USD/RUB 74.01
EUR/RUB 89.85
EUR/USD 1.2141
10.04.2021, суббота, 04:10
 

Spectator: сомнительная попытка Байдена уничтожить «Северный поток — 2»

Президент США Джо Байден
Вашингтон, округ Колумбия, известен всему миру как разделенный город, как место, где компромисс и диалог часто приносятся в жертву на алтарь конкурирующих между собой повесток. Однако, по крайней мере, по одному вопросу здесь существует консенсус: трубопровод «Северный поток — 2», длина которого составляет 1230 километров (764 мили) и по которому российский природный газ будет перекачиваться в Германию, является тем проектом, который должен быть остановлен. А Соединенные Штаты должны использовать для этого все имеющиеся в распоряжении экономические и дипломатические инструменты.
И на слушаниях в Конгрессе, и на встрече с союзниками по НАТО госсекретарь США Энтони Блинкен подтвердил официальную точку зрения Соединенных Штатов, в соответствии с которой «Северный поток — 2» представляет собой «плохую сделку» для Европы, он способен обеспечить России дополнительный приток наличных денег, а также может стать геополитической удачей для Владимира Путина.
«Президент (Джо) Байден очень четко сформулировал свою позицию, — отметил Блинкен в ходе своей встречи в Европе в прошлом месяце. — Он считает этот трубопровод плохой идеей, плохой для Европы, плохой для Соединенных Штатов, и, в конечном счете, этот трубопровод противоречит собственным целям Евросоюза в области безопасности».
Законодатели на Капитолийском холме используют еще более жесткую риторику, при этом даже собственные сторонники Байдена призывают администрацию к введению санкций против любых иностранных компаний и организаций, которые даже отдаленно вовлечены в строительство трубопровода. Из-за этого вопроса сенатор Тед Круз (Ted Cruz) затормозил на некоторое время процесс утверждения ветерана дипломатической службы Уильяма Бернса (William Burns), которого Байден предложил в качестве кандидата на пост директора ЦРУ. Сенатор Круз снял свои возражения только после того, как Блинкен выступил с заявлением от своего собственного имени и заверил законодателей в том, что нынешняя администрация введет санкции против любой фирмы, связанной с этим проектом.
Однако трубопровод «Северный поток — 2» является классическим примером того, как шумиха и паника затмевают разум и трезвый расчет. Хотя прекращение строительства этого газопровода, несомненно, будет досадной неудачей для Москвы, ценой такого шага будет также увеличение турбулентности в американо-немецких отношениях, которые Байден считает центральными по значимости в своей трансатлантической повестке. Как написал недавно Дэниэл Бенджамин (Daniel Benjamin), бывший высокопоставленный сотрудник Госдепартамента в администрации Обамы и Клинтон, «какими бы ни были потери России в результате нового раунда санкций, они будут относительно небольшими в сравнении с тем ущербом, который будет нанесен американо-германским отношениям в критический, по сути, момент». Почему вообще крупнейшая экономика Европы должна делать какие-то услуги по другим стратегическим вопросам (сотрудничество в составе единого фронта против Китая, если брать наиболее очевидный пример), если Вашингтон разрушает газопровод, который по мнению Германии, отвечает ее собственным энергетическим интересам?
С учетом сделанных геополитических ставок, это весьма резонный вопрос. Однако американские законодатели и влиятельные политики не утруждают себя его рассмотрением.
Существуют также экономические измерения, которые Соединенные Штаты должны учитывать. В Вашингтоне часто можно услышать мнение о том, что выгода от ликвидации проекта «Северной поток — 2» значительно перевешивает цену. Те люди в конгрессе США, которые выступают за более агрессивное санкционное давление против фирм и банков, тем или иным образом участвующих в этом проекте, действуют так, будто их предложения являются бесплатными. Они утверждают, что если европейцы будут вынуждены сделать выбор между газовым проектом стоимостью в 11 миллиардов долларов (8 миллиардов фунтов стерлингов) и экономикой США с ее 21 триллионом долларов (15 триллионов фунтов стерлингов), то они наверняка выберут последнее?
Однако такой подход не затрагивает сути проблемы. Если за победу над «Северным потоком — 2» придется заплатить подрывом стабильности американской финансовой системы, то эта победа может оказаться ложной.
Европейский союз уже недоволен исходящей от Соединенных Штатов риторикой. Если Соединенные Штаты продолжат пользоваться санкциями как молотом, а не как скальпелем, то Евросоюз в какой-то момент выйдет за пределы риторики и продемонстрирует свое несогласие. Пристрастие администрации Трампа к вторичным санкциям уже убедило этот континент в том, что Соединенные Штаты, несмотря на их постоянные разговоры об основанном на правилах международном порядке, всегда готовы использовать американский доллар и банковскую систему для получения того, что хочет Вашингтон.
Ситуация с Ираном поучительна: после того, как американские санкции против иранской экономики заставили такие европейские компании как Airbus, Siemens и Total отказаться от проектов и разорвать связи с Тегераном, Евросоюз создал специальный инструмент для того, чтобы обойти американские банковские каналы. Конечно, этот инструмент, в конечном счете, не сработал. Однако тот факт, что ближайшие союзники Вашингтона были готовы изучить подобный вариант, не говоря уже о том, чтобы ввести его в действие, должен послужить тревожным сигналом для американских официальных лиц, и они должны понять, что, дергая за струны экономического давления, они другого результата не добьются.
Как стало известно, администрация Байдена обсуждает вопрос о назначении специального представителя по «Северному потоку — 2». Судя по всему, цель состоит в том, чтобы найти дипломатический выход из нынешней проблемной для Вашингтона ситуации и остановить этот проект, не оскорбив при этом Германию. Но независимо от того, сможет или нет Вашингтон достать кролика из шляпы, такой вариант не учитывает реальные проблемы: если Америка не продемонстрируют определенную долю самоконтроля и не станет более сдержанной в отношении времени и способов применения своего санкционного давления, то она может в итоге обнаружить, что ее влияние сократилось, и она рискует оттолкнуть ближайших союзников в этом процессе.
Дэниэл Депетрис — комментатор журнала «Вашингтон экземинер»
Вас также может заинтересовать