогулки» (речь идет о нелегком процессе переговоров по ограничению ядерных вооружений в Европе — прим. ред.). Мы перешли к другим проблемам. Да и что здесь сделаешь?
Причина обратить внимание на это состоит в том, что контроль над вооружениями — особенно между США и Россией — уже не действует. Судя по всему, набирает обороты новая гонка ядерных вооружений. А это касается каждого из нас: ситуация с контролем над вооружениями улучшается в ответ на давление со стороны общественности, когда голос человечества звучит громче, чем голоса торговцев оружием и воинствующих мировых лидеров. Здравомыслие может восторжествовать. Прошло более 70 лет с тех пор, как США взорвали в боевых целях первые две атомные бомбы, и с тех пор в боевых действиях не было использовало ни одной.
Администрация Трампа заявила, что второго февраля может приостановить выполнение своих обязательств по Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Если она объявит о полном выходе из договора, он утратит силу через шесть месяцев. В 2002 году утратил силу Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО). В результате в силе может остаться лишь один двусторонний договор — о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), который действует в отношении ракет большой дальности. В 2021 году он может быть продлен, но рассчитывать на это не приходится. Трамп назвал его «одной из нескольких неудачных сделок, заключенных администрацией Обамы».
И тогда будет очень мало возможностей сдержать гонку за ядерное превосходство между двумя странами, которые вместе владеют более чем 90% ядерных боеголовок, имеющихся в мире. «Все указывает на то, что дело идет к серьезной гонке ядерных и обычных вооружений в Европе», — написал в электронном письме Николай Соков, бывший советский и российский участник переговоров по контролю над вооружениями, который работает сейчас старшим научным сотрудником Института международных исследований Мидлбери (Middlebury Institute of International Studies) в Монтерее, штат Калифорния.
Между тем Китай модернизирует свой арсенал, пытаясь вытеснить американские вооруженные силы из расширяющейся сферы своего влияния в Азии. Ядерные государства Индия и Пакистан по-прежнему являются заклятыми врагами, а северокорейский лидер Ким Чен Ын, похоже, не собирается выполнять обещания о денуклеаризации. 24 января «Бюллетень ученых-атомщиков» (Bulletin of the Atomic Scientists) объявил, что уже второй год так называемые стрелки часов судного дня находятся на отметке 11:58. Это самая близкая к полуночи отметка с 1953 года, когда США и СССР начали испытывать водородные бомбы.
Вызывает тревогу то, насколько ухудшилась ситуация, и насколько сократилась деятельность в сфере контроля над вооружениями с 1987 года, когда советский генсек Михаил Горбачев и президент США Рональд Рейган подписали Договор о РСМД. На церемонии подписания Рейган чувствовал себя непринужденно и, посмеиваясь, пересыпал свои заявления фразами из русской басни и поговорками. Горбачев выразил надежду на то, что день подписания (8 декабря 1987 года), наверное, «войдет в учебники истории», и что соглашение обеспечит лучшее будущее «нашим детям и внукам, а также их детям и внукам».
Чтобы обеспечить безопасность этих детей, имеет смысл начать с [решения проблемы] назревающей гонки вооружений между США и Россией, самыми мощными ядерными державами. Президент России Владимир Путин ведет опасную игру на нескольких фронтах, балансируя на грани допустимого. В прошлом году истребители Су-27 неоднократно перехватывали американские военные самолеты, летевшие в международном воздушном пространстве, повышая риск возникновения инцидента. Китай — по причине своей экономической мощи — является для доминирования США более серьезной долгосрочной угрозой, но на данный момент опасность представляет Россия — из-за ее слабости. Как известно северокорейскому Киму, ядерное оружие — лучший друг аутсайдера.
Подход администрации Трампа к воинственному Путину — это, по сути, «мир с позиции силы». Президент прислушался к совету «ястреба» Джона Болтона (John Bolton), своего советника по национальной безопасности, когда в октябре выступил с предварительным уведомлением о намерении выйти из договора РСМД, который предусматривает ликвидацию всех ядерных и обычных баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 километров.
Вторя президенту Обаме, Трамп обвиняет русских в разработке крылатой ракеты, которая нарушает этот договор. 23 января российские военные продемонстрировали зарубежным посланникам ракету 9M729 (известную американцам как SSC-8) и заявили, что она не подпадает под действие договора, поскольку дальность ее действия не превышает установленного предела в 500 километров. По словам американцев, русские лгут, с этим согласны и их союзники по НАТО.
Специалисты по вопросам обороны говорят, что США хотят выйти из договора и для того, чтобы свободно размещать ракеты в Восточной Азии в целях противостояния Китаю, который договора не подписывал. Выход из договора позволит США ответить на милитаризацию Пекина в Южно-Китайском море и при этом состязаться с Россией и в итоге превзойти ее в Европе. «До тех пор, пока люди не придут в чувства, мы будем его [ядерный потенциал] наращивать, — заявил Трамп журналистам в октябре на следующий день после объявления о намерениях. — Это угроза для кого угодно. В том числе для Китая, и для России, и для любого, кто хочет играть в эти игры. Со мной играть в эти игры нельзя».
Трамп прав, говоря, что Путин — главный опасный игрок. Недостатком стратегии «мира с позиции силы» является то, что ни Россия, ни Китай не намерены уступать Соединенным Штатам ядерное превосходство, поэтому выйдя из договора, вместо того, чтобы еще раз попытаться сохранить его, США получат лишь новую гонку вооружений. Америка также теряет право инспектировать российские ракетные объекты, которое прописано в договоре 1987 года стараниями Рейгана — президента, придерживавшегося принципа «доверяй, но проверяй». К тому же США не могут рассчитывать на то, чтобы взять своих противников измором — заставить подчиниться, доведя их до финансового истощения. Дело в том, что ядерное оружие по сравнению с обычными вооружениями на самом деле довольно дешево, учитывая эффективность ядерного удара (отношение числа погибших к затратам). Оно во многих смыслах этого слова — «великий уравнитель».
При том, что стратегия Трампа в области наступательных вооружений проблематична, вызывает вопросы и его оборонительная стратегия. Подобно нескольким своим предшественникам, он хочет построить виртуальный щит для защиты США от атакующих ракет. «Наша цель проста. Сделать так, чтобы мы смогли обнаружить и уничтожить любую ракету, выпущенную против Соединенных Штатов, в любое время, везде и всюду», — заявил он 17 января, выступая в Пентагоне.
Идея щита, наверное, весьма удачна. Но Путин опасается (обоснованно или нет), что наличие такого щита будет для США искушением, — в разгар боевых действий они захотят первыми применить ядерное оружие, уничтожив основную часть огневой мощи России, а затем спрятаться за своей виртуальной стеной, чтобы выдержать ответный удар. Американцам это кажется невероятным и надуманным, но Путин часто ссылается на выход США из Договора по противоракетной обороне в 2002 году в качестве оправдания того, что Россия стремится создавать перспективные ракеты. В декабре российский государственный телеканал сообщил об успешном испытании гиперзвукового ракетного комплекса «Авангард». По словам вице-премьера Юрия Борисова, учитывая, что эта ракета способна лететь со скоростью, в 27 раз превышающей скорость звука, система противоракетной обороны становится «практически бесполезной».
Как видно на примере комплекса «Авангард», основным результатом стратегии противоракетной обороны Трампа может стать создание противником еще более опасных ракет. Именно поэтому некоторые стратеги в области контроля над вооружениями рекомендуют действовать в соответствии с принципом взаимного гарантированного уничтожения. Их идея заключается в том, что мир, как это ни парадоксально, безопаснее, когда ни одна ядерная сверхдержава не может защитить свой народ от ядерного нападения, потому что тогда ни одна из них не осмелится нанести ядерный удар. (Эта логика, к сожалению, не применима к скрытой атаке со стороны режима, подобного режиму Кима. Поэтому все-таки было бы неплохо иметь хоть какой-нибудь ракетный щит. Но создать щит, который сдерживал бы Кима, а не Путина, сложно).
Главная цель контроля над ядерными вооружениями США и России должна заключаться в том, чтобы предотвратить применение ядерного оружия, поскольку даже небольшая атака с одной стороны может привести к тотальной ядерной войне. И снизить этот риск могло бы твердое обязательство не применять ядерное оружие первым. Но более слабая сторона, которая использует ядерное оружие в качестве «уравнителя», такого обещания не даст. Во время холодной войны США отказались от обязательства «не использовать первыми»; они использовали угрозу ядерного оружия, чтобы не дать войскам стран Варшавского договора возможности разгромить уступавшие в численности войска НАТО в Европе.
Теперь, когда ситуация изменилась, и по численности обычных вооружений Россия уступает, именно Путин может применить ядерное оружие первым (или даже просто угрожать его применением) в качестве способа заставить врага отступить. Это будет менее мощное оружие, способное уничтожить батальоны, а не континенты. Основываясь на разных сигналах из Москвы, Пентагон предполагает, что Россия официально взяла на вооружение оруэлловскую стратегию «деэскалации путем эскалации» в расчете на то, что с ее помощью можно будет нанести поражение Западу, не провоцируя массивный ответный ядерный удар. Пример в этом показывают Пакистан и Северная Корея. Они «совершали силовые провокации в целях принуждения противника, рассчитывая на то, что их более крупные соперники уступят, а не будут создавать опасность эскалации, которая могла бы привести к использованию ядерного оружия», говорится в аналитическом докладе, подготовленном в 2014 году исследовательской организацией «Си-эн-эй» (CNA), расположенной в Арлингтоне (Виргиния).
Для противодействия стратегии «деэскалации путем эскалации», предположительно принятой Россией, администрация Трампа хочет, чтобы США разработали свой собственный арсенал менее мощного оружия, чтобы быть в состоянии пропорционально реагировать на первый удар со стороны России. Считается, что Россия не нанесет удар первой, если будет знать, что США оперативно ответят на том же уровне. В «Обзоре ядерного потенциала и ядерной политики», опубликованном Министерством обороны в прошлом году, прозвучал призыв к тому, чтобы США специально разработали ядерные боеприпасы пониженной мощности для некоторых баллистических ракет морского базирования, тем самым повысив вероятность их использования в боевых действиях. Производство новых боеголовок уже началось. Администрация также хочет разработать новую крылатую ракету с ядерными боеголовками на случай, если договор о РСМД утратит силу. Вариант крылатой ракеты воздушного базирования дальнего действия уже находится на стадии проектирования. Цель ее создания, как говорят в Пентагоне — «ответные меры в случае возникновения ошибочного представления о наличии „бреши" в американских средствах сдерживания на территории США».
Неизвестно, будет ли эффективным этот маневр США, цель которого — предотвратить или быстро завершить ядерную войну. Однако производство большого количества ядерного оружия, которое гипотетически можно использовать в военное время, очень похоже на создание огромных запасов сухого хвороста в надежде, что никто не зажжет спичку. «Есть еще больше вариантов нежелательного развития событий», — говорит Ханс Кристенсен (Hans Kristensen), директор Проекта ядерной информации в Федерации американских ученых. Между тем, то, что договор РСМД утрачивает силу, служит предупреждением и в отношении договора СНВ-3, вступившего в силу в 2011 году. Этот договор предусматривает сокращение каждой из сторон количества ядерных боеголовок до 1550 единиц, независимо от варианта базирования носителей — наземного, подводного или воздушного.
Прекращение контроля над вооружениями будет выгодно акционерам компаний «Боинг» (Boeing), «Хониуэлл интернешнл» (Honeywell International), «Локхид Мартин» (Lockheed Martin), «Нортроп Грумман» (Northrop Grumman) и других. «Конкуренция великих держав должна быть выгодной для традиционных подрядчиков Министерства обороны», — написал аналитик компании Capital Alpha Partners Байрон Каллан (Byron Callan) 24 января в рассылке для клиентов, предупреждая при этом, что «в финансовом плане оборонный бюджет США будет ограничен».
Разумеется, для широкой общественности это противостояние не столь выгодно. Десятилетиями оборонные подрядчики и Пентагон предлагали американскому народу следующую на удивление «целесообразную» сделку: вы даете нам триллионы долларов, и мы на эти деньги будем создавать ядерное оружие, которое никогда не будет использовано. Одна атомная подводная лодка класса «Огайо» по разрушительной силе может в две тысячи раз превзойти атомные бомбы, которые сравняли с землей Хиросиму и Нагасаки. Если все пойдет хорошо, она будет десятилетиями «рыскать» под водой, а затем отправится на свалку, не метнув сгоряча даже гарпуна.
Взаимное гарантированное уничтожение — равновесие внушающих ужас сил США и России — позволяло сохранять мир именно потому, что это было равновесие. Соглашения о контроле над вооружениями служили гарантией того, что ни одна из сторон не может получить незыблемого преимущества. Прекращение контроля над вооружениями может привести не только к увеличению арсеналов, но и к повышению нестабильности и неопределенности. Чем меньше каждая сторона знает о возможностях и намерениях другой стороны, тем больше вероятность случайного начала войны. «Ситуация, в которой мы оказались в связи с ядерной опасностью, соответствует самым мрачным дням холодной войны, и, похоже, никто этого не понимает, — говорит 91-летний Уильям Перри (William Perry), который был министром обороны при президенте Билле Клинтоне. — В нашей политике это не учитывается — ни в США, ни в России».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Вас также может заинтересовать