USD/RUB 75.83
EUR/RUB 90.89
EUR/USD 1.1986
17.03.2021, среда, 19:40
 

TAC: как США, торжествуя победу над СССР, незаметно стали его ухудшенной копией

Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев и президент США Ричард Никсон во время официальной встречи у Белого дома.
Холодная война вернулась. Многие аналитики воображают новый раунд непонятной борьбы с Китайской Народной Республикой (КНР). Не менее целеустремленная группа относится к Российской Федерации как к вечному врагу США. Члены неформальной фракции под названием «Россия как враг» из Атлантического Совета приходят в ужас от одной мысли о том, что кто-то может не согласиться с их любимой программой военного сдерживания и экономического ослабления.
Как военно-промышленный комплекс проглотил интеллектуальный
Вашингтонская толпа интервенционистов (приверженцев того взгляда, что США должны напрямую вмешиваться в дела других стран, помогая развитию в них демократии — прим. ред.) больше всего преуспевает тогда, когда у Америки есть враг. В годы холодной войны главной угрозой был Советский Союз, который оправдывал постоянное расширение аппарата национальной безопасности. Дополнительную угрозу создавали Северная Корея, Вьетнам, Куба и Китайская Народная Республика. Военно-промышленно-интеллектуальный комплекс уверенно разрастался, пожирая все, что было до него. Больше всех от этого выигрывала вашингтонская рать из так называемых мозговых трестов (аналитических институтов, известных своей склонностью интеллектуально оправдывать вмешательство США в дела других стран, включая вооруженные интервенции — прим. ред.).
Увы, после падения Берлинской стены, распада Советского Союза и исчезновения Варшавского договора закоренелые ястребы пришли в замешательство. Как теперь обосновать существование огромной военной машины, созданной за счет таких колоссальных затрат? Натовское руководство даже предложило переключить внимание альянса на борьбу с наркотиками и содействие студенческим обменам. Это был яркий пример политики народной дипломатии в действии. Колин Пауэлл, занимавший в то время должность председателя Объединенного комитета начальников штабов, саркастически заметил: «У меня заканчивается запас демонов. У меня заканчивается запас злодеев. Остались только Фидель Кастро и Ким Ир Сен».
Пиррова победа Запада над Россией
Какое-то время казалось, что Москва исчезла из списка врагов Америки. Российский осколок знаменитой рейгановской империи зла, которая простиралась от Европы до Тихого океана, превратился в развалину, где царили экономические неурядицы и политическая нестабильность. Однако в России геополитический крах и унижение, повсеместная и нескрываемая коррупция, а также политическая некомпетентность и провалы посеяли отнюдь не любовь к США. Напротив, они посеяли семена вражды и реваншизма.
Что еще хуже, западное высокомерие приобрело масштабы океанского цунами. Американские и европейские лидеры беззастенчиво нарушали свои обещания о том, что НАТО не будет расширяться. Они придвинули границы альянса на расстояние 150 километров от Санкт-Петербурга. Администрация Клинтона повела трансатлантическое сообщество на агрессивную войну, разрушившую давнюю союзницу России Сербию. А ведь в свое время именно из-за желания помочь Сербии Российская империя вступила в Первую мировую войну. Администрация Клинтона также постаралась исключить Москву из послевоенного урегулирования. Отважному британскому заместителю Уэсли Кларка (именно этот генерал командовал силами НАТО в Косово) пришлось нарушить приказ, чтобы помешать этому безрассудному натовскому военачальнику начать войну с Россией. Уэсли Кларк намеревался оказать сопротивление российским войскам, совершавшим марш в Косово.
Западные страны говорили о демократии и поддерживали цветные революции в Грузии и на Украине, столетиями входивших в состав Российской империи и Советского Союза. В 2008 году администрация Джорджа Буша добилась от НАТО согласия на принятие в перспективе этих стран в члены альянса. Утверждения о том, что это обещание совершенно очевидно было несерьезным, не соответствуют действительности, так как альянс настойчиво продвигается в восточном направлении, включив в свой состав даже такие несущественные в плане безопасности страны, как Черногория и Северная Македония. В 2014 году Брюссель и Вашингтон провели кампанию по переориентации украинской экономики на Запад. Они поддержали уличный путч, в результате которого был свергнут хоть и коррумпированный, но законно избранный президент, а также открыто выступили за создание нового прозападного правительства.
Выигрыш в геополитике и проигрыш в умах
Все эти действия США можно пытаться оправдать, но их негативное влияние на общественное мнение в Москве не должно вызывать у нас удивление. На самом деле это было громкое заявление о том, что Америка является универсальной сверхдержавой. Этакой гипердержавой, незаменимой и единственной нацией, на практике применяющей доктрину Монро во всем мире. Выходило вот как: Вашингтон считает планету Земля сферой американских интересов и настаивает, что США и только США имеют право вмешиваться в любое время и в любом месте, по любой причине и против кого бы то ни было.
Такое высокомерие стало бы тяжким испытанием даже для убежденного демократа из Кремля. Представьте себе реакцию США в аналогичных обстоятельствах. Советский Союз расширяет состав Варшавского договора и включает в него Кубу, а потом приглашает туда Канаду и Мексику. Он помогает свергнуть законно избранного проамериканского президента Мексики. Он назначает там новых руководителей, которые приемлемы для Кремля, но чуть не объявляют войну Вашингтону. А затем оказывает военную помощь Мексике, вступившей в пограничный конфликт с Америкой.
Вашингтон, включая фракцию Атлантического Совета под названием «Россия как враг», взорвался бы от негодования. Раздались бы громкие причитания, заскрипели бы зубы. Начались бы флешмобы сторонников войны. Члены партии войны из числа республиканцев и демократов стали бы выступать с исступленными и гневными речами. Слушания в конгрессе, семинары в онлайне, консультации в посольствах, брифинги в Пентагоне, специальные телевизионные программы. Редакционные статьи в газетах, колонки мнений, комментарии в интернете, политические исследования. Все начали бы дружно ссылаться на доктрину Монро, говорить о красных линиях, о «жизненно важных» интересах, требовать действий. Это был бы Карибский кризис, но в цифровую эпоху.
Права человека тонут в фарисействе
Враждебность в отношении Москвы усиливается из-за очень трогательной, но беззастенчиво лицемерной и даже фарисейской обеспокоенности правами человека в России. Не подвергается сомнению, что Владимир Путин — плохой парень, который уничтожил демократические и гражданские свободы. Западные страны просто не могут вынести тот факт, что одного лидера российской оппозиции незаслуженно посадили в тюрьму. Правда, посаженный — националист, объявивший: «Реальность такова, что Крым сейчас является частью России». Он может стать еще более опасным геополитическим противником, чем Путин.
Праведный гнев в отношении России выглядит лицемерным на фоне многолетнего благожелательного отношения США к КНР, которая реально претендует на звание самого злостного нарушителя прав человека в мире. Си Цзиньпин не проводит выборы. Вместо них он возродил личную диктатуру и культ личности, поспорив в этом с самим Мао Цзэдуном. Си нарушает права человека оптом. Миллион уйгуров брошены в лагеря на перевоспитание, гонениям подвергаются все религиозные веры, уничтожаются политические свободы в Гонконге, распускаются правозащитные организации, ужесточается цензура в интернете и СМИ и так далее. Тем не менее США много лет заключали торговые сделки с Китаем, пока администрация Трампа не решила, что политическая целесообразность требует относиться к Китаю как к врагу. Европейцы всего пару месяцев назад заключили с Пекином инвестиционное соглашение и отказались отправляться вместе с Вашингтоном в антикитайский крестовый поход.
Точно так же до недавнего времени большинство западных стран во главе с США демонстративно поддерживали одиозную саудовскую монархию, где создана намного более всеохватывающая и жестокая диктатура, чем в России. Там нет выборов, нет оппозиционных активистов, нет независимых журналистов, нет свободы интернета, нет церквей и синагог. Критиков режима там режут на куски. Но даже и сегодня администрация Байдена отказывается вводить санкции против важных фигур в Эр-Рияде и уж тем более она не собирается объявлять этот режим «парией» («неприкасаемой» страной, с которой гуманные страны не должны иметь отношений — прим. ред.), как было обещано. Больше того, Запад продолжает поставлять туда оружие и боеприпасы, которыми саудовская королевская семья уничтожает мирное население в соседнем Йемене.
Видимо, в политике в отношении Китая и Саудовской Аравии безраздельно правит прагматизм. А если представить себе похожий прагматизм в отношении Москвы? Тебя сразу назовут путинским лакеем.
Возрождение «невозможной» оси Россия-Китай
Пожалуй, самым неприятным для США результатом такой политики стало сближение Москвы и Пекина. Даже президент Атлантического совета Фредерик Кемп (Frederick Kempe) признал, что «усиливающиеся стратегические связи России и Китая, подтверждением которых стало подписанное на этой неделе соглашение о полете на Луну, — это лишь одно из многих свидетельств того, что подход Запада к Москве за последние 20 лет так и не смог дать желаемого результата».
Однако антироссийские ястребы уверяют нас, что союз между двумя странами невозможен. Или нестабилен. Или неважен. Или неустойчив. Ведь члены фракции «Россия как враг» настаивают, что Россия просто обязана бояться агрессивного, усиливающегося и амбициозного Китая. Может быть, это верные утверждения, но здесь есть одна проблема. КНР не нацеливается против России, не относится к ней как к врагу, не предъявляет ей неприемлемые требования. Поэтому-то Москва и разворачивается на восток.
Тем не менее, лидеры этой фракции утверждают, что российская элита обязательно придет в себя и встанет в указанное ей место в строю, причем очень скоро. Ей надо будет только признать, что фукуямовский конец истории немного задержался, уступить власть, смириться с существованием натовских баз вокруг России, уйти из Донбасса, вернуть Крым, отказаться от противоречащей замыслам Вашингтона внешней политики, согласиться с повсеместным превосходством Запада и поверить, что взявшие Россию в перекрестье прицела люди — это ее друзья. Ну-ну.
Расхожее мнение, согласно которому Россия представляет серьезную угрозу всему мировому порядку, в лучшем случае неубедительно. Конечно, здесь нужны публичные дебаты. Но фракция «Россия как враг» из Атлантического Совета придерживается иного мнения и полна решимости выкорчевывать инакомыслие в своих рядах.
Бунт на корабле Атлантического Совета
Два сотрудника Атлантического совета, Мэтью Берроуз (Mathew Burrows) и Эмма Эшфорд (Emma Ashford), с которой я не разговаривал с момента ее ухода из Института Катона, написали вдумчивую и взвешенную статью, где указывают на нестыковки между защитой прав человека и национальной безопасностью, критикуют нынешний подход к Москве, в котором во главу угла ставятся права человека, и призывают «искать стимулы, которые побудят Москву действовать в соответствии с американскими интересами».
Это скромное предложение явно вызвало шок и истерию в рядах фракции «Россия как враг». Через четыре дня после его публикации издание UkraineAlert (Атлантический Совет — это огромное царство, разбитое на многочисленные и вроде бы полуавтономные вотчины) опубликовало удивительную отповедь под названием «Новый доклад о политике в отношении России бьет мимо цели». «Статья основана на ложных посылках», — говорится в этом заявлении, под которым подписались 22 ученых, связанных с UkraineAlert, Евразийским центром, Атлантическим советом и Центром стратегии и безопасности имени Скоукрофта.
Они объяснили, что не согласны с ее доводами и ценностями, и отмежевываются от этой статьи. Некоторые подписанты анонимно излили душу на страницах Politico, выразив необузданное презрение к инакомыслию Эшфорд / Берроуза. А еще они ужаснулись из-за того, что Атлантический Совет принимает средства от фонда Коха, хотя этот самый совет с энтузиазмом берет чеки у иностранных компаний и американских производителей оружия, которые (внимание, спойлер!) не очень-то большие сторонники сдержанности и мира — особенно когда речь идет об Америке.
Члены фракции «Россия как враг» не одиноки в своей нетерпимости к инакомыслию. Официальный Вашингтон в основном разделяет мнение о том, что отношение к России, в котором нет перманентной враждебности, не только ошибочно, но также противоестественно и омерзительно. А потому вопрос об улучшении отношений с ней в приличной компании даже и обсуждать нельзя. Эта толпа не хочет, чтобы американцы знали о существовании серьезных политических альтернатив постоянным интервенциям, санкциям и войнам.
Вашингтонские политики неизменно отметают обвинения в стадном мышлении и настаивают, что они не против дебатов и инакомыслия. Однако непредвиденные затруднения в Атлантическом Совете, а также пренебрежительные комментарии, которые появились на страницах Politico, опровергают эти утверждения. Да, там можно выражать незначительное несогласие по поводу конкретных средств и методов; однако тот, кто сомневается в общих целях, таких как сохранение превосходства и владычества, рискует стать отверженным и неприкасаемым, причем в своем собственном учреждении.
Вас также может заинтересовать