USD/RUB 64.34
EUR/RUB 71.24
EUR/USD 1.1074
13.09.2019, пятница, 03:55
 

Олигархи и санкции: попытка поссорить Кремль и ГАЗ возымела обратный эффект (WSJ)

Рабочая поездка президента РФ В. Путина в Нижний Новгород
Москва — Когда в прошлом году американские санкции вынудили западные банки потребовать у принадлежащего Олегу Дерипаске автомобилестроительного предприятия возвращения кредитов на сумму 200 с лишним миллионов долларов, российский олигарх обратился за помощью к своему богатому покровителю — Кремлю.
Чтобы рассчитаться с западными кредиторами, компания Дерипаски ГАЗ (имя компании является аббревиатурой стержневого предприятия группы, а именно Горьковского автомобильного завода — прим. ред.) получила множество кредитов в российских государственных банках, в том числе, в ВТБ и Сбербанке. По его словам, на сегодня у ГАЗа нет долгов перед Западом. Но его задолженность перед российским государством выросла до 1,4 миллиарда долларов.
«В конечном итоге есть кредитор последней инстанции и инвестор последней инстанции», — сказал в интервью Дерипаска.
Перетасовка долга Дерипаски стала составной частью перемен в российской экономике, темпы которых ускорились в 2014 году, когда Запад начал вводить санкции против России из-за аннексии Крымского полуострова и тайной военной операции Москвы на востоке Украины.
Некоторые санкции должны были внести раскол в отношения между экономической элитой России и Кремлем. Но эффект получился обратным: из-за санкций подвергшиеся карательным мерам бизнесмены еще больше сблизились с российским государством, которое стало самым крупным кредитором в стране.
Усиление роли Кремля в экономике стало составной частью более длительной тенденции, возникшей при президенте Владимире Путине, который за 20 лет своего правления существенно расширил государственный сектор в промышленности и часто назначает управляющими корпораций своих давних союзников. Многие из числа подвергшихся санкциям бизнесменов при нем стали намного богаче.
Еще задолго до 2014-го года, когда Соединенные Штаты стали вводить санкции против российских олигархов, Дерипаске было трудно получить визу в США из-за его предполагаемых связей с преступными группировками. Сам магнат эти обвинения отрицает.
В прошлом году Министерство финансов США внесло в черный список алюминиевую компанию Дерипаски РУСАЛ и ГАЗ за то, что они, как заявляют Соединенные Штаты, поддерживают враждебную деятельность России против США за рубежом.
Санкции против РУСАЛа вскоре были отменены, но Дерипаска, предвидя негативное воздействие от санкций на продажи ГАЗа, предложил руководству компании обратиться к государству за помощью на сумму 30 миллиардов рублей. Благодаря такому шагу государство получило значительную долю в одной из самых конкурентоспособных автомобилестроительных компаний страны.
Дерипаска отвергает обвинения в своей причастности к деятельности России за рубежом и говорит, что он не участвовал ни в каких попытках Москвы повлиять на президентские выборы в США в 2016 году.
Сейчас западные банки стараются воздерживаться от любых форм кредитования российских корпораций, опасаясь серьезных осложнений для себя. Из-за этого российские компании сближаются с российскими банками, самые крупные из которых подконтрольны государству.
Этой тенденции следуют даже те государственные компании, которые не подвергались санкциям. Сейчас они чаще обращаются в государственные банки, а не в зарубежные, о чем говорит Уильям Джексон (William Jackson), работающий экономистом по формирующимся рынкам в Лондоне в исследовательской консалтинговой фирме «Кэпитал Экономикс» (Capital Economics). По его словам, санкции усилили роль государства в российской экономике, причем сделали это ускоренными темпами.
За прошлый год 70 процентов всех банковских кредитов в России были предоставлены государственными банками. В 2016 году этот показатель составлял около 64 процентов, о чем свидетельствуют данные рейтингового агентства «Фитч» (Fitch). За этот же период доля первой десятки частных российских банков на рынке кредитования снизилась с 17 до 11 процентов. Государственное финансирование банковской системы с 2016 по 2018 год выросло в два с лишним раза с 3,55 до 8,44 миллиарда рублей.
Усиление роли государства представляет собой отход от эпохи приватизации 1990-х годов, которая имела целью демонтировать остатки государственного контроля советского времени.
Дерипаска, говоря о расширении государственного влияния в экономике посредством кредитов и займов, называет это «мягкой национализацией».
«Мы частная компания, мы работаем на рынке, и никакая государственная субсидия не является бесплатной», — заявляет он, указывая на растущее влияние государства в частном секторе, которое обеспечивается одноразовыми пакетами мер помощи.
Бывший помощник госсекретаря США Дэниел Фрид (Daniel Fried), участвовавший в реализации санкционной политики до своей отставки в 2017 году, подверг сомнению утверждения о том, что санкции дают преимущества российскому государству.
«Я уверен: санкции небезупречны, но они оказывают давление на путинизм», — сказал он.
По словам Фрида, те магнаты, которые получают выгоду от правления Путина, «начинают понимать, что они увязнут в системе, которую поддерживают — они могут стать сверхбогатыми, но они будут в изоляции».
Фрид отметил, что санкции против отдельных лиц и их компаний, а также более обширные санкции против секторов российской экономики отняли у России более одного процента годового экономического роста, который, согласно прогнозам МВФ на текущий год, составит 1,2 процента. Между тем, реальные доходы в последние годы устойчиво снижаются, что ведет к усилению недовольства властью Путина.
Кремль прилагает немалые усилия, чтобы вознаградить некоторых магнатов за преданность, когда США включают их в свои санкционные списки, говорит Фрид. Например, когда Вашингтон в 2014 году ввел санкции против давнего союзника Путина Аркадия Ротенберга, Кремль отдал компании его сына контракт на взимание платы с водителей грузовиков. Контракт и плата вызвали критику и протесты в России.
Дерипаска не единственный, кто обращается к государству за помощью. В прошлом году США ввели санкции еще против шестерых российских бизнесменов, в том числе, против Виктора Вексельберга. Холдинговая компания Вексельберга «Ренова» обратилась в государственные банки, чтобы получить кредиты почти на 900 миллионов долларов, поскольку западные кредитные организации потребовали вернуть выданные ими средства. Об этом в мае 2018 года сообщали российские СМИ.
Работающая в оборонной отрасли российская государственная корпорация «Ростех» все чаще скупает компании, попадающие под санкции. В прошлом году она приобрела Объединенную авиастроительную корпорацию, которая несколько лет несла убытки из-за санкций.
Соединенные Штаты также принимают карательные меры против близких к государству банков, что вынуждает правительство приходить им на помощь.
Наверное, самым наглядным примером стали действия государства по спасению банка ВЭБ. В 2014 году США ввели против него санкции за поддержку российской военной интервенции на Украине.
В то время сумма долга этого банка составляла более 10 миллиардов долларов, причем в основном это был внешний долг. Дело в том, что ВЭБ выделял большие средства на строительство стадионов и арен в Сочи, где Россия в 2014 году проводила зимнюю Олимпиаду. Когда из-за санкций банк лишился западных кредитов, государство помогло рефинансировать его займы и вложило в ВЭБ большие средства, чтобы тот рассчитался с долгами. Об этом рассказывают люди, работающие в российской финансовой системе.
По словам Дерипаски, его компании в условиях американских санкций смогут существовать и работать много лет, и все благодаря государственным займам.
Хотя американские санкции нацелены против российских государственных банков, у государства полно денег от продажи нефти и металлов. Золотовалютные резервы российского Центробанка превышают 500 миллиардов долларов, что составляет треть ВВП страны.
Если против ГАЗа будут введены санкции, компания, скорее всего, будет вынуждена уволить часть своих рабочих, численность которых составляет 65 000 человек, говорит Дерипаска. ГАЗ уже страдает от снижения спроса на автомобили в России из-за застоя в экономике.
Дерипаска сказал, что на внутреннем рынке стоимость кредитов для него, как для подвергшегося санкциям бизнесмена, имеет премиальную скидку в 20 процентов.
В прошлом году ему удалось добиться отмены санкций против «РУСАЛа», но ради этого он был вынужден отказаться от контроля над компанией. По словам Дерипаски, такой же план он предложил американскому Министерству финансов по ГАЗу, но пока не получил ответа от Управления по контролю за иностранными активами, которое принимает решения о санкциях и вводит их.
«Они просто не хотят об этом слышать, их это не интересует», — сказал бизнесмен. Министерство финансов от комментариев отказалось.
Оно дало компании ГАЗ несколько отсрочек перед введением санкций, чтобы иностранные партнеры успели вывести свои капиталы. Очередная отсрочка заканчивается 8 ноября.
По словам Дерипаски, имеющая контракты с ГАЗом компания «Фольксваген» дала понять, что если санкции вступят в силу, она прекратит сотрудничество. «Даймлер», которая тоже сотрудничает с ГАЗом, в ожидании санкций приостановила свою совместную работу с предприятиями ГАЗа.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Вас также может заинтересовать