USD/RUB 76.04
EUR/RUB 90.76
EUR/USD 1.1936
27.10.2020, вторник, 16:20
 

Le Figaro: Франция хочет, чтобы Россия забрала чеченских радикалов

Министр внутренних дел Франции Жеральд Дарманен
Министр внутренних дел Франции Жеральд Дарманен отправился 26 октября в Москву. Он не хочет еще одного обезглавливания учителя и намеревается попросить у России забрать находящихся на территории Франции радикальных чеченских мусульман. Они живут в стране как политические беженцы с конца 1990-х годов, когда они бежали из Чечни после двух войн России с чеченскими сепаратистами (те выиграли первый конфликт, но проиграли второй).
Перед нашим молодым министром строит непростая задача. Дело в том, что на самом государстве тоже лежит ответственность за тяжелую ситуацию с принятыми во Франции мусульманскими беженцами, которые ненавидят французские ценности. Почему им предоставили убежище? Почему судьи проявили больше попустительства, чем экспертные комиссии, которым поручено рассматривать личные дела претендентов? Некоторые исламистские беженцы, в том числе и убийца Абдуллах Анзоров, родились в России, но провели большую часть юности во Франции: не говорит ли это о провале национального образования и «городской политики» государства? «Каким образом Россия ответственна за исламский радикализм на французской территории?» — вполне могут ответить Дарманену в Москве.
Идеальным вариантом для Франции было бы согласие России принять своих граждан с последующей их передачей Рамзану Кадырову. Президент Чечни (она — часть Российской Федерации) обладает в этом плане сразу тремя преимуществами: он — верный служитель Кремля, верующий мусульманин и жесткий лидер, который правит своим регионом железной рукой. В таком случае следовало бы также затребовать от Кадырова обещание не казнить и не пытать отправленных ему беженцев (что касается их радикального прочтения ислама, чеченский лидер вряд ли упрекнет их в этом).
Инициатива министра внутренних дел Франции весьма непроста сама по себе, но, к сожалению, недавнее решение в нашей внешней политике еще больше осложнит ее.
8 октября 2020 года Франция (с подачи Германии) призвала европейских партнеров ввести санкции против России в деле о правах человека, что вылилось в голосование в Брюсселе 15 октября. Был принят ряд персональных мер, в том числе против начальника управления президента по внутренней политике Андрея Ярина и замминистра обороны Павла Попова. Речь шла о том, чтобы наказать Россию в деле Навального. Во время поездки в Сибирь 20 августа 2020 года этот самый раскрученный российский оппозиционер был отравлен «Новичком», мощным нейротоксином, который запрещен международными конвенциями. Алексей Навальный был спасен российскими врачами омской больницы, а затем по разрешению властей перевезен особым рейсом в Берлин, где врачам удалось поставить его на ноги. Мы имеем дело с предельно туманным и почти не поддающимся пониманию делом, которое, безусловно, не делает чести российскому государству.
Но нужно ли было Франции так спешить с санкциями в ситуации, когда не пострадал ни один француз, тогда как ей самой нужна помощь России в куда более серьезных вопросах, затрагивающих в том числе безопасность ее населения?
Перед тем как запускать такие унизительные инициативы как персональные санкции государству следовало бы задаться вопросом, отражают ли они его абсолютный приоритет, то есть безопасность и процветание французских граждан. Франции давно пора сделать так, чтобы дипломатия опиралась на ее интересы.
Увы, столь любящие читать нотации французы все никак не могут отказаться от мечты обратить все страны мира в демократию. Разве они не понимают, что Россия, Китай, Турция, Иран, арабские нефтяные монархии, четыре пятых Африки и т.д. им не по зубам? Разве они не видели, как могучая Америка заявила после вторжения в Ирак о планах по демократизации всего Ближнего Востока, которые завершились полным провалом?
Разумеется, демократия — наименьшее зло из всех политических систем. Разумеется, Путин допускает стратегическую ошибку с нежеланием создать у себя правовое государство. Разумеется, задача журналистов, интеллектуалов и НКО — напоминать об этом. Но государство сбивается с пути, когда пытается читать нотации миру в ущерб безопасности собственных граждан.
Вас также может заинтересовать