USD/RUB 63.80
EUR/RUB 70.87
EUR/USD 1.1108
22.08.2019, четверг, 13:55
 

Укрiнформ: не могу понять тех, кто остался в Крыму

Репетиция парада ВМФ в Севастополе
25-летний Дамир Аулин — один из тех курсантов Севастопольского военно-морского института им. Нахимова, которые 21 марта 2014 года во время оккупации полуострова Россией отказались молча наблюдать за поднятием на плацу российского флага. Они испортили оккупантам праздник, хором спев гимн Украины. Тогда о них узнала вся страна.
Сегодня прошло уже больше пяти лет, дети выросли. В прошлом году Укринформ уже знакомил читателей с этим молодым поколением, новой элитой ВМС ВС Украины. Тогда автор этих строк пообщался на борту малого бронированного артиллерийского катера «Кременчуг» с его командиром Александром Регулой после успешной операции по переходу кораблей «Донбасс» и «Корец» из Одессы в Мариуполь через Керченский пролив. Регула рассказал о деталях операции, и заявил, что не даст россиянам сделать Азовское море своим «внутренним озером».
Это интервью тогда вызвало бурную реакцию в России, комментаторы наперебой начали клеветать на молодого командира. «Басни лейтенанта Регулы» — так называлась одна из пропагандистских статей… Реакция россиян совершенно не удивляет. Пожалуй, ничто не раздражает их так сильно, как истории молодых, мотивированных, успешных украинских военных моряков, которые, выйдя из Крыма, начали делать стремительную карьеру в ВМС ВС Украины.
Со старшим лейтенантом Аулиным знакомимся на борту украинского патрульного катера типа Island американского производства. В прошлом году США передали Украине два таких катера, которые позже были названы именами освобожденных украинских городов: «Славянск» и «Старобельск». Это стало первой прямой закупкой правительством Украины военного оборудования правительства США, открыв путь к углублению военно-технического сотрудничества между двумя странами и выходу на новый уровень стратегического партнерства между Вашингтоном и Киевом.
Сегодня 36 военнослужащих ВМС ВС Украины, экипажи двух катеров завершают свой десятинедельный курс обучения в США, где перенимают лучшие практики американских военных моряков.
На воде залива Арундел вблизи Балтимора, штат Мэриленд, корреспондент побеседовал с командиром «Славянска» Дамиром Аулиным об обучении, стандартах НАТО, военнопленных побратимах и выборе весны 2014 года, о котором молодой командир, по его словам, ни дня не жалел.
Миссия: научиться и рассказать правду об Украине
Как вам общение с американцами?
— Американцы очень приветливы! Мы также были очень приятно удивлены теплым приемом нашей украинской диаспоры в аэропорту. Кстати, во время нашего пребывания здесь мы периодически встречаемся с американскими украинцами. Например, когда ходим в церковь.
Наши друзья-американцы проявляют немалую заинтересованность Украиной. Пользуемся этим, чтобы доносить до них свою позицию относительно событий.
Интересный момент: не все американцы знали, например, что Крым исторически принадлежал Украине. Не все знали, какая сегодня ситуация в Украине. Некоторые думали, что события в Крыму были сознательным выбором «крымского народа» (хотя там, вообще-то, украинцы): мол, они захотели присоединиться к России. Не все знали, что происходит сейчас в зоне ООС.
Это очень важно: общаясь, мы доносим до них правдивую информацию, которую и они, в свою очередь, распространят дальше.
Расскажите об особенностях этого катера, чем он отличается от других кораблей, которые сегодня имеют в своем составе ВМС Украины?
— Я вам скажу так, что корабли, собственно, все одинаковы: у всех двигатели, валы, редукторы, корпус. Все в принципе одинаковое. Но есть и некоторые отличия, маленькие детали, которые мы должны здесь изучить, научиться правильно обслуживать эту технику и правильно уметь ею управлять.
Различий в материальной части не очень много. А вот в процедурах, подготовке и выполнении заданий есть существенная разница. Например, у нас есть «контрольный лист», а у американцев — «checklist» («контрольный лист» на английском — ред.). Мы пытаемся сейчас освоить навыки оперирования этими «чеклистами».
Учимся, как правильно подготовить катер к выходу в море, правильно отшвартоваться и пришвартоваться, как отыгрывать учебные тревоги — пожар или затопление. В общем, полностью действовать по процедурам США и НАТО. Сейчас пытаемся получить как можно больше знаний и правильно их применять.
Стандарты НАТО: от теории к практике
Как проходит подготовка военнослужащих?
— Подготовка проходит на наивысшем уровне, согласно стандартам НАТО. Например, даже сегодня, перед выходом в море, инструкторы проводили так называемый «навигационный брифинг»: это когда оценивают опасности, обстановку, материальную часть. По результатам брифинга выставляются оценки. Если итоговый показатель не позволяет выйти, катер не выходит в море. Это очень важный аспект. Думаю, нам стоит перенять такую практику: брифинг перед началом обучения или перед непосредственным выходом в море, как это делают наши коллеги.
Если личный состав или материальная часть не полностью подготовлены, или погодные условия не позволяют, или из-за каких-то других причин, можно отменить или перенести выход, не рисковать личным составом или материальной частью.
Вооруженные силы Украины переходят на стандарты НАТО, в Украине продолжаются дискуссии относительного этого. Как человек, который сейчас осваивает их в сжатые сроки, расскажите, трудно ли это?
— Стандарты НАТО — это важно. Они в чем-то похожи на наши, но есть и существенные моменты. Их нетрудно освоить, на самом деле. На пути стоит только языковой барьер. Больше ничего нам не мешает, в принципе. Поэтому мы так и стараемся, учим английский язык.
- Кстати, вопрос знания английского языка военнослужащими Вооруженных Сил Украины остается очень актуальным. Почему, по-вашему, важно его изучать?
— Изучение английского языка — это прежде всего карьерный рост. Да и вообще: как известно, чем больше языков знает человек, тем больше жизней он проживает.
Своих не бросаем!
С кем из ваших побратимов, которые, несмотря на решение международного трибунала ООН, незаконно удерживаются в плену в Москве, вы больше всего общались?
— Больше всего я общался с капитаном-лейтенантом Богданом Небылицей (до инцидента вблизи Керченского пролива планировалось, что именно Небылица станет командиром «Славянска» — ред.).
Когда вы узнали, что они попали в плен, о чем думали? Можете вспомнить тот день?
— В тот день я был дежурным по дивизиону. Сначала, когда я услышал, что произошло, я не мог в это поверить. Думал, это чья-то злая шутка.
Нас привели в боевую готовность. Было сложно понять сперва, как это могло случиться… Об этом трудно говорить. Потому что когда ты каждый день общаешься с человеком, вы вместе от поднятия флага до его спуска, вместе со всеми побратимами проводите время, и случается такое…
Сначала мы не знали, что их взяли в плен. Сперва мы услышали, что их начали расстреливать — из артиллерийских установок, вертолетов. Мы очень переживали за них.
А уже известие о том, что они в плену — оно вызвало у нас и шок, и агрессию, и желание действовать. Мы были готовы выйти и помочь им, если бы поступил такой приказ.
Если бы они могли вас услышать, что вы хотели бы им передать?
— Я хотел бы передать им, чтобы они держались. Вся Украина, весь мир ждет их возвращения.
Мы не бросаем своих. Не бросаем моряков, которые сегодня находятся в плену в России. Мы их ждем и будем делать все от нас зависящее, все, что можем, чтобы их поскорее освободили из плена.
Мы надеемся, что Российская Федерация прекратит свою агрессивную политику против украинского народа, против Украины как государства в целом. Мы надеемся, что она выполнит требования Международного трибунала по морскому праву и отпустит наших военных моряков.
Выбор в пользу Украины и офицерской части
Весной четырнадцатого года вы были среди тех курсантов Севастопольского военно-морского института им. Нахимова, которые не стали молча наблюдать за подъемом российского флага и спели гимн Украины в лицо оккупантам. Могли представить, что через пять лет будете здесь, в Балтиморе, в должности командира «Айленда»?
— Честно говоря, я не мог себе такого представить. Но каждый должен ставить перед собой цель. Поставив, надо к ней идти. Я перед собой поставил цель стать командиром минимум трех кораблей. На сегодня я уже командую вторым катером (до этого Аулин был командиром малого бронированного артиллерийского катера — ред.). Я четко знаю, к какой цели иду, и иду к ней, но не собираюсь останавливаться на этом и продолжу свою военную службу.
Вы никогда не жалели о выборе, который сделали тогда, весной 2014 года? В отличие от своих крымских коллег, которые остались на полуострове, перешли на сторону России?
— Вы знаете, я скажу так: не было ни разу, чтобы я жалел о том, что мы сделали, когда вышли из Крыма. Тогда мы еще не понимали, но осознание пришло спустя годы — мы стали настоящими патриотами Украины. Мы готовы ее защищать и отдать за нее тело и душу.
Я не могу понять их (тех, кто остался в Крыму — ред.), потому что у меня есть знакомые, тоже местные, из Крыма, которые всю жизнь там прожили, но сейчас они находятся на материковой Украине. Тот поступок, который совершили те, кто перешел на другую сторону — недостойный. Он не достоин ни офицера, ни патриота своей страны.
В будущем планирую продолжить службу нашей стране в ее Военно-Морских Силах, и если это будет нужно Украине — даже их возглавить.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Вас также может заинтересовать