USD/RUB 64.04
EUR/RUB 71.22
EUR/USD 1.1121
09.08.2019, пятница, 14:55
 

«Утечки неизбежны»: кто ответственен за персональные данные

В последние годы проблема защиты персональных данных (ПД) приобрела особенную остроту. Социальными сетями и медиаплатформами пользуется огромное количество пользователей по всему миру, предоставляя свою личную информацию в обмен на возможность присоединиться и воспользоваться определенными услугами. При этом в руках крупных IT-компаний оказываются огромные массивы данных, расшифровав которые можно узнать любые подробности жизни человека.
Когда мы отдаем свои персональные данные, порядочные компании обещают их защищать — к этому их обязывает законодательство. По словам технического директора ООО «ТСС», специализирующегося на информационной безопасности, Ильи Шарапова, защитить персональные данные — не такая уж невыполнимая задача.
Это может быть достигнуто с помощью шифровальных (криптографических) средств, средств предотвращения несанкционированного доступа, утечки информации по техническим каналам (DLP-системы), а также с помощью других технических и организационных мер.
По словам Шарапова, в современном обществе проблема утечек встала остро в связи с несколькими факторами.
«Во-первых, это вызвано халатностью или злым умыслом сотрудников, их некомпетентностью, выполнением требований закона «для галочки», а не по факту (мы сами становились свидетелями того, как в некоторых российских ведомствах и министерствах устанавливались средства НСД, но они не использовались сотрудниками). Наконец, проблема коррупции: сами сотрудники часто торгуют базами данных», — пояснил собеседник «Газеты.Ru».
В России использование и защита персональных данных регулируется многими документами, в частности, 152-ФЗ «О персональных данных», 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», КоАП, УК РФ, ТК РФ и ГК РФ.
В российском законодательстве довольно четко прописана ответственность за нарушение закона о персональных данных. Она включает как административные, гражданско-правовые и дисциплинарные, так и уголовные меры.
Как отмечает специалист по информационной безопасности и генеральный директор «Лаборатории Цифровой Форензики» Александр Мамаев, на бумаге все довольно четко прописано и зафиксировано. Однако даже законодатели зачастую плохо владеют предметом.
«Не так давно председатель Госдумы Вячеслав Володин, например, предложил создать рабочую группу по защите персональных данных. Он заявил: «Это не сворованные хакерами данные, это системы реестра Минфина, Минюста, Минтруда, электронные торговые площадки. Это говорит об отсутствии защиты этих данных, и, в принципе, большая часть информации — она находится в открытом доступе, ее надо найти, систематизировать и использовать». Но, как уже было сказано выше, законы есть, и они четко классифицируют требования и правила использования персданных.
Однако, персональные данные россиян действительно часто утекают в открытые источники, или же становятся предметом купли-продажи. Согласно исследованию компании Dentsu Aegis Network, лишь 29% россиян считают, что их персональные данные защищены в достаточной степени.
В ноябре 2018 года «Лаборатория Касперского» объявила, что «цифровая личность» человека в даркнете продается за $50. Здесь имеются в виду реквизиты банковских карт и счетов, аккаунты в социальных сетях, удаленный доступ к серверам и персональным компьютерам, а также сведения из приложений для знакомств и полный список посещаемых порносайтов.
Согласно данным компании Comparitech, скан паспорта россиянина в даркнете продается за $10-11. Этого порой оказывается достаточно, чтобы оформить счет или кредит на имя жертвы в банке.
По словам Александра Мамаева, рассчитывать на то, что жертвам утечек удастся отсудить существенные компенсации у частных компаний или госорганов, не приходится.
«Один подобный процесс, увенчавшийся успехом, может привести к цепной реакции, когда каждый пользователь, сталкивавшийся с утечкой данных, обратится в суд за компенсацией. Учитывая низкий уровень защиты персданных в России, это может обернуться разорением банков, IT-ритейлеров, сервисов по покупке билетов и т.д. Следом иски можно вчинить и госорганам, которые, несмотря на требования закона, весьма халатно относятся к защите персональных данных россиян. Подобные иски могут очень больно ударить по бюджету страны», — заключил собеседник «Газеты.Ru».
Действующий закон «О персональных данных» позволяет физическим лицам требовать в суде возмещения имущественного и морального вреда, причиненного вследствие нарушения требований к обработке персональных данных. Основная проблема на пути самостоятельной защиты гражданами своих прав – трудность доказывания размера убытков, а также неготовность судов к присуждению существенных сумм компенсации морального вреда, рассказывает партнер юридической компании 2b law office Антон Городецкий.
«Именно поэтому в России число судебных дел в данной категории исчисляется десятками, что, очевидно, несопоставимо с количеством нарушений в данной сфере», — пояснил Городецкий.
По мнению Антона Городецкого, первая проблема – относительно небольшой размер штрафов. Штрафы для юридических лиц за нарушение порядка обработки персональных данных находятся в диапазоне от 15 000 до 75 000 рублей. Это сумма может быть существенной для небольших компаний, но для крупных игроков рынка персональных данных, зарабатывающих огромные деньги на торговле персональными данными, такие штрафы не могут играть сдерживающей функции.
«Сравните, например, размер наших штрафов, со штрафами, предусмотренными Общим регламентом о защите персональных данных (GDPR), где верхняя граница штрафа составляет 20 миллионов евро, или 4% от мирового оборота компании-нарушителя», — заявил эксперт.
Другая проблема, препятствующая эффективной защите прав субъектов персональных данных (самостоятельной и силами органов государственной власти) – отсутствие физического представительства и какого-либо имущества компаний нарушителей на территории России, что делает невозможным фактическое исполнение принятых судебных актов. В таких случаях у остаётся единственный инструмент – блокировка сайтов компаний-нарушителей, что также не всегда способно достичь цели защиты персональных данных.
Есть несколько прецедентов, когда в России штрафовали крупные иностранные компании. Так, Facebook и Twitter были оштрафованы на 3 тыс. руб. каждая за непредоставление информации о переносе персональных данных российских пользователей в Россию. Обязанность хранить данные граждан РФ на российских серверах появилась у интернет-компаний после вступления в силу закона «О персональных данных» в сентябре 2015 года.
При этом официально у Facebook, Twitter и некоторых других компаний Кремниевой долины нет российских юридических лиц и постоянного представительства в России, то есть у них формально нет обязанности отвечать на запросы Роскомнадзора и подчиняться российским законам. В апреле 2019 года АНО «Цифровая экономика», занимающаяся реализацией одноименной программы, выступила с предложением запретить таким компаниям иметь доступ к персональным данным россиян. Одной из причин называются нечестные условия конкуренции зарубежных и российских IT-компаний, так как к последним предъявляются более жесткие требования.
Как следует из документа,
«необходимо избежать ситуации, когда иностранные компании, которые не соблюдают требования законодательства Российской Федерации, устанавливающего ограничения доступа к данным, будут иметь более привилегированное положение по отношению к российским компаниям, которые данные требования соблюдают».
Эта проблема касается и «Яндекса», которым владеет компания, зарегистрированная в Нидерландах. В том числе поэтому в конце июля в Госдуму был также внесен проект об ограничении в 20% на иностранное владение информационными ресурсами, которые будут признаны «значимыми» для России. Этот критерий предлагается оценивать по количеству активных российских пользователей сервиса. Автор законопроекта депутат от «Единой России» Антон Горелкин утверждает, что если ресурс является «значимым», то его основной владелец должен быть зарегистрирован в России.
Впрочем, у «Яндекса» есть зарегистрированное юридическое лицо в России, он обязан соблюдать российское законодательство и подчиняться требованиям Роскомнадзора.

За рубеж руки не дотянутся

В Европейском союзе на страже персональных данных пользователей стоит Общий регламент по защите данных (GDPR), принятый в мае 2018 года. Как объяснил руководитель юридического отдела хостинг-провайдера REG.RU Павел Патрикеев, одна из ключевых особенностей GDPR заключается в том, что действие данных правил применяется к компаниям, обрабатывающим персональные данные резидентов и граждан ЕС и явно нацеленных на такую обработку, независимо от местонахождения такой компании.
Практика привлечения европейских компаний к ответственности за нарушение постепенно формируется: ещё в 2018 году в связи с утечкой данных и нарушением условия о необходимости хранения данных пользователей в зашифрованном виде на 20 тысяч евро была оштрафована немецкая компания Knuddels GmbH & Co KG (компания-владелец немецкого онлайн-чата и сервиса для знакомств Knuddels). За похожее нарушение, связанное с предоставлением недостаточной степени защиты пользовательских данных на случай утечки, на 183 млн фунтов стерлингов была оштрафована и авиакомпания British Airways.
Одним из наиболее крупных примеров привлечения к ответственности не эндемика, иностранной компании по GDPR в настоящий момент является штраф американской компании Google регулятором Франции (CNIL) в размере 50 млн евро за предоставление неполной и непрозрачной информации владельцам ОС Android, а также за ряд иных смежных нарушений в области обработки персональных данных (однако это не единственный случай привлечения к ответственности по GDPR американской компании — так, штрафы по данному Регламенту уже получили Uber и Facebook).
«Как уже было показано выше, факт наличия или отсутствия офиса компании (ее представительства) на территории ЕС не является принципиальным: в GDPR заложен принцип экстерриториальности, а значит предписания могут быть направлены и иностранным организациям, присутствующим в Европе лишь виртуально, но при этом дежурно обрабатывающих данные европейских граждан — примером такого кейса служит предписание британского регулятора по GDPR канадской компании AggregateIQ Data Services», — рассказывает Патрикеев.
Однако, в случае если ни организация-оператор ПД, ни субъект ПД не являются резидентом ЕС, либо не находятся на территории Союза — в таком случае компания не может быть привлечена за нарушение. И уж тем более гражданин не может с ней судиться лично.
В свою очередь, 152-ФЗ имеет ряд существенных отличий от GDPR, одно из которых — требования о локализации баз данных с данными россиян на территории России.
В широком смысле, 152-ФЗ экстерриториального действия не имеет и не распространяется на нерезидентов (лиц, не имеющих официальное присутствие в России), собирающих персональные данные Россиян за границей. Однако, в контексте необходимости локализации данных на территории РФ, значение имеет наличие у иностранной организации целенаправленной деятельности по сбору данных.
Получается, что GDPR является более продвинутой версией 152-ФЗ, позволяя привлекать к ответственности за утечку персональных данных даже те компании, которые не являются резидентами ЕС, но имеют доступ к информации граждан Европейского союза.
«Таким образом, в настоящий момент GDPR представляет собой более совершенный инструмент по привлечению иностранных компаний к ответственности за нарушение национальных требований к обработке персональных данных, так как в нем изначально отсутствует ограничение сферы действия только по национальному принципу (месту инкорпорации компании). Хотя по ряду оснований по 152-ФЗ иностранная компания также может быть привлечена к ответственности за нарушение правил (например, при неисполнении требований о локализации данных), тем не менее 152-ФЗ не предоставляет такого гибкого инструментария субъектам ПД по привлечению иностранных компаний, обрабатывающих их данные за рубежом, к ответственности на территории Российской Федерации», — заключил собеседник «Газеты.Ru».
Что же касается ситуации в США, то защита персональных данных пользователей регулируется отдельными отраслями. Специального федерального закона о ПД на территории страны не существует — его заменяют локальные нормативные акты, зачастую действующие на территории отдельных штатов, и узкоспециальные законы.
Часть работы по защите ПД берет на себя Федеральная торговая комиссия (FTC) США, которая следит за соблюдением ряда законов и соглашений. Так, например, именно FTC оштрафовала социальную сеть Facebook на $5 млрд за скандал с Cambridge Analytica, который привел к утечке личной информации 87 млн пользователей, не дававших согласия на ее использование.
Отсутствие универсального закона по защите ПД в США является существенной проблемой для страны, на чьей территории расположена Кремниевая долина, являющаяся средоточием крупнейших IT-компаний. За принятие в Америке аналога GDPR выступают как законодатели, так и сами резиденты Долины — например, Microsoft и Apple.
В 2018 году Калифорния приняла закон о приватности данных потребителей (California Consumer Privacy Act, или CCPA), который повторяет некоторые принципы GDPR. Этот закон должен вступить в силу уже в 2020 году. Некоторые представители IT-индустрии поддержали инициативу, назвав ее важным шагом на пути к единому федеральному закону по защите персональных данных.
Вас также может заинтересовать