USD/RUB 66.02
EUR/RUB 75.07
EUR/USD 1.1371
08.11.2018, четверг, 00:55
 

Do Rzeczy: с Россией надо разговаривать

Фестиваль воздухоплавания
Владимир Буковский, который вот уже больше 40 лет живет в Великобритании, — это, пожалуй, самый известный в мире бывший советский диссидент, правозащитник и современный российский политик. Сейчас, несмотря на свою тяжелую болезнь, он выступает как один из самых непримиримых критиков Владимира Путина, обвиняя российского президента в том, что тот создал мафиозное государство, построенное на всесилии КГБ-ФСБ. Буковский говорит открыто, что эта, обладающая, как выяснилось, неограниченной властью организация, посадила Путина в президентское кресло, а тот идеально справился со своей ролью.
За антисоветскую пропаганду Буковский был приговорен к многолетнему заключению, но в 1975 году советские власти обменяли его на генерального секретаря Коммунистической партии Чили Луиса Корвалана, арестованного режимом генерала Пиночета. После падения коммунизма и распада СССР Буковский пытался вернуться в российскую политику (принять участие в выборах мэра Москвы и главы российского государства). Эти попытки не увенчались успехом: как говорят российские и иностранные аналитики, его время еще не пришло.
Однако, судя по всему, он стал одной из первых жертв российской кибервойны. «Новичок» россияне применять не решились, а обратились к более мягким средствам: на его компьютер подбросили детские фотографии порнографического характера и сообщили о том, что он хранит такие материалы, британской полиции. Путинские спецслужбы знали, что делают: 75-летний Буковский, не отличавшийся крепким здоровьем, серьезно заболел, несколько месяцев он находился в коме. Ему стоило больших усилий справиться с этим, но полностью он так и не восстановился. По всей видимости, мы увидели первое нападение могущественных ФСБ и ГРУ на видных противников путинского режима. Позднее были Борис Немцов, Александр Литвиненко, Бадри Патаркацишвили, Борис Березовский, Скрипали и другие.
С Россией нужно вести диалог
У Владимира Буковского есть польские корни, но по-польски он не читает и узнает о происходящих в Польше событиях в основном из российских публикаций. Недавно, когда мы говорили по телефону, он выразил удивление по поводу нападок на его давнего друга, с которым они вместе боролись с коммунизмом, — Корнеля Моравецкого (Kornel Morawiecki). Буковского поразило, что каждое его слово на тему России, прозвучавшее в польской прессе, сразу же подхватывают и раздувают российские СМИ, будто бы за всем этим стоит некий невидимый дирижер-виртуоз. Как это объяснить? Может быть, мы столкнулись с очередной провокацией ФСБ и ГРУ, нацеленной на этот раз против правительства сына легендарного лидера «Борющейся Солидарности»?— размышлял мой собеседник.
На вопрос Володи я ответить не мог. У меня нет доказательств, которые могли бы подтвердить его подозрения, однако, они выглядят вполне логичными. Еженедельник «Политика» поместил на обложку одного из своих последних номеров фотографию Корнеля Моравецкого и напечатал статью под названием «Папа премьера». Ее автор, Рафал Калюкин (Rafał Kalukin), обвиняет Моравецкого в том, что тот находится под российским влиянием и поддерживает Путина.
Это абсолютно не так. Я не раз спорил с Корнелем о нынешнем лидере России, и хотя во многом наши мнения расходятся, мы согласны в одном: Путин — серьезный противник, которого не стоит недооценивать, а Польша заинтересована в том, чтобы вести с ним диалог. Это должен быть диалог открытый, жесткий, служащий защите польских национальных интересов, но одновременно посвященный конкретным вопросам. Игнорируя Москву, мы помогаем российской пропаганде, которая изображает поляков и их политические элиты в образе главных русофобов Европы и мира.
Достаточно напомнить, как в России относятся к польской политике «избавления от символов коммунистического тоталитаризма». Простой россиянин, который смотрит российское телевидение (как государственные, так и независимые каналы), свято уверен в том, что в Польше уничтожают все могилы советских солдат, воевавших в годы Второй мировой войны против Третьего рейха. Под воздействием путинской пропаганды между Россией и Польшей выросла стена недоверия и враждебности, которую мы оставим в качестве позорного наследства следующим поколениям поляков и россиян.
Допустить этого нельзя. С россиянами нужно поддерживать контакты, нужно объяснить им, что избавление от символов коммунистического тоталитаризма не имеет ничего общего с уничтожением могил. Даже американцы, которые ввели против России очень жесткие санкции, продолжают вести с ней диалог, доказательством чего служит недавний визит в Москву Джона Болтона (John Bolton) — советника президента Трампа.
Утверждения Рафала Калюкина о том, что в связи последними высказываниями Моравецкого на тему России наши пути с ним разойдутся, также не имеют под собой оснований. Нас связывает длящаяся уже 40 лет дружба, и только смерть разлучит нас. Мы не во всем согласны друг с другом и, например, уже давно ведем спор, какая поэзия лучше: польская или российская. Я считаю, что наивысшие поэтические достижения связаны с именами Пушкина и Бродского, а Корнель отдает первое место Норвиду (Cyprian Norwid). Я (отчасти под влиянием нашего общего друга Владимира Буковского) считаю, что Путин превратил Россию в мафиозное государство, проводящее имперскую политику, а Корнель называет это преувеличением.
«Солидарность» на востоке
Корнель Моравецкий был одним из немногих оппозиционеров, понимавших, что польский коммунистический режим рухнет только тогда, когда рухнет советский, и поэтому созданная им «Борющаяся Солидарность» с самого начала занималась в том числе работой на так называемом восточном направлении. В рамках большого движения «Солидарность» он был, возможно, единственным человеком, который говорил прямо: пока коммунизм не падет в Москве, мы не победим. Еще до появления «Борющейся Солидарности» Моравецкий демонстрировал желание распространить свою деятельность за границы Польской Народной Республики, бороться с коммунизмом на территории Советского Союза.
Когда Корнель в первый раз попросил меня перевести на русский язык текст листовки для советских солдат, я оторопел. Шел 1981 год, все тогда гадали: «Вторгнутся или не вторгнутся?» Увидев собственными глазами обстановку в Польше, я занимал, скорее, пессимистическую позицию и, как Корнель, считал, что произойдет второе, поэтому поддался на его уговоры и написал в «Нижнесилезском бюллетене» (подпольное оппозиционное издание, выходившее в 1979-1990 годах, — прим.пер.) статью под названием «Вторжение». Это была своего рода инструкция, как действовать в случае нападения, как вести себя, чтобы не повторить чешских ошибок 1968 года.
Деятельность «Борющейся Солидарности» на восточном направлении оказалась очень плодотворной в первую очередь благодаря активным контактам с представителями советского диссидентского движения. Почетными членами организации стали Владимир Буковский и Наталья Горбаневская. Это членство было не символичным, а совершенно реальным и конкретным. Наталья собирала в Париже средства на подпольное функционирование «Борющейся Солидарности», а Владимир с братьями Гудава при помощи фонда «Демократия и независимость» помог организации в середине 1980-х годов начать свою деятельность на востоке.
В основе нашего с Корнелем подхода к российско-польским отношениям лежит идея, что сейчас мы имеем дело с двумя Россиями: мафиозным государством Путина и Россией Владимира Буковского, Алексея Навального, Людмилы Алексеевой, Сергея Ковалева, а также других российских демократов, которые хотят сделать свою родину цивилизованной страной, отказаться от имперских амбиций и завершить конфронтацию с Западом. Неслучайно самая влиятельная российская оппозиционная организация носит название «Солидарность». Ее основатели и лидеры (Борис Немцов, Гарри Каспаров, Илья Яшин, Владимир Буковский) подчеркивали, что их вдохновил польский национальный подъем тридцатилетней давности. Основное программное требование этой партии — «депутинизация» страны.
Россия могла бы стать невероятно богатой страной. Один только отказ от гонки вооружений мог бы в два раза повысить уровень жизни простых россиян. Еще больше этому могла бы поспособствовать ликвидация олигархической системы, из-за которой их страна лишается многомиллиардных потенциальных инвестиций. Я считаю, что победа второй России неизбежна. Другого пути нет, и Польше сейчас следует приложить все усилия к тому, чтобы приблизить эту победу.
Корнель Моравецкий совершенно не вписывается в современные польские политические реалии с распространением записей разговоров, ведшихся в ресторане «Сова и друзья», или взаимным поливанием грязью, которым занимаются люди, еще недавно бок о бок боровшиеся с коммунизмом в рядах «Солидарности». Я не во всем соглашаюсь с Корнелем, но я должен решительно возразить против именования его путинофилом. Он утопист. Я уверен, что через 30-50 лет, когда отношения между Польшей и Россией будут напоминать наши сегодняшние контакты с Францией или Германией, новые поколения поляков будут с благодарностью вспоминать о Моравецком и деятельности «Борющейся Солидарности».
Нельзя помогать Путину
Я не знаю, следует ли сегодня поддерживать диалог с Путиным, избравшим курс имперской политики в отношении постсоветского пространства, нарушающим международное законодательство и применяющим химическое оружие, но при этом я убежден, что игнорирование России — это путь в никуда. Как я уже упоминал выше, российская пропаганда умело использует тему польской политики для оболванивания собственного населения. Российские СМИ преподносят ликвидацию коммунистических символов как уничтожение святых для россиян могил советских солдат, «героически боровшихся с фашизмом». Это намеренная дезинформация, призванная спровоцировать рост антипольских настроений в России.
К сожалению, эта политика уже приносит свои плоды. Когда я приезжаю в Москву (в последнее время я бываю там все реже), мои друзья, бывшие диссиденты, начинают с тревогой расспрашивать меня, что происходит в Польше, зачем мы, уничтожая кладбища, укрепляем позицию Путина? Здесь следует пояснить: победа в крупнейшей войне в истории человечества выступает сейчас единственным фундаментом для российского самосознания и российской государственности. Эта тема важна практически для каждого россиянина, ведь в России сложно найти семью, которая бы не пострадала в том конфликте. Путин и его окружение, в свою очередь, очень умело пользуются этим фактом.
Коммунисты поставили на российском народе кровавый эксперимент, однако, его культура и интеллектуальное наследие делают его достойным звания члена семьи цивилизованных европейских народов. Россия Путина — это противоположность России Бориса Немцова, Сергея Ковалева, Людмилы Алексеевой, Владимира Буковского, Алексея Навального, тех россиян, которые хотят, чтобы их родина избавилась от имперского недуга и стала нормальной страной, чья главная цель — счастье собственных граждан и дружба с соседними государствами.
Россияне одержат победу
В 1969 году Андрей Амальрик написал резонансное эссе «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?» и предрек в нем неизбежный крах СССР. Он ошибся всего на несколько лет. Сейчас можно предположить, что Россия придет к нормальности, о которой шла речь выше, самое большее через 15 лет. Ее ожидает крах, ведь невозможно быть одновременно империей, угнетающей национальные меньшинства, и цивилизованным демократическим государством XXI века. Такая трансформация станет в первую очередь победой российского народа. Но готовы ли мы, поляки, к этому сценарию?
Российский империализм не переживет очередного экономического кризиса. Он исчезнет, как исчез империализм британский или немецкий. В 1990-е годы россияне восприняли падение советской империи довольно спокойно, однако, имперская бацилла оказалась очень живучей. Восстановление автократии в России — это, по всей видимости, результат наших ошибок. Современная возрожденная империя представляет для нас огромную опасность. Ни я, ни Корнель Моравецкий этого факта не отрицаем, но мы убеждены, что ослабить эти империалистические тенденции в наших силах. Новые санкции делают Путина лишь сильнее и склоняют российский народ сплачиваться вокруг лидера и его режима. Не следует ли в таком случае избрать иной путь?
* Николай Иванов — белорусский историк и диссидент, с середины 1980-х годов живущий в Польше. Сотрудник факультета общественных наук Опольского университета и Центра исследований Восточной Европы Варшавского университета, автор книг «Первый наказанный народ. Поляки в Советском Союзе. 1921-1939 годы» (1991), «Варшавское восстание с московской точки зрения» (2010), «Забытый геноцид. Поляки в сталинском государстве. „Польская операция" 1937-1938 годов» (2014).
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Вас также может заинтересовать