USD/RUB 75.66
EUR/RUB 91.61
EUR/USD 1.2109
27.11.2020, пятница, 14:00
 

В МИД прокомментировали реакцию Варшавы на запрос о разговоре Качиньских

Здание Министерства иностранных дел РФ на Смоленской-Сенной площади в Москве. - РИА Новости, 1920, 27.11.2020
© РИА Новости / Наталья Селиверстова
Москва удивлена реакцией Варшавы на запрос РФ о разговоре президента Польши Леха Качиньского с братом Ярославом перед катастрофой под Смоленском в 2010 году и ждёт ответ от Польши на свой запрос, заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.
Ранее Россия запросила у Польши стенограмму телефонного разговора, который президент Качиньский провел с братом прямо перед катастрофой в Смоленске. О факте такого разговора ранее написали польские СМИ: по их данным, Качиньский говорил с братом по спутниковому телефону незадолго до гибели, причем "затрагивался один из аспектов осуществления полета". Запись разговора включена в материалы польского уголовного дела.
Информацию о наличии стенограммы РИА Новости подтвердил один из участников расследования авиакатастрофы, проходившего в Польше. Он уточнил, что разговор состоялся "незадолго до того, как самолет разбился при посадке в Смоленске". При этом собеседник агентства отказался обсуждать содержание разговора.
"Я хотела бы выразить недоумение столь неадекватной реакцией Варшавы. Возможно, дело в том, что данный сюжет не укладывается в раскручиваемую в Польше на протяжении нескольких лет конспирологическую версию причин катастрофы, которая противоречит фактам, которые были отражены в соответствующих докладах Межгосударственного авиационного комитета и польской комиссии по расследованию авиационных происшествий государственной авиации", - сказала Захарова на брифинге.
"Как представляется, польская сторона должна внимательно отнестись к информации о наличии нового доказательного материала, который может иметь существенное значение для следствия. Генеральная прокуратура России ожидает ответа на свой запрос официальным порядком, а не сообщений в польской прессе", - подчеркнула она.
Как заявил ранее Gazeta Wyborcza бывший польский судья Войчех Лончевский, возобновлявший расследование катастрофы, если бы общественность узнала о содержании разговора Качиньских, то "совершенно иначе оценила бы происходившее после 10 апреля 2010 года". По его утверждению, стенограмма стала ему известна "из совершенно секретных материалов" и позволяет "сформировать представление, на что способен Ярослав Качиньский". Эти документы, как считает бывший судья, случайно приобщили к материалам польского уголовного дела. До настоящего момента они не предавались огласке.
Польский "борт №1" Ту-154 потерпел крушение при заходе на посадку в аэропорту "Смоленск-Северный" 10 апреля 2010 года. Погибли 96 человек, в том числе глава государства Лех Качиньский с женой, известные политики и военные деятели. Через год после трагедии Межгосударственный авиационный комитет (МАК) объявил по итогам расследования, что непосредственной причиной крушения стало решение экипажа не уходить на запасной аэродром в условиях тумана, а системными причинами - недостатки в подготовке летчиков президентского отряда.
Первая польская комиссия под руководством экс-главы МВД Ежи Миллера пришла к аналогичным выводам, назвав причиной катастрофы снижение самолета ниже дозволенного минимума в условиях тумана. Нынешние власти Польши не согласились с отчетом МАК и выводами комиссии Миллера и решили создать вторую комиссию, которая уже несколько лет не может завершить работу и представить отчет.
Таким образом, десять лет спустя после катастрофы власти Польши рассматривают "альтернативные" версии случившегося, в том числе умышленные действия российских диспетчеров и взрывчатку, якобы заложенную на самолет в России. Власти РФ эти гипотезы категорически отвергают.
В сентябре этого года стало известно, что Генпрокуратура Польши собирается объявить в международный розыск авиадиспетчеров, работавших в тот день на аэродроме Смоленска. МИД РФ расценил это как политический спектакль и травлю. СК РФ сообщал, что во всем помогает польским коллегам в расследовании этого ЧП: с момента катастрофы те более десяти раз осматривали обломки лайнера, которые сейчас хранятся в России как вещдоки по уголовному делу.
Вас также может заинтересовать