USD/RUB 71.00
EUR/RUB 78.16
EUR/USD 1.1008
20.05.2020, среда, 16:55
 

TAC: как Китай может победить США без единого выстрела

Аюттхая средних веков
Древний китайский стратег Сунь-цзы говорил: «Одержать 100 побед в 100 сражениях — это не вершина мастерства. Вершина мастерства состоит в том, чтобы привести в повиновение противника без боя». Похоже, что его потомки сегодня именно так и поступают в Южно-Китайском море с Соединенными Штатами Америки.
Китайский руководитель Си Цзиньпин реализует классическую составляющую стратегии, одолевая противника совершенно неожиданным способом — военными церемониями. Такая «стратегия посредством церемоний» может обеспечить Китаю победу, которая затмит успех в реальном бою.
Как это работает? Ритуалы, символические военные акции и мероприятия заменяют собой решения о проведении боев и сражений, и в результате противник уступает свою власть и влияние. Иными словами, противник должен быть согласен «покориться» без развязывания войны. Как этого добиться? Есть определенные параметры.
— Стороны в конфликте должны быть равными по силам противниками, которые в прошлом воевали друг с другом. Ни одна из сторон не испытывает особого желания снова воевать.
— Стороны в конфликте стремятся не допустить военной эскалации.
— Таким образом, стороны могут согласиться на неофициальные руководящие правила военного противоборства, которое по уровню ниже настоящей войны.
— Нападающая сторона добивается успеха, так как знает, что у другой стороны больше мотивов избегать сражений. Сочетание нескольких факторов формирует готовность подчиниться.
— Есть меры по спасению престижа, маскирующие или облегчающие противнику подчинение, и их предлагает нападающая сторона.
Такие церемониальные кампании могут быть не менее важными, чем сами войны. Три случая из истории показывают, как такое возможно.
Великобритания поддерживает Конфедерацию и уничтожает американский торговый флот (1861-1872 гг.)
Когда Соединенные Штаты раскололись на части, Британия поддержала Конфедеративные Штаты Америки золотом и оружием. Она построила самые современные крейсера, укомплектовала экипажи английскими морскими волками и в клочья порвала торговлю Союза. Для этого закованные в броню британские корабли отправились на Бермуды, где укрывались нарушители блокады и пираты.
Стратегия премьер-министра лорда Палмерстона была призвана не допустить превращения Америки в соперницу Британии, равную ей по силам. При этом он преследовал три цели. Во-первых, дать КША необходимое им оружие, чтобы они разгромили армии Союза и обеспечили себе независимость. Во-вторых, если эта цель не будет достигнута, обеспечить продолжение войны между Югом и Севером, чтобы борьба за воссоединение Америки связала нацию по рукам и ногам на долгие годы. В-третьих, он хотел уничтожить американский торговый флот, который в то время представлял величайшую угрозу британской военно-морской мощи.
Успех стал бы мощнейшим ударом по США, создав угрозу их существованию. При этом прямого столкновения удалось бы избежать. В этом случае были бы достигнуты вторая и третья цели. Почему такая стратегия сработала? Для Линкольна вторая ожесточенная война была недопустима, как и существование независимой Конфедерации. Плюс к этому, Британия была готова заплатить за убытки (правда, денежный штраф был пустяком по сравнению с теми выгодами, которые стратегическая победа давала Британии).
Великобритания помешала русским взять Константинополь
В феврале 1878 года русские армии наступали на один из самых ценных городов в истории (он же — столица Османской империи). Казалось, планам царя ничто не могло помешать. И вдруг в День святого Валентина из снежной бури показались шесть броненосцев, которые встали на якорь в Мраморном море. Шесть броненосцев с устаревшими пушками остановили историю.
Стратегия премьер-министра Бенджамина Дизраэли заключалась в том, чтобы не дать России провозгласить новую Византию на Балканах. Британцы были в ярости от бесчинств башибузуков (вспомним жестокое подавление Апрельского восстания в Болгарии), и не хотели воевать с Россией, ставшей спасительницей болгар. Однако все британское «государство в государстве» желало России поражения, а османам спасения. Поэтому в Дарданеллах и появились броненосцы. Почему у них все получилось? Дизраэли понимал, что Романовы не захотят вступать в очередную унизительную для них войну с Британией ради триумфа в Константинополе. Ему удалось дать обществу и правящей элите то, чего им хотелось. И все благодаря изящной демонстрации: железный кулак в бархатной перчатке. Но Дизраэли дал России выход, позволивший ей спасти свою репутацию. Им стал Берлинский конгресс великих держав.
Третий рейх в период с октября 1933 по март 1939 года превратил поверженную Германию во владычицу Европы
Адольф Гитлер организовал и провел 10 молниеносных и по большей части церемониальных кампаний, которые изменили расстановку сил в Европе, смешав различные формы публичного принуждения. Декларативные заявления, военные парады, театральные дипмиссии, срочные переговоры. Кульминацией всего этого неизменно был военный триумф, как в победоносной войне. И ни единого выстрела.
Гитлер со своей стратегией церемоний добился большего, чем Бисмарк с кровопролитными войнами. Успех зависел от оценки реакции противника. Из 11 церемониальных кампаний, проведенных фюрером, 10 были успешными (Муссолини в 1934 году воспротивился попытке аншлюса по-австрийски, и ему это удалось). Гитлер демонтировал европейскую систему безопасности, восстановил мощь и власть Германии, и поставил западных союзников перед угрозой позорного поражения. Почему у него получилось? Гитлер знал, что союзники в условиях экономического кризиса не готовы воевать. Но он также чувствовал, что их общества не хотят даже думать о новой большой войне. У союзников ушло шесть лет на то, чтобы отказаться от тягостной системы негативных представлений о «войне, чтобы покончить со всеми войнами», и вступить во Вторую мировую войну. Гитлер всячески тормозил этот сдвиг мировоззрения, настаивая на том, что каждая уступка — это шаг к миру.
А каковы параметры Си Цзиньпина, с помощью которых он намерен достичь вершины мастерства и одержать верх над США в Южно-Китайском море? Давайте посмотрим.
— США и Китай равны по силам, и с 1950 года они дважды воевали друг с другом. Более того, стратегические позиции США ослабевают, как и у Британии времен Палмерстона. В 1861 году Соединенные Штаты усиливались, как сегодня Китай, и до этого дважды воевали с Британией.
— У США и Китая взаимосвязанные экономики — как у Америки и Британии в 1861 году. Обе страны боятся, что споры между ними могут перерасти в губительную войну.
— В ходе соперничества за Южно-Китайское море ни одна из сторон не нарушила безвозвратно правила игры — пока.
— С 2009 по 2017 годы США старались умиротворять Китай. Сегодня covid-19 грозит парализовать американское общество, как это было с Британией и Францией в 1933-1939 годах.
— Китай может предложить США варианты по спасению репутации и престижа, а также имеет в своем распоряжении немало возможностей для подкупа соседних стран, если напряженность в отношениях с Америкой усилится.
Соответствуют ли цели Си Цзиньпина в Южно-Китайском море параметрам церемониальной кампании? Он определенно хочет превратить это море в китайское озеро, как США в 1890-х годах поступили с Карибским морем. Он желает подкупом и угрозами заставить близлежащие государства признать владычество Китая на море и первенство китайцев в их «ближнем зарубежье». В конечном итоге Си стремится подорвать коалицию во главе с США, которая сдерживает власть Китая над восточноазиатскими морями. И наконец, он хочет изменить англо-американский глобальный морской порядок, ослабив нормы и институты международного права.
Китай способен добиться первой и второй целей, а возможно, и третьей, для чего ему придется сильно рискнуть. Последней цели Китай может достичь только в том маловероятном случае, если США начнут отступление по всему миру. История снова дает нам важные подсказки о соотношении сил и ходе игры.
Не воспротивившись активном строительству искусственных островов Китаем с самого начала, Соединенные Штаты при президенте Обаме фактически признали легитимность этого предприятия Си. Более того, США не стали оспаривать милитаризацию этих островов. Теперь Китай перешел ко второму этапу, и сейчас его ВМС и береговая охрана стремятся закрепить суверенитет Пекина во всем Южно-Китайском море. Церемониальные демонстрации китайской власти над этим морем могут привести к насилию и кризису.
Но Китай может предложить экономические компромиссы (по сути дела, это подкуп) в обмен на «формальное» признание китайского суверенитета. Если США не смогут отстоять претензии Малайзии, Филиппин и Вьетнама без риска развязывания войны, то у этих стран будет один-единственный выход: принять китайские отступные. Конечно, в регион могут прийти американские боевые корабли. Но противостояние может продолжаться только до той точки, пока ситуация не начнет выходить из-под контроля. Согласятся ли американцы на ежедневное применение сил на море?
Ведомая США коалиция вступает в период огромных рисков. Если мы не сможем в полной мере представить интересы своих союзников и защитить их, они могут решить, что лучше помириться с Китаем на его условиях. А это значит, что американские эсминцы могут сколько угодно курсировать в этих водах, помпезно демонстрируя свое сопротивление китайской агрессии. А горькая правда будет заключаться в том, что всем остальными придется уведомлять китайскую береговую охрану, что корабль Х в такой-то день пройдет таким-то курсом, и получать все необходимые разрешения для такого прохода. И как в такой ситуации мы сможем убедить Японию, Южную Корею и особенно Тайвань, что США, конечно же, находятся там ради них?
По правде говоря, у нас уже заканчиваются варианты действий в противостоянии Си Цзиньпину. Проведение операций по обеспечению свободы судоходства и незначительная военная помощь государствам региона — это слабый церемониальный ответ Китаю, а у наших ВМС нет мощных козырных карт, какие были у Дизраэли. Основа китайских притязаний — это практическая оккупация. Внезапный захват и овладение территориями перерастает в прочный суверенитет.
Мы всегда можем уйти, и пусть наши союзники сами заботятся о себе в собственном регионе. Но если мы хотим сохранить там стратегические позиции, возможности для этого у нас есть. Тем не менее, в самом начале мы не использовали возможность выступить против Си и сплотить международные институты на борьбу с китайской стратегией, и поэтому сейчас у нас остались лишь ограниченные возможности, да и воспользоваться ими мы можем лишь с большим риском для себя. Что это за возможности?
— Мы можем согласиться на жестокие столкновения на море, которые возникают во время кризиса, подготовиться к ним, и подготовить друзей и союзников, чтобы выступить единым фронтом, когда придет время.
— Мы можем усилить военно-морскую мощь Филиппин и Вьетнама, приложив для этого большие усилия и вложив существенные инвестиции.
— Мы можем напрямую сотрудничать с Тайванем на пике наших технологий, дабы не допустить медленного окружения этого острова Китаем, который начнет его запугивать.
— Мы можем совместно с Японией и Южной Кореей вложить средства и существенно усилить оборону островов, внеся свой вклад в их суверенитет.
История показывает, что сегодняшнее положение США в наибольшей степени напоминает ситуацию с Британией и Францией в конце 1930-х годов. Начало сражения мы проиграли, но наша нация сегодня лучше подготовлена к противоборству с Китаем как со стратегической угрозой. Если продемонстрировать более агрессивную церемониальную реакцию посредством военной силы, Си поймет, что неверно нас оценил. Не у нас, а у него больше причин избегать сражений.
Майкл Влахос (Michael Vlahos) — писатель, автор книги «Борьба с идентичностью. Священная война и изменения в мире» (Fighting Identity: Sacred War and World Change). Он преподает военное искусство и стратегию в Университете Джонса Хопкинса и в Военно-морском колледже.
Вас также может заинтересовать