USD/RUB 63.74
EUR/RUB 70.72
EUR/USD 1.1096
04.12.2019, среда, 10:25
 

США борются за суверенизацию интернета. И побеждают

Работа сотрудника дата-центра
© AFP 2019 / Martin Bureau
По мнению ФБР, абсолютно все разработанные в России мобильные приложения могут нести "потенциальную контрразведывательную угрозу". Поводом для заявления стало обращение лидера демократов в американском сенате Чака Шумера, который еще несколько месяцев назад выразил обеспокоенность из-за очень популярного в этом году приложения-фоторедактора FaceApp, созданного российской Wireless Lab.
К такому выводу ФБР пришло, основываясь на типе данных, собираемых приложением, пользовательском соглашении и "законных механизмах, доступных российским властям для получения соответствующей информации на территории России".
© AFP 2019 / Kirill Kudryavtsev
Приложение FaceApp
Разумеется, никакие клятвенные заверения представителей компании, что собираемые личные данные пользователей никуда дальше не передаются, обработка фотографий идет по большей части в "облаке", откуда они удаляются спустя 48 часов, в расчет американцами не принимаются. Не хватало еще верить русским.
В то же время в ведущейся Штатами и все больше набирающей обороты цифровой и интернет-войне российский "фронт" далеко не приоритетный. По сравнению с их накатом на Китай и Huawei атаки на отечественный IT-сектор выглядят относительно мягкими.
Даже с французами ситуация в данный момент более острая. В обнародованном два дня назад заявлении торгового представителя США констатируется, что Париж проводит дискриминационную политику в отношении американских цифровых компаний. В ответ на это Вашингтон может ввести пошлины по ставке 100 процентов на французские товары объемом до 2,4 миллиарда долларов. Камнем преткновения выступает так называемый налог на Google, закон о котором парламент Франции принял летом.
Кстати, аналогичные расследования американцы инициировали в отношении еще трех стран — Австрии, Италии и Турции.
Власти Франции не остались в долгу. Министр экономики и финансов заявил, что проект американских санкций недопустим, и заверил в готовности ЕС дать "сильный ответ" в случае их введения.
Обращает на себя внимание то, что Париж, будучи одним из лидеров Евросоюза, намерен использовать его мощь для защиты своих национальных интересов в возможной торговой войне с Вашингтоном. Любопытно: а могли бы, например, Лиссабон, Братислава или другие столицы "второго эшелона" в ЕС рассчитывать на аналогичный подход, если бы рискнули бросить вызов Штатам? В этом, конечно, есть серьезные сомнения. Тем не менее даже готовность ведущих государств Европы к противостоянию с США в столь специфической сфере, как IT, можно считать очень серьезным звоночком.
Интернет всегда воплощал в себе квинтэссенцию Запада как системы, где сочетались политические свободы и демократия, экономическая эффективность и достижения прогресса. На любые ограничения в интернете не только автоматически навешивались ярлыки авторитаризма (а то и тоталитаризма), они высмеивались как проявления глубокой экономической и технологической отсталости, что нашло свое выражение в шутках про "двадцать восемь сайтов северокорейского интернета".
Шутки те давно утратили актуальность, поскольку суверенизацией собственной интернет-зоны ныне занимаются многие страны, включая "патентованно демократические".
Прямо сейчас специалисты оценивают эффективность, плюсы и минусы совсем свежего опыта Ирана, где в ноябре во время массовых беспорядков в течение недели была отключена глобальная сеть. Национальная экономика, по оценкам властей, понесла ущерб в 10,8 триллиона риалов (около 90 миллионов долларов). Граждане, понятное дело, не пришли в восторг от того, что их лишили возможности пользоваться привычными ресурсами, включая мессенджеры. Но жизненно важные для функционирования страны сервисы, в том числе банковские, и местные сайты продолжали работать.
Новости о суверенизации Рунета также приходят практически в ежедневном режиме. В понедельник Владимир Путин подписал законы об ужесточении наказания за нарушение требований хранения персональных данных и об обязательной предустановке отечественного программного обеспечения на продаваемые гаджеты.
Причем Кремль назвал данные шаги "антимонопольной деятельностью" в ответ на обвинения, что Россия тем самым "отгораживается в интернете".
По существу, это ответ американцам, четко разграничивающим осуждающую аргументацию политики суверенизации в зависимости от собственного отношения к государственно-политической системе той или иной страны. В адрес России (как и Китая с Ираном) звучат в основном политические обвинения в недемократичности, а французам достается по экономической линии, поскольку те преследуют "прекрасные американские технологические компании" (в формулировке Дональда Трампа).
По мнению же Москвы, Россия не более чем просто защищает прекрасные отечественные технологические компании от недобросовестной конкуренции со стороны иностранных фирм.
Проблема Соединенных Штатов в сложившейся ситуации заключается в том, что они пытаются одновременно решить две задачи: удержать привычные для себя рычаги контроля над глобальной сетью и ослабить слишком уж набравших силу в этой традиционной системе зарубежных конкурентов. И неважно, идет ли речь о китайском IT-гиганте, российском разработчике систем защиты от киберугроз или развлекательном приложении "неправильного" происхождения.
Беда в том, что эти задачи противоречат друг другу, требуя принципиально разных подходов. А их одномоментное применение, разумеется, снижает общую результативность. Ну а параллельное ведение "боевых действий" по десятку направлений только сильнее распыляет силы США, обеспечивая прямо противоположный желаемому эффект.
Впрочем, за суверенитет американской зоны интернета можно явно не опасаться, так что заокеанским властям есть что записать себе в актив.
Вас также может заинтересовать