USD/RUB 77.81
EUR/RUB 91.66
EUR/USD 1.1781
03.09.2020, четверг, 22:15
 

Jerusalem Post: как Россия переиграла США в Сирии

Президент РФ В. Путин встретился с президентом Турции Р. Эрдоганом
В последние дни августа делегация Сирийского национального совета (Syrian Democratic Council) прибыла в Москву для проведения переговоров. Эта организация связана с курдским руководством на востоке Сирии. Российские официальные лица и члены Сирийского национального совета провели встречу, а российское агентство ТАСС сообщило, что министр иностранных дел Сергей Лавров обсудил целый ряд вопросов с сопредседателем Сирийского демократического совета Ильхамом Ахмедом (Ilham Ahmed). Россия оказалась в состоянии открыто встретиться с членами этого Совета, а также с турецкими официальными лицами, хотя турецкие лидеры считают, что Сирийский демократический совет связан с «террористами».
В то же время американские дипломаты в целом пренебрежительно относятся к Сирийскому демократическому совету, и, кроме того, не способны работать вместе с Турцией по Сирии. Так почему же Россия добилась успеха там, где Соединенные Штаты не смогли работать вместе с Турцией, своим союзников по НАТО, а также с сирийскими курдскими силами, которых они поддерживают в Сирии?
Россия, давнишний союзник Дамаска, вошла в Сирию в 2015 году для того, чтобы поддержать режим Башара Асада. После этого Москва установился дружеские отношения со всеми сторонами в Сирии, — за исключением американцев. Россия активно содействовала проведению переговоров в Астане, а также в Сочи, цель которых в первую очередь была направлена на достижение договоренностей о прекращении огня и «деконфликтинг» (de-confliction) в Сирии, что позволяло сирийскому режиму сконцентрировать внимание на постепенном разгроме сирийских повстанческих группировок.
Вместе с тем Соединенные Штаты тоже вошли в Сирию в 2015 году для поддержки курдских Отрядов народной самообороны (People's Protection Units — YPG) в их борьбе против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. редакции ИноСМИ). Соединенные Штаты также принимали участие в оцениваемой в один миллиард долларов программе по поддержке сирийских повстанцев со стороны Иордании и Турции. Руководство этой программой осуществлялось ЦРУ, но она также пользовалась определенной поддержкой со стороны Госдепартамента в тот период, когда им руководил Джон Керри (John Kerry). Однако Вашингтону не удалось превратить повстанческие группировки в эффективную силу. Вместо этого повстанцы представляли собой многочисленные разрозненные группировки, многие из которых все больше попадали под влияние религиозного экстремизма и страдали от внутренних раздоров.
Соединенные Штаты проводили работу в Сирии по трем направлениям. Через Центральное командование (Central Command) они помогли создать Сирийские демократические силы (Syrian Democratic Forces), военную составляющую Сирийского национального совета, основой которых послужили Отряды народной самообороны, чтобы помочь убедить курдов и другие группировки, в том числе арабские и христианские, к объединению под одним знаменем для борьбы против «Исламского государства». В настоящее время эта программа ЦРУ по поддержке повстанцев уже не работает.
После того как сирийские повстанцы почти столкнулись с членами Сирийских демократических сил в Манбидже в ходе турецкого вторжения в 2016 году, Соединенные Штаты прекратили поддерживать повстанцев в 2017 году. Однако Госдепартамент продолжал поддерживать трек «Турция в первую очередь» в Сирии и в Женеве, где внешнеполитическое ведомство США оказывало поддержку политическому процессу. Начиная с 2017 года Госдепартамент и Центральное командование поддерживают противоположные политические курсы в Сирии.
Вот что сказал об этом Эш Картер (Ash Carter), министр обороны в период с 2015 года по 2017 год: «Турция была больше заинтересована не в том, чтобы бороться с „Исламским государством", а в том, чтобы не дать курдам в восточной части Сирии установить связи с курдами в городе Африн, расположенном менее чем в 160 километрах от Манбиджа». Тем не менее Анкара сообщила Соединенными Штатам, что она намерена занять город Ракку, столицу «Исламского государства». «Турция при отсутствии каких-либо доказательств утверждала, что поддерживаемые ею боевики способны занять Ракку». Однако Анкара так и не представила свой план, а бойцы Сирийских демократических сил в 2017 году освободили город Ракку от боевиков «Исламского государства».
Турция, предполагаемый союзник Соединенных Штатов в рамках НАТО, в ответ на успех Сирийских демократических сил в борьбе против «Исламского государства» обвинила Америку в «подготовке террористической армии» в Сирии. По мнению Турции, Народные силы самообороны связаны с Рабочей партией Курдистана (РПК). В период с 2015 года по 2017 год Турция вела борьбу против РПК на территории Турции. В декабре 2017 года Анкара помогла создать Сирийскую национальную армию (Syrian National Army) или поддерживаемую Турцией Свободную сирийскую армию (Free Syrian Army), составленную из различных сирийских повстанческих группировок. Турция хотела использовать их в борьбе против курдов, которых поддерживали Соединенные Штаты. В январе 2018 года Турция вторглась в Африн, в результате 160 тысяч курдов вынуждены были спасаться бегством.
Таким образом в 2017 году Турция, — ее позиция была поддержана Госдепартаментом США, — начала осуществлять подготовку сирийских повстанцев, которых ранее поддерживали Соединенные Штаты, для борьбы против поддерживаемых Соединенными Штатами Сирийских демократических сил. Все это представляется запутанным и странным. Зачем американский союзник берет боевиков, с которыми работали Соединенными Штаты, и использует их в качестве пушечного мяса против других боевиков, с которыми работают Соединенные Штаты, тогда как Госдепартамент США поддерживал Турцию, а Пентагон поддерживал курдских боевиков на другой стороне? Потому что американская политика и влиятельные американские политики редко находятся на одном игровом поле, — а некоторые влиятельные американские политики даже хотели саботировать попытки других влиятельных американских политиков добиться успеха.
В 2017 году администрация Трампа еще только осваивалась в Белом доме. Первый советник Трампа по национальной безопасности Майкл Флинн (Michael Flynn) считался близким к Турции. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган получил приглашение посетить Вашингтон. Однако Флинн потерял свое место и оказался в центре начавшегося расследования. В мае, во время визита Эрдогана, турецкие охранники напали на мирных американских протестующих.
Тем временем Турция и Россия работали в столице Казахстана Астане с Ираном, пытаясь выработать соглашение о разделе Сирии. Анкара хотела приобрести российские зенитно-ракетные комплексы С-400 в обмен на согласие Москвы в отношении сделки, которая позволила бы Турции установить в будущем на временной основе контроль над Идлибом, Африном и Джераблусом.
Соединенные Штаты ответили на флирт Турции с Россией тем, что ввели в игру бывшего американского посла Джеймса Джеффри (James Jeffrey), известного своей протурецкой позицией. Он был назначен в 2018 году и сразу стал пытаться торпедировать работу Соединенных Штатов с Сирийскими демократическими силами, при этом в беседе с представителями турецких и других средств массовой информации он говорил о том, что роль Америки в союзе с Сирийскими демократическими силами в борьбе против «Исламского государства» была «временной, тактической и транзакционной» (temporary, tactical and transactional). Она не была долговременной, отметил он в 2018 году. То же самое он сказал в 2018 году в своем выступлении в Атлантическом совете (Atlantic Council).
В ноябре 2018 года Соединенные Штаты также назначили вознаграждение за головы руководителей РПК. Это было сделано для того, чтобы заставить руководство Сирийских демократических сил разорвать отношения с РПК. Однако в то же время официальные представители Пентагона сообщили Сирийским демократическим силам, что Америка останется на месте для стабилизации восточной части Сирии.
Турция подписала сделку с Россией, которая позволила Анкаре нанести по курдам в Африне бомбовый удар в январе 2018 года во время турецкого вторжения, в ходе которого использовались недавно сформированные и поддерживаемые Турцией сирийские повстанческие силы. После этого вторжения Турция потребовала, чтобы Соединенные Штаты позволили ей осуществить новое вторжение. Анкара добилась от администрации Трампа согласия на вывод американских венных из Сирии в декабре 2018 года. Летом 2019 года Турция добилась от Соединенных Штатов согласия о создании «механизма безопасности» (security mechanism), который позволил бы Европейскому командованию США и Турции работать вместе по сирийской политике. Это противоречило роли Центрального командования, однако Джеффри и другие сотрудники Госдепартамента продолжили тесное сотрудничество с Турцией.
По мнению бывшего советника по национальной безопасности Джона Болтона (John Bolton), именно Джеффри представил «выполненную в различных цветах карту» (color-coded map), на которой были отмечены те территории, которые будет разрешено Турции захватить в Сирии. В октябре, после нескольких телефонных бесед Эрдогана с Трампом, Вашингтон заявил о том, что отводит свои силы от границы. Работа Соединенных Штатов над «механизмом безопасности» оказалась иллюзией, тогда как Турция использовала совместные с Соединенным Штатами патрули для подготовки своего вторжения в Сирию в сентябре 2019 года. По признанию американских официальных лиц, они были обмануты Турцией.
Американцы вывели свои войска в октябре 2019 года, и в это же время русские одержали еще одну важную победу. Также как они, выступив в качестве посредника, добились заключения сделки по Идлибу и Африну, теперь они способствовали заключению сделки для «спасения» курдских городов Камышлы, Кобани и Дерик от захвата их поддерживаемыми Турцией экстремистскими повстанцами. Смерть курдского лидера Хеврин Халаф (Hevrin Khalaf) привела в замешательство Соединенные Штаты, которые вынуждены были наблюдать за тем, как их союзник по НАТО ликовал по поводу гибели безоружной курдской женщины. А после этого российские солдаты установили контроль над американскими базами.
Тем временем Сирийские демократические силы отправили, наконец, своего руководителя Ахмеда в Вашингтон как раз в тот момент, когда в Сирии происходила катастрофа. Однако Госдепартамент продолжал оказывать холодный прием этому Совету несмотря на то, что в течение многих лет американские солдаты и бойцы Сирийских демократических сил вели борьбу плечом к плечу. Как отметил Джеффри в своем выступлении в Атлантическом совете, Соединенные Штаты не работают с «субгосударственными структурами» («sub-state» entities), а их партнеры из Сирийских демократических сил как раз и являлись представителями такого рода «субгосударственных структур».
Однако Вашингтон продолжал в Женеве работу с негосударственными сирийскими оппозиционными группировками. Американские дипломаты в Женеве и Анкаре исключили представителей Сирийских демократических сил и любых других, связанных с СДС группировок, из женевского процесса. Задача Америки состояла в том, чтобы изолировать своих партнеров в восточной части Сирии и заставить их работать с сирийским режимом.
С первого взгляда могло показаться странным, что Соединенные Штаты вооружили и подготовили 80 тысяч членов Сирийских демократических сил с помощью Центрального командования, тогда как американские дипломаты тихо говорили своим турецким коллегам о том, что Соединенные штаты не хотят работать с Сирийскими демократическими силами, что это было лишь временным вариантом, и что они разделяют мнение Турции о связи Сирийских демократических сил с Рабочей партией Курдистана. Однако цель состояла в том, чтобы изолировать роль Центрального командования и вернуть прежние отношения с Турцией.
Тем временем Россия уже установила хорошие отношения с Турцией за счет поставки зенитно-ракетных комплексов С-400 и многочисленных других соглашений. Американский дипломат Уильям Ребак (William Roebuck) направился в восточную Сирию для того, чтобы получить ответ на такой вопрос: может ли он спасти ситуацию за счет привлечения Сирийских демократических сил для улучшения отношения с курдами в северном Ираке?
Именно в этом контексте следует рассматривать направление Сирийским демократическим советом делегации в Москву. Представители этого Совета заявили, что они также работают в Европе с другими сирийскими оппозиционными фигурами — с теми, с которыми из-за действий США представителям Сирийского демократического совета стало так сложно работать в Женеве. Странным образом получилось так, что собственные американские партнеры Сирийских демократических сил в Вашингтоне не координировали встречи членов Сирийского демократического совета с представителями сирийской оппозиции, что заставило Совет самому этим заняться — или делать это через Москву, противника Соединенных Штатов.
Для Москвы это было еще одной победой, поскольку ее политика в Сирии является более четкой. Она поддерживает существующий режим. Московские военные и дипломаты не работают друг против друга. Они работают над тем, чтобы продавать ЗРК С-400 Турции, — но при этом поддерживают сирийский режим, но также открыты для переговоров с Сирийским демократическим советом, хотя и признают точку зрения Турции.
Анкара предпочитает Москву, а не Вашингтон. Она также предпочитает Иран, а не Вашингтон. Хотя Турция обвиняет Соединенные Штаты в поддержке террористов и требует, чтобы официальные лица США вообще не встречались с представителями Сирийского демократического совета, она не имеет ничего против, когда Россия занимается именно этим.
По сообщению ТАСС, российский министр Лавров «подтвердил готовность России продолжить содействие продвижению инклюзивного конструктивного межсирийского диалога в интересах скорейшего восстановления и укрепления суверенитета, единства и территориальной целостности Сирии, формирования условий для гармоничного сосуществования и развития всех этнорелигиозных составляющих сирийского общества».
В сообщении ТАСС говорится также о том, что «члены сирийской оппозиции проинформировали высокопоставленного российского дипломата о содержании меморандума о взаимопонимании между Сирийским демократическим советом и Партией народной воли (People's Will Party), который был подписан после проведенных в Москве переговоров». Вызывает удивление то, что американские дипломаты никогда не относились таким же образом к Сирийскому демократическому совету, несмотря на то, что американские военные работают в тесном контакте с Сирийскими демократическими силами, его военной составляющей.
Поддерживающее Анкару лобби в Вашингтоне не скрывает удовлетворения. Если Сирийский демократический совет можно заставить более тесно сотрудничать с Россией, то они, в таком случае, могут сказать, что американские партнеры работают с Москвой и заставить Вашингтон перестать заниматься Сирией. Небольшая американская нефтяная сделка продолжает работать, однако администрация Трампа заявляет о том, что Америка может уйти из Сирии, и такое решение может быть принято «очень скоро».
Это будет идеальным окончанием для некоторых сотрудников Госдепартамента: увидеть, как Центральное командование покидает Сирию, а стратегия «Турция в первую очередь» возвращается на прежнее место. Однако Турции 2010 года уже больше нет, — сегодня это Турция, которая покупает российские ЗРК С-400 и работает вместе с Россией и Ираном по Сирии, — это та Турция, которая подвергает критике Соединенные Штаты и пытается ослабить сделки США в Сирии и их усилия по борьбе против «Исламского государства».
Однако некоторые люди в Америке считают, что американская миссия на востоке Сирии оказалась неудачной из-за ее связи с бывшим президентом Бараком Обамой, а также потому, что она совпала с заключенной в 2015 году сделкой с Ираном. Эти люди говорят, что Вашингтону не следует работать с «террористами» в Сирии. Нет никаких доказательств того, что Сирийские демократические силы принимали участие в «терроризме», однако, по их мнению, у Турции есть претензии. Требования Турция относительно того, чтобы Соединенные Штаты не встречались с представителями Сирийского демократического совета, не распространяется на ее партнеров в Москве.
Соединенные Штаты, возможно, подорвали позиции своих собственных партнеров, добившихся успеха в борьбе против «Исламского государства», и сделано это было для умиротворения Турции. В итоге Соединенные Штаты ничего от окончания своей миссии не получили: они теряют восточную Сирию, теряют доверие в регионе к американской политике, теряют эмбарго на продажу вооружений Ирану, а также позволяют Турции приобретать ЗРК С-400. Несмотря на все перечисленное, некоторые официальные лица в Америке могут считать, что они одержали победу, поскольку победили другие любимые проекты американских чиновников. С другой стороны, российский министр Лавров не проводил в течение последних пяти лет работу против сотрудников оборонного ведомства своей страны.
Вас также может заинтересовать