USD/RUB 66.38
EUR/RUB 75.40
EUR/USD 1.1362
30.11.2018, пятница, 18:35
 

Spectator: намерен ли Путин начать войну с Украиной?

Президент Украины Петр Порошенко и командующий Десантно-штурмовыми войсками ВС Украины Михаил Забродский во время тактических учений десантно-штурмовых войск в Житомирской области. 21 ноября 2018
На восточных границах Европы назревают проблемы. Два упрямых лидера — Владимир Путин и его украинский коллега Петр Порошенко, оба с авторитарными тенденциями и падающей популярностью на родине, — обменялись выпадами из-за напряженности вокруг Керченского пролива.
Пугающая правда состоит в том, что война отвечала бы краткосрочным интересам обоих президентов. Порошенко идет в марте на переизбрание, однако с рейтингами в районе 15% у него мало шансов на победу без объединяющего нацию конфликта, который нужен, чтобы повысить его авторитет. Путин также видит, что его рейтинг упал с 88% после аннексии Крыма в 2014 году до 66% после масштабных протестов в ответ на его планы повысить в России пенсионный возраст.
Отвлекая внимание с помощью войны, больше выиграет Порошенко. Он руководит хаотичной и коррумпированной бюрократией, которая, хотя и не столь эффектно клептократична, как при его предшественнике Викторе Януковиче, тем не менее занимает жалкое 130-е место среди 180 стран в Индексе восприятия коррупции «Транспэренси интернешнл» (Transparency International). Киевская пресса полна историй о том, как армейские командиры растрачивают средства, предназначенные для солдат, которые сражаются с поддерживаемыми Россией сепаратистами в Донецке и Луганске. Отвращение горожан породило жестокий флешмоб, где группы дружинников подстерегают коррумпированных чиновников и бросают их в мусорные баки.
Правительство Порошенко оказалось бессильно контролировать нерегулярные ультранационалистические боевые формирования, такие как батальон «Азов». Полевые командиры и солдаты, одетые в самодельную униформу и вооруженные автоматами Калашникова, бездельничают в киевских барах, их джипы беспорядочно припаркованы поперек тротуара. Так они открыто демонстрируют презрение к авторитету полиции.
В 2015 году бывший президент Грузии Михаил Саакашвили был назначен губернатором Одессы и попытался очистить ее от фантастически коррумпированных бюрократов, которые управляли крупнейшим портом Украины. Его крестовый поход пресекли влиятельные корыстные круги, которые вытеснили его всего за год — и Порошенко был слишком зависим от власти местных воротил, чтобы возражать. В прошлом году Международный валютный фонд даже приостановил выдачу жизненно важных для Украины кредитов, после того как Порошенко не смог провести реформы, на которых настаивал фонд, например, создать антикоррупционные суды.
Одним словом, большие надежды проевропейских протестующих против коррупции, которые в 2014 году совершили на Майдане революцию, полностью разбиты не только последующим вторжением России в Крым и Донбасс, но и неспособностью Порошенко очистить клоаку украинской политики.
Вместо этого Порошенко стремился заручиться финансовой и военной поддержкой Запада, указывая на оккупацию Россией территорий его страны, — буквально недавно он призывал «союзников Украины объединиться» против России. С одной стороны, он, конечно, совершенно прав. Международное сообщество согласно с тем, что вторжение Кремля было актом агрессии и нарушением международного права. Присутствие российских регулярных войск в Донбассе хорошо задокументировано международными наблюдателями. Практически каждый западный лидер — за исключением Дональда Трампа — выразил поддержку осажденной Украине после последнего инцидента в Керчи.
Проблема в том, что Украина мало что делает для того, чтобы помочь себе. Российское вторжение 2014 года помогло объединить украинцев — даже русскоязычных — на основе подлинного чувства государственности. Национальные митинги в русскоговорящих Харькове и Днепропетровске собирали рекордную явку, площади заполнялись морем желто-синих украинских флагов. Без Крыма и промосковского населения сепаратистского Донбасса, электоральная математика Украины однозначно качнулась в сторону Запада. Но вместо того чтобы реализовать проевропейские, реформистские надежды Майдана, страна по-прежнему пребывает в упадке, а в ее экономике, СМИ и политике доминирует крошечная группа воюющих олигархов.
Действительно, деловые интересы одного из самых политически влиятельных магнатов Украины Рината Ахметова могут быть одной из непосредственных причин недавней эскалации напряженности в Азовском море со стороны России. Ахметов, самый богатый человек Украины — и гордый владелец самой дорогой квартиры Лондона за 130 миллионов фунтов стерлингов в One Hyde Park, — владеет группой сталелитейных заводов и угольных шахт по обе стороны линии фронта в Донбассе. В прошлом году сепаратисты в Донецке захватили активы Ахметова на своей территории. Но Ахметов сохранил контроль над сталелитейным заводом «Метинвест» в контролируемом Украиной порту Мариуполя, который в свою очередь зависит от свободного прохода судов через Керченский пролив.
Как и все олигархи Украины, Ахметов также является крупным политическим игроком. Он поддерживает пророссийский «Оппозиционный блок», остатки Партии регионов Виктора Януковича. В Кремле всегда возлагали большие надежды на то, что Ахметов сумеет организовать возвращение на выборы симпатизирующих Москве кандидатов, хотя фактически шансов на победу у них мало. Но в начале этого месяца Ахметов дал понять, что не поддержит предпочтительного для Кремля кандидата в президенты Юрия Бойко. Это раскололо «Оппозиционный блок», настроив Ахметова против его коллеги — прокремлевского олигарха Виктора Медведчука, чья дочь оказалась крестницей Путина.
Блокирование Керченского пролива может стать для Кремля способом, во-первых, наказания Ахметова за его вероломство, а во-вторых, принуждения его следовать линии Москвы. Возобновление войны с Украиной может показаться не самым очевидным способом для Кремля поддержать пророссийских кандидатов на выборах. Но многие действия Москвы на Украине были больше направлены на то, чтобы посеять хаос, чем на реализацию долгосрочных интересов России. Например, с завоеванием Крыма Россия потеряла всякую надежду на то, что на Украине появится еще одно промосковское правительство, — это крупная стратегическая потеря.
На данный момент стратегия России, похоже, состоит не в том, чтобы начать тотальное военное наступление против Мариуполя, а в том, чтобы обострить интенсивность конфликта. Краткосрочная цель — уменьшить шансы Порошенко на выборах, показав, что он бессилен освободить украинских моряков из-под стражи в Крыму. Как только унижение Порошенко завершится согласно расчетам Кремля, по-видимому, военные действия могут либо усилиться, либо сдерживаться в зависимости от политической целесообразности.
Опасность, конечно же, в том, что подобные тонко настроенные милитаристские игры зачастую выходят из-под контроля. Кремль, возможно, недооценил внутреннюю поддержку Порошенко, а также его способность бороться. Разумеется, неожиданное одобрение украинским парламентом военного положения в десяти граничащих с Россией регионах показало, что Порошенко имеет более широкую поддержку, чем показывают его рейтинги, по данным опросов. У Порошенко теперь есть отличный казус белли — и, возможно, он захочет показать свою храбрость, ответив на российский огонь своим собственным.
Путин продемонстрировал, что он не тот человек, которого можно запугать либо западными санкциями, либо неповиновением меньших по размеру и более слабых соседей. Похоже, он не собирался захватывать украинские катера, чтобы начать полномасштабную войну. Но тем не менее он вполне может ее получить.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Вас также может заинтересовать