USD/RUB 76.28
EUR/RUB 90.94
EUR/USD 1.1923
11.11.2020, среда, 12:15
 

Историк рассказал, как Варшава ретуширует события кануна Второй мировой

Освобождение Польши от немецко-фашистских захватчиков. Жители города Познань приветствуют советских воинов-освободителей - РИА Новости, 1920, 11.11.2020
© РИА Новости
Официальные польские историки в последние годы применяют новую трактовку событий, предшествовавших началу Второй мировой войны, и, используя лукавые формулировки по принципу двойных стандартов, пытаются снять с Польши вину в возникновении кризиса в Европе, в итоге приведшего ко Второй мировой войне, заявил РИА Новости историк, кандидат философских наук, доцент Владимир Макаров.
В среду в Польше отмечается День независимости.
"В истории Польши было много как героических, так и трагических событий. Неприглядными были действия Варшавы в канун Второй мировой войны, которые сейчас власти Польши хотят заретушировать. Однако их нынешнее отношение к собственной истории нельзя проецировать на все население Польши ", - сказал Макаров.
"Неслучайно же Уинстон Черчилль в своей книге "Вторая мировая война" применительно к Мюнхенскому сговору 1938 года дословно говорил о поляках так: "Нужно считать тайной и трагедией европейской истории тот факт, что народ, способный на любой героизм, отдельные представители которого талантливы, доблестны, обаятельны, постоянно проявляет такие огромные недостатки почти во всех аспектах своей государственной жизни. Слава в периоды мятежей и горя, гнусность и позор в периоды триумфа. Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! И все же всегда существовали две Польши: одна из них боролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости", - напомнил историк.
В январе нынешнего года польский сейм принял резолюцию, в которой вина за начало Второй мировой войны в равной степени возлагается как на Германию, так и на Советский Союз, а советские войска, освобождавшие Польшу в 1944–1945 годах, признаются оккупационными силами. Однако есть множество исторических документов, доказывающих, что СССР не только не устанавливал в Польше свои порядки, но и помогал возрождению этой страны на основе ее культуры и традиций.
Власти России не раз заявляли, что некоторые европейские страны пытаются переписать историю. Президент России Владимир Путин заявил в середине декабря 2019 года, что они, в частности Польша, вступили в сговор с нацистской Германией, в распоряжении России есть документы, как они вели переговоры. По мнению российских политиков, эту часть своей истории Европа не готова признавать. Путин заявил, что Российская Федерация обязана обеспечить сохранение правды о Великой Отечественной войне и противостоять попыткам фальсификации ее истории.

"Новый взгляд" Варшавы

"Я хотел бы отметить новые "нотки" в недавних работах польских историков, касавшихся трактовки событий накануне Второй мировой войны", – сказал Макаров. Далее он разобрал примеры таких публикаций.
По его словам, стоит обратить внимание на подход современных официальных историков в Польше к трактовке предвоенного периода: в них практически отсутствуют упоминания о той роли, которую сыграла Польша в период Судетского кризиса.
После заключения 30 сентября 1938 года Великобританией, Францией, Италией и Германией Мюнхенского соглашения (зачастую называемого Мюнхенским сговором) состоялся раздел Чехословакии. В нем принимали участие Германия, Польша и Венгрия. Германия отхватила Судетскую область, Польша же с молчаливого согласия Берлина оккупировала Тешинскую область. "Мюнхенский сговор", по мнению профессиональных историков в разных странах, стал событием, после которого глобальная война оказалась неотвратима.
"Между тем факты неопровержимо свидетельствуют о том, что польские правители в конце 1930-х годов, совместно с Третьим рейхом, подталкивали Европу к новому мировому конфликту. Но это, однако, не останавливает официальных польских историков, которые упорно называют Польшу "первой жертвой" Второй мировой войны", - отметил Макаров.
По его словам, у польских историков просматривается странная логика: если Польша вместе с Германией активно участвовала в грабеже суверенной Чехословакии, то "помощь" союзников, связанных с ней договорами, была не нужна. Если же сама Польша была атакована Германией в сентябре 1939 года, то союзники должны были помешать Сталину захватить половину территории польского государства.
Буквально несколько месяцев назад польское издание Onet опубликовало интервью с историком, сотрудником Варшавского университета Петром Маевским, рассказал Макаров. В той беседе Маевский не называл Польшу союзницей гитлеровской Германии, однако признал, что на Варшаве висел ярлык негласного партнера Третьего рейха после заключенного в 1934 "пакта Гитлера–Пилсудского".
Как отмечал Маевский в интервью Onet, министр иностранных дел Польши Юзеф Бек тогда впутал Варшаву в очень опасную игру. Также, по словам Маевского, все представители польского властного истеблишмента во главе с маршалом Рыдз-Смиглы предполагали, что в случае нападения Третьего рейха Чехословакия защищаться не станет, а если при таком развитии событий поляки выступят на ее стороне, им придется в одиночку вести войну с Гитлером.
"Критика политики "равноудаленности" (сейчас польские историки выражаются яснее, говоря о политике "двух врагов", то есть Германии и СССР) к Берлину и Москве – это новая позиция польских историков", – сказал Макаров. "Как это Польше пришлось бы воевать "в одиночку"? А разве СССР не просил поляков пропустить Красную Армию через свою территорию на помощь чехам? В этом эпизоде польский историк кривит душой", – добавил он.
Маевский в интервью Onet также говорил, что наверняка у Варшавы в 1938 году были возможности для маневра. Польше следовало не отбивать у чехов желание решительно обороняться, а всеми силами подталкивать их к войне, указывал Маевский. По его словам, возможно, это звучит не очень красиво, но Польша была заинтересована в том, чтобы первой жертвой немецкой агрессии оказалась не она сама, а Чехословакия. А на вопрос о захвате Польшей в 1938 году западной части Тешинской Силезии, входившей в состав Чехословакии, Маевский ответил, что в стратегическом плане это мало что давало, и что "это был более чем невежливый шаг".
"Назвать захват Тешинской Силезии "более чем невежливым шагом" – также новое слово в оценке поляками этого эпизода предвоенной истории", – прокомментировал Макаров.

Лукавый подход

Макаров также рассказал, что в начале нынешнего года директор Польского института международных отношений Славомир Дембский в своей большой статье в издании "Новая Польша" обрисовал позицию польских историков по вопросу Тешинской Силезии. Как указывал Дембский, в отношении проблемы судетских немцев Польша с 1937 года придерживалась позиции, что в случае каких-либо изменений правового положения немцев в Чехословакии польское меньшинство (проживающее, главным образом, в Заользье) никак не должно подвергаться дискриминации, то есть должно получить те же права, что и немецкое. При этом Варшава подчеркивала, что самостоятельно не проявит никакой инициативы в этом направлении. По словам Дембского, с этой позицией согласились все страны, вовлеченные в проблему судетских немцев, в том числе Чехословакия.
Согласование этой политической формулы привело к тому, что когда в сентябре 1938 года в Мюнхене договорились об изменении границ Чехословакии и включении Судет в состав Германии, "это автоматически открыло путь к территориальным изменениям в отношении Тешинской Силезии", писал Дембский.
"Как это понимать – "автоматически"? Разве Польша объявила войну Чехословакии? Нет. Но разве оккупация Тешинской Силезии не была со стороны Польши актом агрессии, или, говоря словами автора статьи, просто "аннексией территорий"? – сказал Макаров.
"Заметим, что Польша, введя свои войска в Тешинскую Силезию, "автоматически" произвела "территориальные изменения" в Чехословакии в момент, когда та страна еще не перестала существовать, и ее правительство никуда не сбежало из Праги", – добавил он.
По словам собеседника агентства, здесь напрашивается "более чем уместная аналогия" с последующими событиями осени 1939 года. "17 сентября 1939 года части Красной Армии вступили на территории Западной Белоруссии и Западной Украины, когда Польша как государство уже перестала существовать, так как его правительство в полном составе трусливо сбежало в Румынию. Если следовать "логике" Славомира Дембского, тогда в чем упрекать Советский Союз?" - сказал Макаров.
"Применяя подход Дембского, получается, что СССР тоже "автоматически" произвел "территориальные изменения" в Польше. Но если так, то давайте теперь придерживаться этой новой польской трактовки событий 1939 года", – добавил собеседник агентства.
В своей статье Дембский приводил слова экс-президента Польши Леха Качиньского, который в 2009 году сказал, что "присоединение Польши к разделу, во всяком случае, к территориальному ограничению тогдашней Чехословакии, было не только ошибкой, это было грехом".
"Какую "милую" формулировку нашел ныне покойный пан Лех Качиньский – "к территориальному ограничению"! Тогда как прекрасно бы звучало для польского уха: "СССР в 1939 году присоединился к территориальному ограничению Польши!" – отметил Макаров.
По его словам, "официальные польские историки, исповедуя принципы двойных стандартов, стараются лукаво прикрыть нелицеприятные для Варшавы факты, но все их попытки не выдерживают критики и опровергаются документами".
Изучение публикаций, выходивших в польской прессе весной 1939 года, показывают, что местные здравомыслящие политики стали тогда задумываться о пагубности внешнеполитической линии, проводимой Юзефом Беком, отметил Макаров. Аннексию Чехословакии они называли событием, имевшим грозное историческое значение в первую очередь для Польши, которая оказалась окружена Германией с севера, юга и запада, и "очутились в пасти, аппетит которой безграничен", добавил он.
"Но, следуя в 1930-х годах в фарватере гитлеровской политики, власти тогдашней Польши в итоге пришли к закономерному финалу. Помогая Гитлеру развязать Вторую мировую войну, они ввергли страну в очередную катастрофу. А освободил Польшу от нацистского ига Советский Союз, руководимый Сталиным. И за освобождение Польши от нацистов свои жизни отдали более 600 тысяч бойцов и командиров Красной Армии, памятники которым методично уничтожают по всей Польше. Но об этом политики в современной Польше предпочитают не вспоминать", – подчеркнул Макаров.
Вас также может заинтересовать